Участие европейских женщин в исламистских террористических организациях

В Германии в настоящее время на заметке силовых ведомств в качестве потенциальных террористов-исламистов находятся 130 человек, подчеркивают эксперты Федерального ведомства по защите Конституции. Радикалы под постоянным наблюдением. В этой группе всего шесть женщин. Однако если принять во внимание закон в джихадистских организациях (вдова мстит за смерть мужа), то на самом деле в рядах экстремистов состоит их фактически значительно больше, говорится в опубликованном в мае с.г. сообщении Федерального ведомства по защите Конституции «Женщины в исламистских террористических сетях Германии».

В докладе отмечается, что главные мотивы включения женщин в джихад — желание действовать независимо от мужской воли, которая является определяющей, особенно в мусульманских семьях в Германии. Женщины принимают на себя «значительную часть миссионерской работы, мероприятий по материально-техническому обеспечению исламских акций и сбору средств». Основная идея, которую распространяют джихадистки: «Идите на войну с неверными, следуйте примеру сестер, которые были одиноки, а теперь на переднем крае борьбы с неверными».

29-летняя Ф.Г. Участвует в джихаде, сидя дома перед экраном монитора. Еще до того, как ее мужа, немца Фрица Г., одного из знаменитой «зауэрландской ячейки», приговорили к двенадцати годам лишения свободы, она была очень энергичной и независимой, с 2009 года собирала с помощью Интернета пожертвования для террористических групп. Под псевдонимом fisebilillah («Во имя Бога») она написала и распространила более 1000 статей текста, видео и переведенных сообщений, находилась в постоянном контакте с помощью электронной почты с куратором в Вазиристане. Ее уже называли шефом пропагандистов в Германии.

Но назначение не состоялось. Его пресекли немецкие силовики, которым она рассказала, с кем и когда она общалась в Интернете и заодно знакомилась с эффективностью своей работы, которую, оказывается, долгие месяцы держали на контроле спецслужбы ФРГ. Ф.Г. откровенно мошенничала. Так, указывая, что собираемые ею средства — пожертвования «для братьев и сестер в Афганистане», а именно «для вдов и сирот», «раненых в афгано-пакистанской зоне военных действий», она переправляла деньги в Турцию, на подставной счет, который использовала террористическая организация. К концу 2009 года сумма была относительно небольшая, всего 2450 евро, но ее хватило, чтобы в феврале 2010 года женщина была арестована. В марте того же года суд Берлина приговорил ее к двум с половиной годам лишения свободы с формулировкой «за поддержку терроризма».

Многие немецкие исламисты ищут и обретают жен с такой же, как и они сами, отличительной особенностью — они радикально настроены. Принимают ислам и, подтверждая то, что разделяют экстремистские наклонности мужей — «бороться с тлетворным влиянием Запада с оружием в руках», — едут к своим мужьям (или вместе с ними) в пакистанские лагеря. В случае, если мужчины погибают, они остаются там, растят детей и воспитывают их в духе ненависти к стране, в которой родились.

Характерным примером является судьба жены Беккая Харраша, боннского террориста марокканского происхождения. Ее имя Элизабет В., она немка польского происхождения. Последовала за мужем в Вазиристан, взяв с собой сына Хамзу, которому к моменту отъезда из ФРГ не исполнилось и года. Она делала это для того, чтобы муж мог осуществить свою мечту — стать предводителем террористической группы. Целью поездки Беккая и Элизабет был один из лагерей, который принадлежал Исламскому движению Узбекистана (ИДУ). В одном из боев с пакистанской армией Беккай Харраш был убит. Элизабет это не сломило. По свидетельству очевидцев, которых допросили силовики ФРГ и о которых знают по электронным сообщениям, большинство немок, участвующих в джихаде и живущих в Пакистане, не собираются возвращаться в Германию.

«Все немецкие женщины чувствуют себя хорошо». Подобные видеопослания из Вазиристана эксперты воспринимают с известной долей сомнения. В самом ли деле так хорошо немкам, которые выросли в достатке, в условиях налаженного быта? Оказывается, даже если они и захотели бы покинуть лагеря террористов, сделать им это не удалось бы: исламистские лидеры сразу отбирают паспорта и деньги, отрезая возможность возвращения. Все их интернет-сообщения тщательно просматриваются. Вот и приходится молодым немкам изображать героинь, а куда деваться?.. Судьба пока щадит их и их детей. Американские беспилотники, не однажды накрывавшие убежища джихадистов, не унесли ни одной жизни европейских обитательниц. Но понятно, что везти может только до поры до времени.

