Отмена назначения нового главы Генерального штаба армии Израиля

Период в конце 2010 – начале 2011 гг. стал временем смены сразу трех ключевых фигур в израильских силовых структурах: в ноябре 2010 года было объявлено имя нового главы Службы внешней разведки «Моссад» (на место занимавшего этот пост с 2002 года Меира Дагана пришел Тамир Пардо); 16 января 2011 года правительство проголосовало за назначение Йоханана Данино на пост генерального инспектора полиции (занимающий этот пост с мая 2007 года Дуди Коэн вскоре уходит в отставку); а в середине февраля походит к концу и каденция начальника Генерального штаба ЦАХАЛа Габи Ашкенази. Сам по себе факт практически одновременной смены руководителей трех из четырех основных силовых структур (на занимаемой должности уже шесть лет остается лишь руководитель Службы общей безопасности Юваль Дискин, но и он вскоре может быть заменен) является важным событием, которое становится тем более значимым, если принять во внимание ту неопределенность, которая связана с именем нового главы Генерального штаба армии.

Каденция Габи Ашкенази, назначенного на пост начальника Генерального штаба в 2007 году, должна закончиться 14 февраля 2011 года. Министр обороны Эхуд Барак начал процесс отбора кандидатов на высшую должность в вооруженных силах еще в начале августа 2010 года. Четырьмя наиболее вероятными претендентами на место Габи Ашкенази были тогдашний командующий Южным военным округом Йоав Галант, командующий Северным военным округом Гади Айзенкот, командующий Центральным военным округом Ави Мизрахи и заместитель начальника Генштаба Бени Ганц.

Вокруг имени Йоава Галанта, считавшегося фаворитом среди вышеуказанных кандидатов, практически сразу возник скандал: уже 6 августа 2010 года второй канал израильского телевидения обнародовал документ, в котором шла речь о стратегии ведения кампании по «созданию негативного образа» соперника Й. Галанта Бени Ганца и действующего начальника Генштаба Габи Ашкенази. Данная кампания, как утверждалось, преследовала цель превратить Йоава Галанта в фактически единственного реального претендента на высший пост в армейской иерархии. На время проверки подлинности представленного документа, отпечатанного на фирменном бланке одного из ведущих PR-агентств страны, возглавляемого Эялем Арадом, процесс консультаций министра обороны с кандидатами на пост начальника Генштаба был приостановлен. Около двух недель спустя, 20 августа 2010 года, юридический советник правительства (он в Израиле по должности возглавляет Государственную прокуратуру) Йехуда Вайнштейн по итогам полицейской проверки, признавшей обнародованный документ поддельным (сам Эяль Арад заявил, что его агентство непричастно к этому, после чего успешно прошел проверку на детекторе лжи), объявил о том, что нет никаких правовых оснований для дальнейшей приостановки процесса отбора кандидатов.

Уже через два дня, 22 августа 2010 года, Эхуд Барак объявил о том, что он предлагает назначить следующим начальником Генштаба Йоава Галанта, который, по словам министра обороны, обладает самым богатым оперативным опытом из всех претендентов. И министр обороны Э. Барак, и премьер-министр Израиля Б. Нетаньяху, комментируя столь раннее решение о кандидатуре нового начальника Генштаба (на тот момент до истечения каденции Габи Ашкенази оставалось целых полгода!), отмечали необходимость скорейшего назначения, дабы обеспечить стабильность передачи власти в высшем эшелоне командования, ибо практически одновременно со сменой главы Генштаба происходит ротация и на остальных ведущих постах: меняются командующие округами, главы отделов Генштаба и т.д. Голосование правительства по кандидатуре Йоава Галанта состоялось 5 сентября 2010 года: большинство членов кабинета высказались в его поддержку, за исключением первого вице-премьера Моше Яалона (который в 2002–2005 гг. сам возглавлял Генштаб) и министра Михаэля Эйтана. Последний, в частности, аргументируя голосование против назначения, указал на публиковавшиеся в прессе сведения о незаконном отчуждении Йоавом Галантом и использовании в личных нуждах участка земли в поселке Амикам, где он проживает.

