Ликвидация У. бен Ладена в контексте британо-пакистанских отношений

Операция американского спецназа по уничтожению скрывавшегося в пакистанском городе Абботабад лидера «Аль-Каиды» Усамы бен Ладена вызвала самые разные реакции в мусульманском мире. Многие исламские лидеры, среди которых были замечены, например, официальные лица Саудовской Аравии и Турции, выразили своё удовлетворение в связи с ликвидацией террориста №1, чьи деструктивные планы унесли не одну сотню жизней. Между тем, многие мусульмане до сих пор не могут определиться, кем по отношению к исламу выступал бен Ладен – искажавшим вероучение пророка Мухаммеда отступником или святым воином и едва ли не новым пророком? Последнее заблуждение активно культивируют влиятельные в мусульманском мире движения «Братья-мусульмане» и ХАМАС, осудившие уничтожение лидера международного исламизма. ХАМАС же и вовсе открыто продекларировал «святость» Усамы.

Однако первые дни после спецоперации армии США в Абботабаде показали, что самой плодотворной почвой, где могут прорости (что, судя по всему, уже происходит) семена нездорового культа поклонения бен Ладену являются крайне невежественные в вопросах ислама жители Исламской Республики Пакистан. Для практикующих убийства своих родственников (преимущественно женщин) ради поддержания чести семьи и ошибочно принимающих анахронизмы родоплеменной культуры за постулаты ислама пакистанцев Усама стал святым и мучеником уже в день своей смерти. А, возможно, и задолго до неё. Таким образом, безосновательно считающие себя мусульманами люди нашли себе героя среди тех, кто разрушает истинные основы вероучения, столетия назад заложенные пророком Мухаммедом.

Массовые демонстрации, осуждавшие убийство лидера «Аль-Каиды» и вторжение армии США на территорию Пакистана начались через несколько дней после того, как стало известно о том, что смерть бен Ладена – свершившийся факт. Характерно, что одной из главных движущих сил таких выступлений стали племена Южного Вазиристана – носители менталитета, состоящего из гремучей смеси псевдоисламских постулатов, древних верований и традиций родоплеменных отношений. Смесь эта чаще всего порождает исключительно агрессию и насилие в отношении тех, кто не разделяет подобный образ жизни и мыслей. Массовые демонстрации прошли во вторник, 10 мая, в ходе которых племенные лидеры призвали к отмщению за убийство террориста №1. Ранее, в понедельник 9 мая, протестный марш в городе Вана, центре Южного Вазиристана, организовала одна из фракций движения «Талибан», лидером которой является Мулла Назир. По свидетельствам очевидцев, в демонстрации приняло участие более 500 представителей племён, религиозных деятелей, боевиков «Талибана» и несколько командиров движения. Протестовавшие также пообещали отомстить США за смерть бен Ладена, называя убитого исламиста «мучеником ислама».

В этих условиях весьма любопытно проследить за тем, как на уничтожение главы «Аль-Каиды» отреагировали мусульманские общины Великобритании. Страны, в которой проживает наибольшее среди государств Запада число выходцев из Пакистана, и которая видит в нём одного из своих главных союзников в мусульманском мире. В середине ХХ века иммигранты с нынешней территории Пакистана привезли с собой в Соединённое Королевство все те предрассудки и заблуждения в отношении ислама, о которых упоминалось выше. Поэтому не удивительно, что с некоторых пор убийства чести стали ещё одной головной болью для правоохранительных органов Великобритании, а в некоторых местах страны (например, в сегрегированных кварталах Лондона или Бирмингема) можно наткнуться на эдакие Пакистаны в миниатюре.