Элизабет не одинока. Еще в феврале 2010 года вдруг не вышла на работу трудившаяся в транспортном управлении региона Рейн-Зиг семь лет без единого замечания Луиза С., от которой через некоторое время пришла письменная просьба об увольнении. Долгое время никакого внятного объяснения случившему не было. Ее уволили, затем лишили пособия на ребенка, в ее жилье вселили другого квартиросъемщика. Через некоторое время от силовых структур была получена информация: Луиза С. участвует «в священной войне», находится в Пакистане.

Таких участниц становится все больше в Берлине, Гамбурге, Бонне и Ульме — повсюду, где идет усиленная обработка женщин исламскими рекрутерами. Нередко, как в случае с Луизой, таким пропагандистом становится собственный муж. Немец афганского происхождения Джавад С., муж Луизы, стал ее первым гидом в мире политического ислама. Их дочь Сафийя воспитывается в строгих мусульманских законах.

Немецкие политологи и эксперты пытаются постичь природу явления, мотивы, побуждающие немок принимать ислам и затем активно участвовать в джихаде. В работе Манфреда Кляйне-Хартлаге «Система джихада. Как функционирует ислам», которая вышла в свет в 2010 году, на 300 страницах рассказывается о методах работы экстремистов в ФРГ. Немалое место в ней уделено гендерному джихаду. Исследователь считает, что мусульмане самим укладом жизни и быта побуждают женщин становиться непримиримыми и воинственными. Созданная для них система запретов и ограничений требует ситуации, когда «надо выпустить пар». Объявленная священная война с неверными, особенно в реальной боевой обстановке, как раз и предоставляет такую возможность.

Об особенностях лагерной жизни и гендерного джихада силами бывших жительниц Германии, Австрии, Франции и Великобритании рассказал арестованный в июне с.г. в Вене берлинец Юсуф О., прибывший из Вазиристана в Европу для выполнения боевых задач. В частности, он указал, что в последние месяцы около дюжины исламистов Берлина обосновались в Гиндукуше, значительная часть их с женами и детьми. Юсуф О., прибывший вместе с Фатихом Т. в район афгано-пакистанского пограничья весной 2009 года, во многих лагерях видел немок, принявших ислам и не просто сопровождающих мужей и воспитывающих детей, но и овладевающих оружием, диверсионными навыками. Они не ропщут на неудобства и превратности судьбы, а, напротив, подбадривают мужчин, особенно новичков, закладывают хозяйственные основы колонии джихадистов, пытаясь обозначить долговременное присутствие в регионе.

Участие немок, прошедших конфессиональную трансформацию, в террористической деятельности являет новый облик исламистов, подчеркивает журналист и политолог Флориан Фладе. Женское лицо террора германского происхождения многопланово: это не только поддержание традиционного мусульманского уклада жизни, включая заботу о детях и приготовление еды, но и чисто женский вклад в развитие колонии. Детей рожают прямо в лагерях. Колония в Вазиристане пока немногочисленна, однако в последние месяцы она заметно растет. Национальный состав широк: турки и арабы, прибывшие из Германии, немцы, есть граждане других стран Евросоюза. Для того чтобы начать новую жизнь в Вазиристане, они продали свое имущество, простились со своими друзьями и сослуживцами (понятно, что сделали это в основном мысленно) и, используя аэропорты Венгрии, Австрии и Турции, прилетели в Гиндукуш по призыву движения «Немецкие талибы-муджахеды» (Deutsche Taliban-Mudschahedin, сокр. DTM). Все они жаждут проявить себя «как настоящие немецкие мусульмане», подчеркивает Юсуф О. В сентябре 2009 года он познакомился с двумя такими семьями, в том числе с Амирой — женой немца Дэнни Р., и со Стефани, женой немца венгерского происхождения Томаса У., которые заявили, что готовы, как и их мужья, отдать жизнь, обучаясь джихаду в Вазиристане. В принципе, их мечтам теперь уже ничто не угрожает: в апреле 2010 года в перестрелке с пакистанскими солдатами буквально за день до своего 22-летия Дэнни (в мусульманской версии «немец Абу Абдулла») был убит, и Амира готова была взять в руки оружие. Однако летом 2010-го она родила сына.

Примечательно, что атаки на террористические лагеря, которые организуют США, отсутствие основных продуктов питания, порой катастрофические гигиенические условия в лагерях террористов, которые способны деморализовать талибов, стойко воспринимаются немками, принявшими ислам. Они переносят трудности значительно легче, хотя очевидно, что им, к тому же обремененным детьми, приходится в таких условиях труднее всего.

Правда, Стефани, вкусившая прелести лагерной жизни, в конце лета 2010 года поняла, что ее «джихадистское приключение подходит к концу» и попросила мужа (в мусульманской версии «венгр Абу Хамза») отвезти ее на родину. 1 сентября 2010 года, едва их самолет приземлился в Стамбуле, пара была взята под наблюдение спецслужбами ФРГ, а еще через несколько часов арестована турецкими властями. Стефани рожала ребенка в турецкой тюрьме.