Именно это обвинение стало поводом к подаче 17 сентября 2010 года «Зеленым движением» во главе с профессором Алоном Талем иска в Верховный суд с требованием приостановить процесс назначения Йоава Галанта начальником Генштаба. Несколько дней спустя суд принял иск к рассмотрению, предоставив, однако, Государственной прокуратуре срок в целый месяц для подачи своего ответа, т.е. не воспринимая иск как срочный или реально значимый, скорее – как один из многих, не имеющих судебных перспектив. В итоге рассмотрение иска была назначено на 30 декабря, однако из-за забастовки сотрудников прокуратуры было отложено до 10 января 2011 года. За эти почти четыре месяца ситуация, однако, существенным образом изменилась, во многом – благодаря многочисленным публикациям в СМИ. В ходе рассмотрения иска по существу суд постановил, что процедура назначения начгенштаба не может быть задержана из-за иска «Зеленого движения», однако было указано, что часть претензий, выдвинутых против Й. Галанта, имеет под собой основание и потому заслуживает дополнительного рассмотрения со стороны властей. Суд указал, что по рекомендации юридического советника правительства вопрос о назначении Й. Галанта может быть пересмотрен.

Решение вопроса о профессиональном будущем Й. Галанта фактически оказалось в руках юридического советника правительства Йехуды Вайнштейна, государственного контролера Михи Линденштрауса и комиссии по высшим назначениям в госсекторе во главе с бывшим судьей Верховного суда Яаковом Тиркелем. Впервые в израильской истории юридические органы вмешались в процесс назначения главы армейского командования. В связи с необходимостью внести ясность в ситуацию, государственный контролер М. Линденштраус начал разбирательство. При этом в ходе проводимых ими проверок ни юридический советник правительства, ни государственный контролер мнения министра обороны или действующего начальника Генерального штаба не запрашивали.

Отчет М. Линденштрауса, который завершил изучение ситуации 27 января 2011 года, содержал в себе неутешительные для новоназначенного, но еще не вступившего в должность начальника Генштаба выводы. Государственный контролер указал, что Й. Галант привел в поданных им в суд и в Земельное управление документах ложную информацию, занял под личные нужды территорию общего пользования и обратился за получением справок, легитимизирующих его притязания, «задним числом». При этом чиновники, занимавшиеся документами, потворствовали Йоаву Галанту и действовали в его интересах вразрез с существующими правилами, чтобы не доставить неудобств «статусному жильцу». Так, Йоав Галант обратился к местным властям поселка Амикам с просьбой выделить ему под строительство дополнительную площадь, поскольку во время постройки дома выяснилось, что ему необходимо пристроить еще 40 квадратных метров. При этом в эту просьбу Галант внес участок, который он уже застроил, не имея на это никакого права. Таким образом, речь идет о попытке легализовать незаконный захват территории под застройку ретроактивно, – указал госконтролер. По данным отчета, Йоав Галант также незаконно занял не принадлежащую ему территорию площадью 28 дунамов, объяснив, что это было сделано из-за ошибки подрядчика, использовавшего чужую территорию в дополнение к 35 дунамам, находившимся в собственности Й. Галанта. При этом Й. Галант, признав ошибку, в течение четырех лет продолжал пользоваться незаконно захваченной землей. Для подъезда к огромному, по израильским меркам, дому Йоава Галанта была проложена дорога – так же по территории, находящейся в общей собственности всех жителей поселка, и без каких-либо разрешений на ее строительство. Пользоваться дорогой мог только Й. Галант, его семья и гости, автомобильная однополосная дорога вписывалась в «парковый комплекс», который Й. Галант построил на частично не принадлежащей ему земле. При этом основной проблемой, как подчеркивал государственный контролер, является не захват того или иного земельного участка, а лжесвидетельство, как в декларации, переданной Й. Галантом в суд, так и в письме, направленном им в Земельное управление, а также игнорирование требований об освобождении незаконно занятого и используемого участка на протяжении четырех лет. Хотя судья М. Линденштраус не высказал четкого мнения о том, может или нет Й. Галант быть начальником Генштаба, поданный им юридическому советнику правительства отчет фактически решил судьбу карьеры генерала: невозможно было представить себе, что глава Государственной прокуратуры согласится с тем, что подобное пренебрежительное, чтобы не сказать – откровенно наплевательское, отношение к закону может быть приемлемым для того, кто стоит во главе армии, имея при этом весьма широкие полномочия по расследованию деятельности тысяч офицеров и солдат. Казалось самоочевидным, что тот, кто лжет в суде сам, не может требовать

