Визит министра иностранных дел ФРГ Гидо Вестервелле в Афганистан

Как известно, 21 июля с.г. министр иностранных дел ФРГ Гидо Вестервелле прибыл с не объявленным ранее краткосрочным визитом в Афганистан. Это четвертое с момента его вступления в должность посещение страны.

1. Стремление к управляемым рискам

Обозреватели ФРГ отмечают, что визит Г.Вестервелле в Афганистан связан с рядом серьезных политических причин.

Во-первых, США и НАТО , начиная с нынешнего июля, запускают процесс передачи ответственности за безопасность в стране, который должен быть к 2014 году завершен по всей стране. Для того, чтобы он прошел эффективно, Западу необходимо определить, готов ли Кабул к такой ответственности.

Во-вторых, ряд населенных пунктов Афганистана, которые выходят за скобки ответственности НАТО в ближайшие недели и месяцы, являются своеобразным пробным шаром для международных сил: насколько они готовы действовать в чрезвычайных ситуциях, когда афганским коллегам потребуется поддержка.

В-третьих, визит высокого немецкого гостя был призван развеять или подтвердить опасения ряда ведущих политиков ФРГ и Афганистана о том, что после вывода натовских подразделений ситуация в сфере безопасности может выйти из-под контроля властей.

В-четвертых, Гидо Вестервелле лично должен был убедиться в справедливости требований ряда афганских губернаторов по дальнейшему оснащению полицейских участков, а также самих силовиков. В частности, если говорить применительно к зоне ответственности бундесвера, речь идет о Мазари-Шарифе.

Таким образом, визит Вестервелле был смотром готовности силовиков Афганистана и бундесвера к действиям в условиях управляемых и контролируемых рисков.

2. Основное содержание встреч

Программой визита были предусмотрены встречи с афганским президентом Хамидом Карзаем, командующим контингентом международных стабилизационных сил ISAF Джоном Алленом, министром иностранных дел Афганистана Залмаем Расулом, представителями гражданского общества. Был обговорен комплекс мер по решению региональной проблемы: в Мазари-Шарифе, зоне ответственности бундесвера в рамках миссии ISAF, состоялась передача местным властям полномочий по обеспечению безопасности.

По информации немецких СМИ, 23 июля с.г. эти полномочия приняли на себя афганские власти в городе Мазари-Шарифе, близ которого расположена самая крупная база бундесвера в составе ISAF, в том числе командные и штабные структуры немецкого контингента. Данный шаг Вестервелле оценил как «новую главу в нашей политике в Афганистане».

При этом, выступая по прибытии в Кабул, Гидо Вестервелле заявил, что назвать точную дату вывода контингента бундесвера из Афганистана пока нельзя, так как она зависит от развития ситуации в этой стране. Возможно, график вывода будет обнародован на конференции по Афганистану (Бонн, 5 декабря с.г.), отмечают немецкие аналитики. Ожидается, что первые немецкие подразделения покинут Афганистан в конце 2011 года. Передать все функции по обеспечению безопасности в Афганистане местным властям ISAF намерен до конца 2014 года. Сейчас там дислоцированы 150 тыс. военнослужащих международного контингента, в том числе 4800 солдат и офицеров бундесвера при том, что мандат предусматривает 5350 военнослужащих.

3. Ближне- и среднесрочные перспективы

Генеральная задача визита была отмечена в интервью Федерального министра немецким СМИ. «Стабильность остается ключевым критерием. Но для меня никогда не было иллюзий, что мы могли бы превратить Афганистан в Швейцарию в Центральной Азии. Даже после нашего ухода в 2014 году не все будет хорошо в Афганистане. Нам нужно обозначить наши цели настолько реалистично, чтобы у нас оставался шанс их достичь», отметил Г.Вестервелле.

Мы не забываем об ответственности перед нашим афганским партнером и после 2014 года. «Но приоритеты меняются: Мы больше не будем помогать посылкой войск», указал Г.Вестервелле, отметив, что основные усилия отныне будут сосредоточены на гражданской реконструкции и подготовке сил безопасности.

4. Актуальная обстановка

Фон приезда Гидо Вестервелле был не самым благоприятным. Первые шесть месяцев 2011 г. оказались самыми кровавыми для афганского населения с начала борьбы с талибами в 2001 году. По данным комиссии ООН, отслеживающей обстановку с правами человека в Афганистане, в первом полугодии с.г. убиты около 1,5 тыс. мирных жителей.

Эксперты ФРГ отмечают в этой связи ряд тенденций.

Первая: эскалация насилия – цифра на 15% превышает показатель аналогичного периода 2010 г.