Немецкие эксперты утверждают: для того чтобы пополнять ряды за счет конвертированных немок, применяются наработанные приемы. Сначала это приглашение на курсы по изучению Корана в мечети или на дому, затем знакомство с идеями исламского покорения Европы, третий этап — воспитание бойцовских качеств и навыков в пакистанских лагерях.

Европа знает и исключения. Порой проповедник конвертации сам прибывает в страну Старого Света. К примеру, поводом для большинства визитов М. Каддафи в Италию (всего их было четыре) служило желание дать Италии Коран. Причем действовать он начинал, буквально сойдя с трапа самолета. По данным немецкой печати, каждый раз при приезде от десяти до пятидесяти римлянок — а основной упор Каддафи делал на молодых и привлекательных женщин из модельных агентств — уже в аэропорту были готовы порадовать ливийского исламиста тем, что пятикратно творят намаз. Как-то он собрал разом 200 жительниц столицы Италии, которых доставили в резиденцию посла Ливии в Риме, где Каддафи выступил с речью. По отчетам в СМИ, итальянки остались довольны встречей с Каддафи, который «вручил каждой Коран» и то, что перепало в конверте. Сумма вознаграждения не оглашалась. Женщины, принявшие в Италии ислам, должны помнить, что это религия будущей Европы, заявлял Каддафи. Те, которым он дал Коран, — уже сегодня часть будущего преображенного континента. Ливийский лидер предпринимал неоднократные попытки конвертации итальянок. Во время визита в 2009 году он отобрал 500 самых красивых итальянок для духовного перевоплощения.

Однако это, повторяем, исключения. Существенным подспорьем на всех трех этапах является исламский интернет-террор. На эту тему ведут беседы представители следственных органов ФРГ с недавно арестованным по решению федеральной прокуратуры «джихад-хакером» 19-летним Гарри М. Подозреваемый является не только одним из самых активных распространителей идей джихада в Германии, но и дезинформатором. В частности, в своих интернет-сообщениях он рассказывал истории о том, что уже упомянутая Луиза С. и ее муж Джавад находятся на отдыхе в Египте, вводя родных Луизы в заблуждение. Лишь через продолжительное время он обнародовал прощальное письмо Луизы матери, в котором она рассказала, что ее цель — помочь угнетенным мусульманам в их борьбе с неверными, в лице которых выступали «ренегаты пакистанского правительства и войска НАТО в соседнем Афганистане».

Когда Джавад в октябре 2009 года был убит во время боя с пакистанскими солдатами, Луиза решила, что быть плачущей вдовой — не ее удел. Спустя неделю после гибели мужа в видеообращении из Вазиристана, появившемся в Интернете, она сказала: «Поскольку я решила обосноваться здесь, мой долг — продолжать джихад». Как принято в джихадистских кругах, Луизу поименовали вдовой мученика за веру, которая должна отомстить за смерть мужа. Так немка стала звеном исламистской борьбы на территории Германии. Ее целью было создание террористических ячеек в ФРГ.

Инструмент для формирования сети — создание интернет-журнала Al-Shamikha, который представлял собой набор информационных материалов о гендерном аспекте джихада в условиях Европы. Издание для эмансипированных джихадисток, Cosmopolitan для джихадисток, по выражению немецкой журналистки Коринны Кюблер, — «идеальный партнер для целевой группы радикальных исламистских женщин в боеспособном возрасте». Основное направление — женщина и оружие. Все материалы готовились анонимными авторами. Псевдоним самой Луизы был «Мать Сафии». Особый акцент интернет-журнал делал на теме, каково быть женой джихадиста, каковы ее обязанности в ходе священной войны и как их решение совмещается с семейно-бытовыми вопросами. Журнал, который готовила Луиза С., давал ряд практических советов, как боевых, так и бытовых. Тематика различна: как вырастить сына-мученика, как эффективнее всего запугивать неверных, как тренировать плечи, живот и бедра с помощью ручной гранаты, как эффективней всего наносить травмы. Журнал призван отполировать до глянца идею ненависти и смерти неверным в контексте факта собственной мученической смерти, оценивают издание немецкие политологи. Пропаганда приносит свои плоды. «Мои дорогие мусульманские сестры, ваши слова на вес золота, — прокомментировала Агнесса Б. очередное видеопоявление в сети уже знакомой Луисы С. — Как счастлива была бы я, будь я сейчас с вами! Мои родители не позволяют мне, потому что я совсем юная девочка!»

Подобные восторги разделяют, к сожалению, десятки тысяч жительниц Европы.