«Новость о том, что Усама бен Ладен мёртв принесёт огромное облегчение людям по всему земному шару. Бен Ладен был в ответе за худшие террористические зверства, которые когда-либо видел мир: теракты 11 сентября в Нью-Йорке и другие атаки, стоившие жизни тысячам человек, многими из которых были британцы. Это большой успех, что он был найден и отныне не сможет продолжить свою кампанию глобального террора», — так прокомментировал известие о ликвидации лидера исламистов британский премьер-министр Дэвид Кэмерон. Ему вторил и Мусульманский совет Великобритании. Эта организация, претендующая на то, чтобы представлять интересы всех мусульман Соединённого Королевства, в прошлом бывала замечена в связях с весьма сомнительными личностями и нередко открыто выступала против тех или иных заявлений властей страны. Однако на этот раз руководители МСВ высказались в отношении уничтожения бен Ладена даже ещё более жёстко, чем премьер-министр, чётко проведя границу между террористом №1 и истинными мусульманами. «Мало кто скорбит о смерти Усамы бен Ладена и мусульмане будут делать это в последнюю очередь. Множество мусульман с сожалением вспоминают те десять лет, в течение которых наша вера и наше сообщество воспринимались через призму терроризма и проблем безопасности. МСВ последовательно выступал против терроризма и насилия и продолжит это делать. Экстремизм бен Ладена стал причиной гибели большого числа людей, включая множество мусульман по всему миру. Действия возглавлявшегося им движения, не имевшие под собой никакой основы в исламе, привели к невыразимым страданиям и развязыванию несправедливых войн», — говорится в заявлении генерального секретаря МСВ Фарука Мурада.

Более важной и показательной в этом отношении является реакция на произошедшее со стороны Фонда Киллиама – британской организации, собравшей под одной крышей бывших участников различных джихадистских группировок, разочаровавшихся в методах, практикуемых экстремистами и осознавших масштабы урона, которые наносят международному имиджу истинного ислама искажённые идеологии исламистов. За несколько лет, прошедших со дня основания фонда, эта организация превратилась в мощный аналитический центр («think tank»), противостоящий инициативам и планам экстремистов, в центр, стремящийся представить британской и мировой общественности настоящий образ ислама. В рамках соответствующей программы к настоящему времени фонд издал несколько работ, раскрывающих сущность и деструктивный характер исламизма, различные аспекты этой идеологии. Последней на данный момент работой является книга «Исламизм и язык: как использование неправильных слов усиливает исламистскую пропаганду» (Islamism and language: How using the wrong words reinforces Islamist narratives). Также можно отметить такие издания, как «Внутри и вне исламизма» (In and Out of Islamism) и «Исламизм: последняя, придуманная человеком идеология» (Islamism The Last Man-made Ideology) директора фонда Мааджида Наваза и работу Джаффара Хусейна «Краткая история исламизма» (A Brief History of Islamism).

В отличие от сомнительной деятельности МСВ, руководящие посты в котором занимают респектабельные консервативные имамы и духовные лидеры, Фонд Киллиама ни разу не был замечен в каких-либо подозрительных акциях и «двойной» игре. Более того, тесные связи членов фонда с пакистанской интеллигенцией в Киллиаме используют для того, чтобы повлиять на восприятие и практику ислама, как в самом Пакистане, так и среди британской мусульманской молодёжи пакистанского происхождения, которая порой очень остро ощущает свою связь с исторической родиной. Работая в этом направлении, фонд, в частности, подготовил следующие публикации: «Пакистан: идентичность, идеология и многое другое» (Pakistan: Identity, Ideology and Beyond) и «Восстановление нации – в дискуссиях с пакистанской молодёжью» (Reclaiming the Nation – In Discussion with Pakistani Youth).

Фонд Киллиама приветствовал успех армии США в операции по ликвидации Усамы бен Ладена. Однако его аналитики констатировали, что уничтожение лидера «Аль-Каиды» в ближайшей перспективе вряд ли существенно скажется на деятельности исламистского движения. Так, в прошлом один из лидеров Ливийской исламской группы борьбы (The Libyan Islamic Fighting Group) и сподвижник бен Ладена с 1989 по 2000 годы, а ныне аналитик Киллиама Номан Бенотман (Noman Benotman) говорит следующее: «Смерть бен Ладена стала существенным ударом для «Аль-Каиды». Его уничтожение серьёзно подорвало моральный дух сторонников движения по всему миру. Однако на оперативном уровне смерть бен Ладена вряд ли окажет непосредственное влияние на деятельность террористической группировки. В последние несколько лет Усама эффективно делегировал свои управленческие полномочия другим членам «Аль-Каиды», таким, как его заместитель Айман аль-Завахири. Куда большей проблемой для исламистов является то, что они не имеют харизматичного лидера, который бы мог занять место бен Ладена. Очевидный его преемник аль-Завахири достаточно умён, однако его кандидатура вызывает разногласия. Многие в «Аль-Каиде» считают его непривлекательной фигурой, к тому же не обладающей достаточными способностями для привлечения под знамена движения новых сторонников. В то же время, идеология, которую исповедует «Аль-Каида», гораздо шире, чем масштабы одной личности. А потому проблема сохраняется. В частности, последователи бен Ладена будут использовать его смерть, чтобы сплотить своих сторонников и представить его как мученика: он всегда хотел умереть в бою, как мученик и теперь достиг этого».

