В Иране намерены повысить роль Высшего совета культурной революции в борьбе c «культурной экспансией»

На фоне неоднозначных политических событий в Иране, когда отношения президента не только с парламентом, но и консервативным крылом политического истеблишмента крайне обострились, что может представить серьезную угрозу единству политического режима, растет тревога повторения событий 2009 г., а также влияния так называемой «арабской весны» на иранское общество. События двухлетней давности дали пищу местным идеологам утверждать о необходимости защиты исламской морали от посягательств культурной экспансии Запада. А чтобы она не достигла своей цели, по их мнению, следует усилить «исламский» фактор в обществе, противопоставив его политике глобализации.

Чтобы обезопасить себя от внешнего культурно-информационного влияния, последствия которого в последнее время все более и более дают о себе знать, иранское руководство решило усилить деятельность Высшего совета культурной революции, призванного определять основные политические направления в сфере культуры, в широком смысле этого слова. Высший совет культурной революции был создан еще в 1984 г. по указанию основоположника ИРИ аятоллы Хомейни. Членов Совета назначает сам духовный лидер. Председателем Совета является президент страны.

Начиная с 2007 г., согласно указу нынешнего духовного лидера Ирана аятоллы Хаменеи, члены Совета назначаются, как обычно, сроком на три года.

Недавно аятолла Хаменеи назначил новых членов Высшего совета культурной революции. На основании его указа, впервые в истории Совета, его состав пополнился двумя «почетными членами» в лице аятоллы Джаннати и д-ра Хабиба Рухани. Произошли и некоторые изменения в основном составе Совета: вместо Ираджа Фазеля (бывшего президента Академии медицинских наук ИРИ) и Мирхосейна Мусави (бывшего премьер-министра Ирана и одного из лидеров лагеря реформистов) были назначены преподаватель исламской теологии Хамид Парсания и бывший президент АН ИРИ Алиреза Арафи. К новым членам Совета, имеющим юридический статус, присоединились глава Организации исламской культуры и коммуникаций, а также министр спорта и молодежи.

Согласно последнему указу духовного лидера, в качестве членов Совета были назначены как юридические, так и физические лица. Следует напомнить, что в качестве юридических лиц представлены главы трех ветвей власти, министры культуры и исламской ориентации, исследовательских наук и технологий, здоровья и медицинского обучения, образования и воспитания, спорта и молодежи. Членами Совета также стали помощник по науке и технологиям при аппарате президента страны, руководители телевидения и радио, Организации исламской пропаганды, Организации исламской культуры и коммуникаций. Членство в Совете получили руководители следующих учреждений: Фонда представительства вали-йе факих в университетах, Университетского джихада, Общественно-культурного совета женщин, Исламского свободного университета, а также главы комиссий по культуре, обучению и исследованиям, здравоохранению исламского парламента.

Наряду с юридическими лицами в состав членов Совета входят физические лица, среди которых фигурируют член Совета экспертов, бывший президент АН ИРИ, преподаватели исламской теологии и философии, директор Института исламской культуры, а также некоторые известные представители университетских кругов. В составе физических лиц мы видим также и политических деятелей: настоящего и бывшего спикеров парламента (Али Лариджани, кстати, он же имеет статус юридического лица, и Голамали Хадада Аделя) и, наконец, бывшего министра иностранных дел (Али Акбара Велаяти).

Состав Высшего совета культурной революции свидетельствует о том значении, которое придается этому органу, постановления которого имеют силу закона.

По убеждению духовного лидера аятоллы Али Хаменеи, для того чтобы успешно противостоять влиянию западной цивилизации и проникновению ее культуры, необходимо бороться как с их содержанием, так и формой, в которую они облачены.

