О развитии ситуации в Йемене

Йеменская оппозиция предпринимает попытки перехватить инициативу и создать некие параллельные органы власти, способные составить конкуренцию администрации исполняющего функции президента

А.М. Хади. Речь идет о Переходном совете (Меджлис рияси), в которой планируется призвать не только представителей крупнейшего оппозиционного блока «Лика Муштарака», но и раскольников из правящей еще формально партии Всеобщий народный конгресс (ВНК), и представителей «харакат» с юга страны. Причем последние превалируют в совете: из 17 членов 10 являются южанами. Три представляют «Лика Муштарака». При этом эмиссаров движения хауси в этом совете нет, что уже вызвало критику со стороны социалистов. В данном вопросе с ними можно согласиться, поскольку любой орган, который претендует на некое верховенство во властных структурах, не может игнорировать мощное движение хауси. Это подрывает его легитимность, а что еще важнее – максимально затрудняет выполнение управленческих функций. Да и те, кто в этот совет вошел, не представляют в полной мере весь спектр оппозиции. Именно той, которая протестовала на улицах. Такие действия оппонентов режима А.А.Салеха свидетельствует, как минимум, о двух вещах.

1. Революционерам не удалось воспользоваться в полной мере плодами своей революции. Они не взяли власть и фактически раскололись, не успев толком прийти к власти. Теперь происходят абсолютно логичные вещи, которые вытекают из этой нерешительности. Это, прежде всего, полная дезорганизация в дальнейшей тактике. Зачем создавать новые объединения, если уже существует площадки некого надпартийного органа, типа «национального диалога»? Это иллюстрирует раздробленность оппозиционеров и отсутствие у них одного консолидирующего органа или признанного авторитетного лидера. Если же Меджлис рияси пытается повторить путь ливийского ПНС, то эта попытка явно потерпит неудачу. И, прежде всего из-за нежелания Запада ливийский сценарий переносить на йеменскую почву.

При этом лидер социалистов, которого считают одной из таких харизматичных фигур, Ясин Нооман уже давно находится в Лондоне и на процессы внутри Йемена влияния практически не оказывает. Кстати, именно благодаря нему, не состоялся в свое время вооруженный штурм президентского дворца. Некоторые эксперты объясняют это «миролюбием». Рискнем предположить, что причины несколько иные. Среди них необходимо отметить, прежде всего, силу Республиканской гвардии и сил спецназа, которые управляются лояльными Салеху членами его семьи. Любой штурм президентского дворца, таким образом, плавно перерос бы в длительные уличные бои с неизвестным исходом. Плюс ко всему оппозиция теряла бы автоматически статус «мирной» и переходила бы в категорию «вооруженных мятежников».

Но даже если предположить, что штурм дворца был бы успешным, сопротивление лояльных президенту сил было бы сломлено, а власть перешла к оппозиции, то вряд ли бы она досталась бы социалистам. Представляется, что ее бы поделили между собой «Ислах» и брат президента Мохсен аль-Ахмар. так как социалисты не располагают вооруженными отрядами, которые были бы сравнимы по мощи с теми же ислаховцами. Этот момент является ключевым в выборе «мирной» тактики со стороны руководства йеменской соцпартии.

К этому надо прибавить явное неудовлетворение таким сценарием со стороны США и Саудовской Аравии, которые делают все возможное, чтобы заморозить ситуацию в ее нынешнем состоянии и избежать возникновения еще одного очага полномасштабного хаоса.

А все предпосылки к этому имеются. Абъян фактически управляется исламистами, которые заблокировали правительственные войска. Начались вооруженные столкновения между хауси и «Ислахом» в провинции Гауф. И в том, и другом случаях эти столкновения были спровоцированы тем же А.А.Салехом, который распорядился оставить склады с вооружением исламистам и хауси, что собственно теперь, и привело к ожесточенным столкновениям. При этом хауси уже «очистили» Сааду от слушателей международных исламских центров. Если называть вещи своими именами, то они разрушили инфраструктуру «Аль-Каиды», которая являлась питательной базой не только рекрутирования новых добровольцев для Ирака и Афганистана, но и для укрывательства исламистов из других стран. Теперь тоже самое повстанцы пытаются сделать в Гауфе.

Надо отметить, что хауси мотивированы не борьбой с международным исламизмом, а ликвидацией суннитского влияния у себя дома. Так что не будем обольщаться.

Из сказанного вытекает второй вывод. А именно: в условиях слабости центральной власти и нерешительности «мирной оппозиции», часть оппонентов Салеха, коим по идеологическим мотивам отказано во вхождении во властные структуры или представительные органы оппозиции, сами вооруженным путем пытаются укрепить свой статус и влияние. И это, пожалуй, самое опасное развитие ситуации, по которому может пойти страна.

42.35MB | MySQL:87 | 0,921sec