Директор Фонда Мааджид Наваз добавляет: «Смерть бен Ладена наступила в тот момент, когда «Аль-Каида» боролась за то, чтобы сохранить свою актуальность. Как показали события в Египте, Тунисе и Йемене, арабский мир изменился с тех пор, как в 1980-х гг. была основана «Аль-Каида». Кончина бен Ладена, в сочетании с событиями «арабской весны» (Arab Spring), предоставляет мусульманам всего мира очевидный шанс уйти как можно дальше от эпохи «Аль-Каиды» и найти пути для обретения достоинства, процветания и социальной справедливости, не прибегая к насилию». Однако отнюдь не все проживающие в Великобритании мусульмане были единодушны в позитивной оценке ликвидации террориста №1. Так, один из лидеров британской ячейки «Братьев-мусульман», влиятельный исламист Камаль Хелбави (Kamal Helbawy), регулярно представляющий братство в западных СМИ, участвуя 2 мая в онлайн конференции «Вопрос и ответ», сказал следующее: «Я прошу Аллаха, чтобы он был милостив к Усаме бен Ладену, одарил его своей щедростью, указал нам на его могилу и позволил ему присоединиться к пророкам, мученикам и хорошим людям. Также я думаю, что атаки 11 сентября – это ловкий трюк США с целью обвинить во всём «Аль-Каиду». Все свидетельства говорят о том, что именно американцы спланировали всё это, а вовсе не афганцы, у которых для подобных атак попросту мало ресурсов». Фонд Киллиама, выпустивший осуждающий заявления Хелбави пресс-релиз, также выразил надежду на то, что Мусульманский совет Великобритании публично дистанцируется от высказываний исламиста, который является одним из отцов-основателей МСВ (что лишний раз указывает на двойственную сущность этой организации).

Однако подобные заявления стали лишь началом. Через несколько дней в Лондоне перед зданием посольства США прошла протестная манифестация сотен псевдомусульман, организованная исламистом Анхемом Чоудари, одним из основателей запрещённого в Соединённом Королевстве движения Аль-Мухаджирун и рупором также недавно запрёщённой в стране организации «Islam4UK». Демонстранты имитировали похороны бен Ладена, требуя отмщения за его смерть и выкрикивая лозунги типа «Ислам завоюет мир»! Газета «Дэйли Мэил» обратила внимание читателей на то, что всего в трёх милях от места проведения митинга в одном из лондонских судов шло заседание по иску родственников погибших в терактах 7 июля 2005 года, подготовленных сторонниками «Аль-Каиды». Сам Чоудари не упустил случая заявить, что за смертью бен Ладена могут последовать новые террористические атаки, подобные упомянутым взрывам в Лондоне. Полиции пришлось серьёзно попотеть, чтобы не допустить столкновений (которые вполне могли повлечь летальные исходы) между фанатиками-исламистами и членами Лиги обороны Англии (English Defence League), стоявшими на другой стороне улицы. Излишне говорить, что подавляющее большинство из протестовавших исламистов составляли выходцы из Пакистана в том или ином поколении.

Что касается самого Пакистана, то власти страны, а также бывшие руководители государства, хотя и не провозгласили пока Усаму бен Ладена святым мучеником, но также и не дали никакой внятной позитивной оценки произошедшего в Абботабаде, сконцентрировавшись на резкой критике бесцеремонного вторжения армии США на свою территорию. Сперва бывший президент Пакистана Первез Мушарраф назвал операцию по уничтожению бен Ладена (весьма сдержанно оценив при этом сам результат) нарушением суверенитета его страны: «Американские подразделения перешли границу и активно действовали в одном из наших городов – Абботабаде. Это неприемлемо для пакистанского народа. Было бы гораздо лучше, если бы операцию провели спецслужбы Пакистана. Очень печально наблюдать отсутствие взаимного доверия». В понедельник, 9 мая, с аналогичным по сути заявлением выступил премьер-министр страны Раза Гилани, осудивший односторонние действия США и предупредивший, что любое нападение на стратегические активы Пакистана вызовет адекватный ответ в полную силу. Возникает закономерный вопрос: уж не был ли таким стратегическим активом Усама бен Ладен, которого военные и спецслужбы страны успешно укрывали много лет на своей территории? Конечно, был! Оттого и такая обида на союзников по борьбе с терроризмом – вторглись и уничтожили чуть ли не самое святое! На этом фоне просто смешно выглядят заявления Мушаррафа о том, что пакистанские спецслужбы лучше справились бы с ликвидацией террориста №1. А зачем им это делать, если все последние годы он был их тузом в рукаве? И кто, как не Мушарраф должен быть лучше всего об этом осведомлён?