честности от других, а в отсутствие честных и беспристрастных расследований тех или иных инцидентов армия не сможет оптимальным образом выполнять возложенные на нее обязанности. В своем отчете государственный контролер утверждал, что Й. Галант действовал не в соответствии с законом, «а тот, кто занимает столь важную должность [командующего округом] и стремится занять еще более значимый пост, несомненно должен подчиняться законам».

Получив отчет госконтролера, юридический советник правительства Й. Вайнштейн заявил, что не сможет отстаивать оправданность назначения Й. Галанта в Верховном суде в ходе рассмотрения иска, поданного «Зеленым движением», выразив сомнение в том, что с этической точки зрения Й. Галант подходит на пост начальника Генерального штаба. В этой ситуации перед министром обороны Эхудом Бараком, наиболее активно лоббировавшим назначение Йоава Галанта, были открыты три возможности.

Во-первых (и такие прецеденты уже бывали в прошлом, хотя и выглядели, очевидно, не очень красиво), правительство и/или министр обороны могли частным образом нанять другого юриста, который бы отстаивал в суде тезис о том, что назначение Й. Галанта не является «нелогичным в крайней степени», ибо только в случае, если суд признает то или иное решение «нелогичным в крайней степени», он имеет право вмешаться и отменить его; какими бы активными ни были суды, сами они не назначают командующих армиями. Профессиональная военная биография Йоава Галанта, очевидным образом, делала его назначение оправданным, и даже если бы суд пришел к выводу, что решение правительства о его назначении на пост начгенштаба не является бесспорным, он бы не смог отменить его, если бы не признал его «нелогичным в крайней степени». Сложно сказать, привела ли бы эта стратегия к успеху, или же, напротив, к еще большему скандалу; в любом случае, по этому пути Э. Барак и Б. Нетанияху не пошли.

Во-вторых, можно было передать материалы госконтролера, вместе с остальными документами, в комиссию по высшим назначениям в госсекторе во главе с отставным судьей Я. Тиркелем, однажды уже утвердившей (перед голосованием в правительстве) кандидатуру Й. Галанта в качестве профессионально пригодной к занятию поста начальника Генштаба. В случае его повторного утверждения после изучения всего комплекса релевантных документов едва ли Верховный суд признал бы принятое решение «нелогичным в крайней степени». С другой стороны, комиссия Я. Тиркеля могла как раз признать это назначение невозможным, что стало бы ударом по министру обороны и главе правительства, которые выглядели бы как люди, не обладающими способностями подобрать адекватного командующего армией.

Взвесив возможные риски, Э. Барак и Б. Нетаньяху приняли решение пойти третьим путем: отказаться от борьбы за Й. Галанта. 2 февраля их канцелярии опубликовали следующее совместное заявление: «В свете сложившейся после выводов юридического советника ситуации премьер-министр и министр обороны не видят иного выхода, кроме как отменить назначение [Йоава Галанта] и начать процесс подбора кандидатов заново».