В этой связи следует заметить, что независимо от того, была ли это инициатива Высшего совета или нет, но кампания по «оздоровлению» общественно-морального климата уже пустилась с места в карьер. Так, несколько дней тому назад патрули по охране исламской морали стали оказывать давление на тех женщин, которые не соблюдали нормы ношения головного покрытия в общественных местах. Борьба с нарушениями по части соблюдения норм исламской морали ведется со дня основания ИРИ. Однако в результате расширения реформистского движения в Иране уже во второй половине 90-х годов наметилась какая-то тяга в обществе к либерализации общественной жизни, которая коснулась и молодежи обоего пола. Последняя стала ощущать потребность в показе своей индивидуальности в плане отхода от установленных строгих норм ношения одежды, в том числе и головного убора.

Реформистское движение, события последних двух лет, в ходе которых стала проявляться политическая активность различных слоев населения, в особенности молодежи, неоднократные попытки ослабления власти клерикалов со стороны исполнительной власти в суммированном виде показали политической элите консервативного направления, во что может трансформироваться иранское общество в случае дальнейшего отхода от ценностей исламской морали.

Наибольшее беспокойство у духовенства вызывает «сложная и всеобъемлющая культурная экспансия», острие которой, по его утверждению, направлено против исламского режима в Иране. Раз это так, то по замыслу духовного лидера, Высший совет культурной революции должен превратиться в главный штаб по выработке «стратегической политической линии», а также по руководству всех общественно-культурных учреждений и центров.

В своей речи на встрече с членами Высшего совета культурной революции аятолла Хаменеи указал на тех сил в обществе, которые и должны стоять на страже исламских культурных ценностей и определять политическую линию в культуре. Это – «интеллигенция, элитарная часть общества, богословы, политические деятели, а во главе их должна стоять исполнительная власть в лице правительства и губернаторов. Именно от них зависит, будет ли культура развиваться или пойдет по пути упадка».

Как можно судить из нынешнего состава Высшего совета культурной революции, в нем собрались представители именно этих слоев иранского общества. С целью усиления борьбе с так называемой «культурной экспансией» духовный лидер призывает распространять и углублять послания исламской революции по части культуры, морали, поведения человека, как индивидуума и члена общества, религиозные убеждения и политические взгляды. По убеждению аятоллы Хаменеи, присутствие руководителей трех ветвей власти в Высшем совете культурной революции является гарантом не только исполнения принятых им решений, но и их скорейшего доведения до сведения общества.

Согласно заявлению президента М.Ахмадинежада, председателя Высшего совета культурной революции, за последние годы Советом был разработан комплексный научный план страны, был рассмотрен документ по реформированию системы обучения и воспитания, большему привлечению представителей научных кругов к решению актуальных вопросов культурной политики и т.д. За это время Советом было принято решение об отделении религиозного обучения от министерства науки, были пересмотрены документы, связанные с некоторыми передовыми технологиями, такими как нанотехнология и биотехнология. В числе решений было и составление декларации по развитию коранической культуры, усовершенствование книгоиздательства, формирование национального фонда по компьютерным играм, и, наконец, создание документальной научной всемирной базы по изучению ислама.

Вопрос об усилении борьбы с «культурной экспансией» стал особенно актуален сегодня. Неслучайно, что совсем недавно две трети депутатов иранского парламента подписалась под заявлением в поддержку борьбы с «западной культурной экспансией». В свою очередь, Координационный совет по культурной деятельности в университетах уже разработал программу, согласно которой поступившим в университеты страны студентам будут объяснять содержание целого ряда законов, касающихся «хиджаба, скромного поведения и одежды». В целом, намечаемые мероприятия, согласно заявлению представителя Министерства науки, направлены «на оздоровление морального климата».

Если взглянуть на данный вопрос с точки зрения политических постулатов ИРИ, то можно позволить себе высказать мысль о том, что борьба против «культурной экспансии Запада» является составной частью общеизвестной политики «ходкафаи» (самодостаточности), являющимся антиподом так называемого «диалога цивилизаций», а в более расширеном виде, процесса глобализации.

43.55MB | MySQL:92 | 0,979sec