Будущее нейтрального статуса Афганистана

В последнее время вопрос о возможном будущем нейтральном статусе Афганистана, получившем, казалось бы определенное международное признание, вновь постепенно отходит на второй план мировой политики. Не последняя причина этому – активно демонстрируемая Кабулом готовность пойти на встречу планам Вашингтона по закреплению своего военно-политического присутствия в ИРА и, главное, формирование соответствующей договорно-правовой базы.

Разумеется, с учетом развития обстановки в самом Афганистане и вокруг него проблематика определения специфики дальнейшей международной правоспособности этой страны, тесно переплетенная с задачами общей стабилизационной стратегии на ее территории, получает особое значение. Особое значение данному вопросу было придано в Совместном заявлении президентов России и США, декларировавших обоюдную приверженность становлению Афганистана в качестве нейтрального государства.

Разумеется, оформление такого статуса в максимальной степени отвечало бы интересам России и ее союзников по ШОС и ОДКБ, так как снимало бы сохраняющийся значительный конфликтный потенциал на южных рубежах этих двух объединений.

Однако достижение такой задачи наталкивается на три ключевые, по мнению автора, препятствия.

Во-первых, речь идет о нежелании президента Афганистана Х.Карзая лишиться возможности играть на противоречиях важнейших игроков в регионе, в том числе путем предоставления им возможности укрепить свой военно-политический потенциал за счет сближения в этой сфере с ИРА. Очевидно, что провозглашение нейтрального статуса Афганистана сужало бы Кабулу до минимума поле для маневра.

Вторая проблема заключается в отсутствии международно-правового прецедента признания за Афганистаном нейтрального статуса. До сих пор он либо односторонне декларировался Кабулом, либо в лучшем случае молчаливо признавался ведущими державами.

Напомним, что впервые Афганистан провозгласил о своем нейтралитете 3 октября 1914 г.. Данное решение в ноябре 1915 г. было поддержано афганской Лойя Джиргой (собрание старейшин).

С окончанием мировой войны, победой афганцев в третьей англо-афганской войне и провозглашением независимости Афганистана (1919 г.) эта страна, развернувшая широкую программу социально-экономического восстановления, де-факто продолжала придерживаться политики нейтралитета, рассматривая отказ от вступления в военные блоки в качестве одного из ключевых условий поддержания внутриполитической стабильности. В частности, Кабул, планомерно наращивая взаимодействие с СССР в торгово-экономической и военно-технической сферах, отказался поддержать выдвинутую Москвой в 1928 г. идею создания военного альянса СССР, Ирана, Турции и Афганистана.

С началом Второй мировой войны вновь был задействован вышеуказанный механизм: король Афганистана М.Захир Шах заявил о нейтральном статусе своей страны. В октябре 1941 г. аналогичное решение было принято Лойя Джиргой.

Политика нейтралитета была продолжена Афганистаном и в период «холодной войны», что позволило ему, не втягиваясь в блоковую конфронтацию, привлекать существенное содействие со стороны как СССР, так и США. В апреле 1955 г. Афганистан стал одним из государств-основателей Движения неприсоединения.

Третье препятствие заключается в подходах США к проблематике стабилизации ситуации в Афганистане. Нейтральный статус в условиях продолжающихся антитеррористических усилий в ИРА вряд ли мог бы устроить как Вашингтон, так и его ближайших союзников. Это тем более верно, что сохраняющаяся угроза дестабилизации обстановки в соседнем Пакистане требует постоянного мониторинга за развивающимися там событиями и поддержания «стабилизационного» военного потенциала на афгано-пакистанской границе.

По мнению автора, лишь при условии преодоления указанных выше препятствий, тематика афганского нейтралитета сможет получить реальное практическое звучание. Это в свою очередь требует наращивания самостоятельности афганских властей в решении ключевых задач национального развития, снижения их зависимости от внешней помощи, подтягивания ИРА к работе региональных невоенных структур, включая ШОС, большего вовлечения страны в региональную экономическую систему, отработки международно-правового механизма гарантирования нейтрального статуса ИРА с обязательным обеспечением поддержки соответствующей работы Вашингтоном.

32.13MB | MySQL:67 | 0,729sec