Перспективы присутствия миссии ООН в Судане

Прошедший референдум о независимости Южного Судана фактически подвел черту под очень важным прецедентом в новейшей истории Африки по мирному и цивилизованному разделению некогда единой страны. Естественно, что остаются опасения в отношении возможных вооруженных рецидивов в связи с обсуждением спорных вопросов, например, будущего статуса Абъея или демаркации границ. Мы уже указывали на наш оптимизм в этом вопросе, полагая, что единая система добычи и экспорта углеводородов является лучшей гарантией от всякого рода войн. Тем не менее, настроения на Западе в отношении возможных военных провокаций со стороны Хартума остаются. Отсюда и опасения в европейских столицах по поводу того, что спутниковая съемка якобы зафиксировала концентрацию в Южном Кордофане 50 тыс. военнослужащих суданской армии. Надо успокоиться, хотя бы потому, что суданские вооруженные силы представляют собой сейчас очень печальную картину и просто физически не в состоянии выставить такое количество войск в этом штате.

В данном случае опасаться видимо надо, не крупномасштабной войны в том понимании, которое в нее обычно вкладывается, а возможного стимулирования обеими сторонами внутренней нестабильности друг у друга путем поощрения различного рода повстанцев. В Южном Судане – это, безусловно, мятежный генерал Д.Атор, который довольно успешно сейчас отражает атаки Суданской народно-освободительной армии (СНОД). В Дарфуре – все повстанческие группы (ДСР, СОД-Нура, СОД-Минави и отколовшиеся отряды ДОС), которые нашли своего спонсора в лице южносуданского руководства. Все это накладывается на традиционные стычки между кочевниками-миссерия и африканским племенами динка-нгок за место на пастбищах и у источников воды.

Сразу отметим, что в настоящее время и Хартум, и Джуба тупо, видимо в эйфории от прошедшего референдума, пытаются решить проблему убеждения своих оппонентов чисто военными путями, обвиняя друг друга в провокационных действиях. Должно пройти какое-то время для того, что бы руководители осознали факт того, что корень решения этих вопросов лежит в сфере диалога и консенсуса. Воевать с таким уровнем вооруженных сил и умением это делать стороны просто не в состоянии, что собственно и доказал весь ход событий до нынешнего момента.

Но пока такая опасность существует, международному сообществу необходимо озаботиться налаживанием эффективной модели мониторинга ситуации на границе этих двух государств. Речь здесь идет, прежде всего, о трансформации миссий ООН (ЮНАМИД и ЮНАМИС). Миссия ЮНАМИС, мандат которой заканчивается официально с окончанием сроков переходного периода (9 июля с.г.), фактически в полном составе перебирается в Южный Судан. Помимо чисто гуманитарного крыла (а вместе с ней уходит из Северного Судана и все НПО), в будущие обязанности миротворцев будет входить и мониторинг ситуации на границе между Югом и Севером. При этом создается очень неприятная для Хартума ситуация, когда «его» сторона, которая примыкает к границе, остается без международного контроля. В этой ситуации северосуданцев очень легко будет обвинить «во всех смертных грехах» в случае возникновения вооруженных инцидентов. При этом надо учитывать, что любая миссия ООН, несмотря на свою «беспристрастность», в любом случае будет прислушиваться к мнению «принимающей стороны» по поводу того или иного события.

Выход из этой ситуации видится только один. Это расширение мандата миссии ЮНАМИД с переводом ее штаба в Хартум и созданием специального подразделения со своим авиакрылом по мониторингу ситуации на границе с северной стороны. Естественно, что речь не идет о перекрытии всего периметра границы, а только о создании мобильных групп численностью до 250 человек общей численности. Такая идея аккуратно проталкивается сейчас руководителем миссии ЮНАМИД И.Гамбари и полностью поддерживается руководством Афросоюза, которое вообще ставит вопрос об изменении мандата миссии с упором на гуманитарный аспект. Этот тезис вообще популярен в руководстве этой региональной организации. Там считают, что необходим «свежий взгляд» институт миротворчества под эгидой ООН. Он должен стать более «социально ориентирован». Идея интересная, так как серьезно расширяет экономическую составляющую миссии, при этом оставляя ее фактически под руководством Афросоюза с учетом статуса «гибридной». Плюсы такого решения в штаб-квартире ООН уже сумели оценить. Штаб-квартира регулярно тратит огромные средства для финансирования нужд миссии, но при этом всякий раз натыкается на гневную отповедь руководства Афросоюза, если пытается вмешиваться в командование процессом. Представляется в этой связи, что реакция Нью-Йорка на такие предложения будет сдержанной, хотя там осознают всю важность расширения мандата ЮНАМИД. Эта политика «афроцентризма» в действии.

Афросоюз также настроен похоронить формат «катарской инициативы» и перевести его под эгиду той же ЮНАМИД. Это делается как в силу сложных межличностных отношений между Ж.Пингом (председатель Комиссии Афросоюза) и Дж.Бассоле, а также с целью немного остудить катарцев, которые уж очень активно начали разыгрывать карту распространения своего влияния через поддержку Эритреи. При таком развитии событий, очевидно, что архитектор этой идеи «Дарфур-Дарфур», бывший президент ЮАР Т.Мбеки остается не у дел. У него в отличие от структуры ЮНАМИД нет реальных институтов в Дарфуре, через которые он мог бы влиять на процесс переговоров.

Но основной вопрос о будущем ЮНАМИД сейчас лежит в плоскости желания Хартума. Объективно это отвечает его интересам с учетом явно антисуданской направленности у тех же НПО или представителя США в ООН С.Райс. Как один из сильнейших суданских стратегов, эту идею полностью поддерживает губернатор Южного Кордофана М.Харун. Но пока это не совсем понимают в суданском руководстве. Там настаивают на прекращении мандата ЮНАМИС в строго ограниченные сроки, а о расширении мандата ЮНАМИД речи пока вообще не идет. Президент Судана О.аль-Башир по этому вопросу высказался довольно откровенно, сказав, что он не возражает против присутствия в Дарфуре миссии при том условии, что она не будет вмешиваться в действия суданских властей. Расширять зону ее действия он пока не хочет. Дело здесь в том, что в Хартуме опасаются наращивания сил миссии, полагая, что при определенных условиях они могут быть использованы и для ареста самого суданского лидера согласно ордеру МУС. Многое также будет зависеть от позиции США, которые должны выполнить свои обещания по снятию режима санкций уже этим летом. В противном случае, есть все основания полагать, что миссия ЮНАМИД может превратиться в своего рода инструмент для торга.

44.62MB | MySQL:115 | 1,011sec