По подсчетам немецких экспертов, 70 тысяч французов ежегодно переходят из христианства в ислам. Если степень нарастания конвертации действительно такова, то через семь лет можно будет говорить о полумиллионе французов, принявших ислам, которые станут полновесной добавкой к сегодняшним шести-восьми миллионам (точная цифра из-за высокого процента нелегалов неизвестна). Франции грозит слава первой мусульманской державы в Европе. (Впрочем, на ее сомнительное лидерство посягает Дания.) 70 тысяч ежегодно из числа оставивших христианские храмы — не неожиданно высокий, а катастрофический прирост, если по официальным сообщениям в 2004 году всего во Франции жили 60 тысяч принявших ислам французов. Мотивы конвертации самые различные. К примеру, Бриджит У., которая теперь называет себя Фатимой, была возбуждена видом тунисских пальм, песчаных пляжей и мечетей. Когда она вошла в одну из них — ради любопытства, но одевшись в соответствии с исламскими нормами, — ее при чтении Корана охватило чувство, что все сомнения можно искоренить и что она не одинока в этом мире».

Немецкая печать приводит целый ряд фактов, свидетельствующих о вовлечении женщин Европы в экстремистскую деятельность. На одной из улиц Нанта была остановлена машина, которой управляла 30-летняя Клотильда У., француженка, укутанная в паранджу. Собственно, по этой причине полицейский и велел ей остановиться: она, по существу, не видела дороги. Клотильда была одной из трех жен безработного алжирского мужчины. Однако шеф полиции отчего-то решил не ограничиться штрафом, а дал распоряжение подчиненному посмотреть, как происходит одновременное жизнь 17 человек. Полицию ждало весьма неприятное открытие. Многодетный алжирец был членом радикального движения «Таблиги Джамаат», миссионерского движения, которое считается в официальном исламе довольно многочисленной, 12-15 млн человек, сектой. Движение, символизирующее с 1960–1970-х годов глобальную исламскую экспансию, игнорирует принципы светского общества (в первую очередь европейского) и рекрутирует молодежь в «Аль-Каиду» и другие террористические организации. Во Франции движение «Таблиги Джамаат» известно с 1969 года благодаря экспорту экстремистских идей из центров в Алжире, Марокко и Тунисе. Спецслужбы Франции отмечают в последние 10-15 лет значительный рост деятельности движения, в том числе за счет активности новообращенных в ислам. Клотильда и ее подруги по браку оказались помощницами «Таблиги Джамаат», что имело соответствующие последствия.

Проблемы гендерного джихада в Германии и во всей Европе обсуждались на ряде европейских форумов, в том числе на первом международном конгрессе в Барселоне («Гендерный джихад», 29 октября 2005 г.) и в Кельне (конференция «Феминистский фактор в исламе», 8 марта 2007 г.). Эксперты различных стран пришли к выводу: священные книги мусульман побуждают женщин радикализироваться. Миролюбивый характер ислама опровергают сами мусульмане. Как подчеркивает современный турецкий писатель Зафер Ченочак, зерно исламского учения — насилие над теми, кто мыслит иначе, чем мусульмане. Этим объясняется широкий спектр неверных с точки зрения Корана. «Даже если большинство мусульман не хотят признаваться в этом, террор идет от сердца ислама. Он исходит прямо из Корана. Он направлен против всех тех, кто не живет и не действует по установлениям Корана, против западных мыслителей и ученых, агностиков и атеистов. Он направлен главным образом против женщин». Происходит это по простой причине: ее легче всего угнетать, на ней мужчине легче всего срывать собственную ущербность и отсутствие позитивного духовного наполнения — она всегда рядом, на женской половине дома.

Согласно данным Федерального ведомства по защите Конституции, число исламистов в Германии стремительно увеличивается. По данным на конец 2010 года, в ФРГ активно действуют 29 исламистских организаций, насчитывающих 37 тысяч 470 членов. Это представляет собой увеличение на 2700 человек за последние два года. Особенно тревожит экспертов процентный прирост женщин. Точное их число в экстремистских организациях мусульманского толка неизвестно, указывает Хайнц Фромм, шеф ведомства, но по косвенным данным известна пугающая популярность и притягательность подобных формирований для конвертированных немок. Усиление притока женщин в радикал-салафистских группировках отмечает федеральный министр внутренних дел Ганс-Петер Фридрих, причем речь идет преимущественно о молодежи. Происходит смена качественного состава. Если прежде все внимание уделялось членам семей мигрантов (в основном, турок, курдов, представителей стран Арабского Востока), то теперь в центре внимания «доморощенные джихадисты», в среде которых женщины занимают все более заметные позиции.

Использованы данные сайтов Die Welt, Bundesamt fuer Verfassungsschutz, Wiener

62.61MB | MySQL:101 | 0,520sec