Нелепо звучат и заявления о том, что для пакистанского народа неприемлемо нарушение суверенитета страны. А что же тогда происходит в том же Южном Вазиристане, где центр провинции, город Вана, фактически контролируется афганскими экстремистскими военизированными подразделениями в лице движения «Талибан» и одного из его лидеров Муллы Назира? Да и, в конце-то концов, разве смертники «Аль-Каиды» посылали запросы в Белый дом или на Даунинг стрит с просьбой о нарушении суверенитета, когда взрывали нью-йоркские башни-близнецы или лондонское метро? Джихадисты сами начали необъявленную войну без национальных границ и суверенитетов. А, как известно, с волками жить – по волчьи выть.

Удивительно, но при всём при этом в Соединённом Королевстве всё ещё продолжают считать Пакистан одним из главных союзников в войне с международным терроризмом. Об этом свидетельствует тон заявления, с которым в связи с операцией по уничтожению бен Ладена выступил 4 мая министр иностранных дел правительства страны Уильям Хейг, считающий, что прямые действия США в Пакистане без явно выраженного согласия пакистанского правительства могут существенно подорвать авторитет южно-азиатской страны в противостоянии с экстремизмом и в войне с террором: «Мы настоятельно рекомендуем британскому правительству сделать всё, что возможно, чтобы убедиться, что будущая политика США в отношении Пакистана не подорвёт ещё больше стабильность пакистанского государства. Мы признаем жертвы со стороны военнослужащих Пакистана, сотрудников правоохранительных органов и гражданских лиц в борьбе с насильственным экстремизмом. Последние действия Пакистана против боевиков принесли результаты как на национальном, так и на региональном уровнях и представляют для Великобритании такую же ценность, как и для самого Пакистана. Мы продолжаем призывать Пакистан делать все возможное для ликвидации всех боевых и террористических групп, действующих на его территории. Со своей стороны, Пакистан понимает, что многое еще предстоит сделать в плане закрепления результатов, достигнутых в войне с терроризмом. Мы продолжаем работать с Пакистаном для укрепления своего потенциала, чтобы справиться с этими угрозами». Наладить напряжённые отношения между Исламабадом и Лондоном был призван и апрельский визит в Пакистан британского премьер-министра Дэвида Кэмерона, ранее упрекавшего союзников в недостаточно серьёзном отношении к проблеме международного терроризма. Касаясь британской политики в Афганистане, Хейг отметил, что смерть Усамы бен Ладена должна послужить сигналом для движения «Талибан» и побудить его дистанцироваться от «Аль-Каиды» и принять участие в мирном политическом процессе.

Создаётся впечатление, что британские власти не хотят замечать того, что находится у них под самым носом. А именно то, что нынешний Пакистан не только не является союзником Запада в борьбе с международным терроризмом, но наоборот – уже давно стал главной питательной средой для экстремистов всех мастей. Причём, судя по истории с бен Ладеном, покровительствует им Исламабад вполне сознательно. Базирующиеся на территории страны исламистские движения (а нередко и сами власти) с завидной регулярностью обвиняют государства Запада в дискриминации мусульман, при этом абсолютно ничего не делая для того, чтобы остановить массовые расправы над христианами у себя дома, для начала которых обычно достаточно одного нелепого слуха. Операция США по ликвидации лидера «Аль-Каиды» со всей ясностью обнаружила двойную сущность Пакистана, спецслужбы которого культивируют для достижения своих целей (например, дестабилизации обстановки в соседней Индии) развитие всевозможных экстремистских движений, прикрываясь демократическим фасадом в лице безвольной интеллигентной марионетки президента Зардари. Именно поэтому пакистанские власти так обижены на действия американцев, а вовсе не потому, что был нарушен какой-то там суверенитет. Нарушается он легко и регулярно. И далеко не только войсками США. Реальность же такова, что Исламскую Республику Пакистан сегодня вполне можно переименовывать в Исламистскую.

52.56MB | MySQL:103 | 0,536sec