Данное решение примечательно по ряду причин. Прежде всего, юридические структуры впервые в истории страны сорвали вступление в должность предложенного министром обороны и утвержденного правительством начальника Генштаба. Во-вторых, в том же правительственном заявлении говорилось, что после ухода Габи Ашкенази (продлевать его каденцию Эхуд Барак категорически отказался) и вплоть до завершения повторного процесса отбора и назначения нового главы Генерального штаба, исполняющим обязанности главнокомандующего должен был стать генерал Яир Наве, с 25 ноября 2010 года работающий на посту заместителя начгенштаба. Однако юридический советник правительства вмешался вновь, отметив, что законодательство не предусматривает возможности назначения «временного исполняющего обязанности начальника Генерального штаба». При этом неоднозначную реакцию в обществе вызвала личность предполагаемого исполняющего обязанности главы Генштаба: никогда в истории Государства Израиль во главе армии не стоял религиозный человек, и многие считали, что изменение этого статус-кво требовало серьезного обсуждения, невозможного в ситуации аврального утверждения «с сегодня на завтра».

В результате Э. Барак и Б. Нетаньяху вновь изменили свое решение, прежде всего, из-за нежелания ввязываться в противостояние с юридическими инстанциями, взяв курс на скорейшее назначение нового главы Генштаба. 6 февраля 2011 года Эхуд Барак предложил кандидатуру Бени Ганца, занимавшего вплоть до ноября 2010 года пост заместителя начальника Генерального штаба и еще в августе бывшего основным конкурентом Йоава Галанта. Сразу после обнародования этой информации Йоав Галант предпринял попытку повлиять на ход событий, подав иск в Верховный суд с требованием заморозить процесс назначения Б. Ганца. Й. Галант утверждал, что во время проверки, осуществленной государственным контролером и приведшей в результате к тому, что правительство аннулировало решение назначить его новым главой Генштаба, были допущены нарушения, а сам госконтролер превысил свои полномочия. Однако в ходе рассмотрения иска судьи Верховного суда дали понять Й. Галанту, что он будет отклонен, вследствие чего Й. Галант принял решение отозвать его и прекратить борьбу.

На данный момент решение о назначении Бени Ганца еще нуждается в одобрении Комиссии по назначениям, а затем в утверждении правительством Израиля, однако, с определенной долей осторожности можно предположить, что в ближайшие дни именно он станет двадцатым главой Генерального штаба ЦАХАЛа. Некоторые члены правительства настаивают на том, что оптимальным в сложившейся ситуации было бы продление на пятый год полномочий нынешнего командующего, Габи Ашкенази, назначенного на этот пост прежним премьером Эхудом Ольмертом и прежним министром обороны Амиром Перецем. Представляется, однако, что Эхуд Барак, который ждет – не дождется окончания каденции Габи Ашкенази, сможет добиться своего, прежде всего, в связи с нежеланием премьер-министра Биньямина Нетаньяху конфликтовать с ним по поводу кадровых назначений в армии. Понимая, что Э. Барак и так сильно уязвлен тем, что его протеже – впервые в истории Израиля – будучи назначенным, так и не смог вступить в должность, Б. Нетаньяху очевидно не будет унижать министра обороны, мнение которого в данном вопросе, по всей видимости, станет решающим, и едва ли юридические инстанции вмешаются в этот процесс второй раз, пусть даже «зеленые» и обвиняют генерала Б. Ганца в тех же правонарушениях, что и Й. Галанта: якобы в период с 1994 по 2010 год он незаконно занял территорию, прилегающую к его дому в Рош а’Айн, и использовал ее под личный сад, выстроив к тому же на общественной земле балкон, не имея на то соответствующих разрешений. Осмелимся предположить, что в условиях, когда начальник Генерального штаба должен смениться через неделю, правами собственности на землю под балконом дома основного кандидата на этот пост никто уже заниматься не будет. Назначив Йоава Гланта за полгода до его вступления в должность, Эхуд Барак, как оказалось, сослужил ему очень плохую службу. Сейчас же времени на обсуждение вопросов, не имеющих прямого отношения к профессиональной деятельности начгенштаба, не осталось совсем.

49.84MB | MySQL:112 | 0,733sec