О тенденциях в развитии пакистанского фактора в афганском урегулировании на современном этапе

Объявленная Б.Обамой ликвидация Усамы бен Ладена, несомненно, имеет особое значение для американской политики на афгано-пакистанском треке. Среди прямых последствий проведенной американским спецназом на пакистанской территории спецоперации – переформатирование политико-моральной основы афганской кампании США с упором на решение не столько антитеррористических, сколько политических задач, а также нарастание напряженности в отношениях с Исламабадом, по и так не высокому имиджу которого в сфере сотрудничества в борьбе с международным терроризмом был нанесен еще один серьезный удар.

Последний фактор, по мнению автора, способен существенно повлиять на пакистанскую политику на афганском треке. Как представляется, речь идет о снижении под угрозой еще большего обострения отношений с США активности Исламабада в продвижении собственной повестки дня в ИРА.

Напомним, что пакистанская стратегия на афганском направлении традиционно строилась на принципе обеспечения «стратегической глубины», предусматривающем недопущение укрепления в Афганистане позиций ключевого соперника Исламабада – Индии.

Задействованный с этой целью Пакистаном инструментарий в принципе не изменился со времен советского военного присутствия на афганской территории в 80-х годах прошлого века. Пакистанское руководство по-прежнему исходит из необходимости формирования лояльного ему фронта в ИРА, пусть и путем военно-финансовой поддержки определенных кругов вооруженной оппозиции Кабулу, прежде всего, Г.Хекматьяра.

Наряду с этим в ИРП сохраняется практика попустительства деятельности на пакистанской территории тех сил, которые готовы, демонстрируя лояльность Исламабаду, выступать проводниками его внешнеполитичсеких устремлений в обмен на возможность без вмешательства официальных властей Пакистана перегруппировывать свои силы и наращивать их количество за счет рекрутирования, в том числе местного населения.

Однако, как показали обстоятельства ликвидации бен Ладена, такие отношения ИРП с силами экстремистского подполья далеко всегда не носили характер отношений по схеме «патрон-клиент». В интересах обеспечения внутри-политической стабильности и лояльности соответствующих лидеров боевиков Исламабад был вынужден зачастую переступать опасную для него черту, отграничивающую американские стратегические интересы в регионе. Речь идет, в частности, об отказе ИРП от распространения, вопреки требованиям Вашингтона, антитеррористической операции на ряд районов Северо-Западной пограничной провинции страны ( ныне Хайбер-Пухтунхва), занятой преимущественно силами пропакистанской сети Хаккани. Последний пример – откровенное попустительство присутствию американского «врага №1» на своей территории.

Вместе с тем, после убийства бен Ладена ИРП будет вынуждена, очевидно, сделать для себя нелегкий выбор, который Исламабад откладывал вот уже более 10 лет: пойти на сближение с США и рискнуть внутриполитической стабильностью в расчете на компенсирующее финансовое вливание со стороны Вашингтона.

США, разумеется, рассматривают если не содействие, то по крайней мере «доброжелательный нейтралитет» Пакистана на афганском направлении в качестве важного элемента своей стратегии стабилизации обстановки в ИРА. Важно иметь в виду, что в Вашингтоне хорошо понимают, с учетом исторического опыта, недостижимость коренной перестройки афгано-пакистанских отношений в направлении их построения на базе долговременного, стратегического сотрудничества. В этой связи, по мнению автора, американская сторона будет и далее отдавать предпочтение внешним, «фасадным» корректировкам во взаимодействии Кабула и Исламабада, призванным продемонстрировать, в первую очередь, общественности США успехи нынешней американской администрации в сближении позиций Кабула и Исламабада.

28.72MB | MySQL:67 | 1,482sec