Вторая: месть экстремистов согражданам за поддержку демократических преобразований – 80% жертв на счету талибов. Причем, серия нападений не имеет признаков спада: по традиции, середина года — самый взрывоопасный его период, называемый в документах ООН «летним наступлением талибов».

Третья: несмотря на то, что по вине натовских солдат погиб лишь каждый седьмой мирный гражданин страны, основной гнев ее населения направлен против миссии ISAF и против правительства, которое опирается на поддержку иностранцев.

Четвертая: несмотря на численный рост силовиков (афганская армия насчитывает в настоящее время 164 тыс., а полиция 126 тыс. человек), количество еще не переросло в качество.

5. Нерешаемая проблема

Важное место в беседах Г.Вестервелле с политическим руководством Афганистана заняла тема борьбы с коррупцией.

Коррупция является одним из самых больших препятствий в деле преобразований в Афганистане. Есть различные оценки десятилетия антитеррористической борьбы и прогресса в этой области. Однако Афганистан является мировым лидером коррумпированности, в 2010 г. занимая, согласно рейтингу Transparency International (TI), предпоследнюю вместе с Бирмой строку в списке, который, как известно, завершает Сомали.

Какой процент международной помощи (при том, что только ФРГ инвестирует в гражданскую реконструкцию 430 млн евро до 2013 года) доходит до конкретного адресата в Афганистане, не в состоянии сказать ни один западный эксперт.

Деньги были потрачены не зря, несмотря на все неудачи, убежден политолог Мартин Киппинг, ведущий сотрудник по региону Афганистан / Пакистан Федерального министерства развития (BMZ). Тем не менее, его заявления выглядят менее оптимистично, когда он рассказывает о переговорах с официальными лицами страны, особенно при ознакомлении с их отчетами о том, как были потрачены германские деньги. Флориан Кюн, политолог из университета бундесвера в Гамбурге, выражается еще резче: он называет рассказы Киппинга, пересыпаемые цифрами по уменьшению младенческой смертности, по увеличению числа девочек в школах и по предоставлению жителям Гиндукуша более широкого доступа к чистой воде рождественскими сказками для наивных. Пока высоки доходы от наркобизнеса (в 2010 г. они составили 600 млн долларов), и у талибов есть возможность покупать совершенное оружие и подкупать чиновников и силовиков, ситуация в сфере безопасности не имеет шансов измениться кардинальным образом, подчеркивает Ф.Кюн.

6. Желаемое за действительное

Известно, что накануне визита немецкого гостя афганское правительство распорядилось украсить здания органов власти на севере Афганистана (в зоне ответственности бундесвера) лозунгами «Да, мы можем сделать это». Но одно дело кусок полотна с громким призывом, за которым стоит желание Кабула продемонстрировать силу, другое — воплощать его в жизнь.

По идее, теперь, когда процесс передачи ответственности за безопасность официально начинается, никто не должен сомневаться в решимости афганской полиции и армии. В пяти городах и двух провинциях контроль на себя в ближайшее время должны взять афганские силовые подразделения. «Мы хорошо подготовлены, — приводят немецкие СМИ заявление представителя афганского министерства внутренних дел Седдыка Седдыки. -Афганские силы безопасности уже продемонстрировали свои навыки в Кабуле, где в целях тестирования взяли на себя ответственность два года назад».

По привычке, полицейский шеф, положительно оценивая опыт тестирования, случайно или намеренно забывает другие факты: многочисленные террористические акты, подрывы самоубийц, нападения на иностранные посольства и другие акции, которые свидетельствуют об обстановке в столице, о которой нельзя сказать «мы хорошо подготовлены». В частности, 17 июля с.г., за считанные часы до прибытия гостя из ФРГ, террорист-смертник в Кабуле беспрепятственно подорвал себя вместе с советником президента Афганистана Хамида Карзая и членом парламента. До этого, в июне с.г., те же талибы убили 20 человек в отеле класса «люкс» в центре Кабула. Подобные факты опровергают радужные отчеты полицейских.

Помня это, Гидо Вестервелле призвал своих афганских собеседников «к реалистичности» в оценке ситуации и в определении перспектив. Так, одной из составляющих бесед с президентом Карзаем была тема переговорного процесса с талибами. «Очень важно, чтобы этот процесс имел место, даже если это трудно. Это нормально: борясь за мир, вы всегда должны подключать к обсуждению все стороны, которые раньше противоборствовали», подчеркнул Г.Вестервелле. Его желание основано на мнении, ряда немецких экспертов . Они считают, что основные группировки афганских боевиков — Талибан, Исламская партия Гульбеддина Хекматиара и сторонники Дж. Хаккани — составляют «непрочный синдикат» и могут при определенных обстоятельствах пойти на сепаратный мир с правительством Хамида Карзая. При этом руководство миссии ISAF, с представителями которого беседовал Г.Вестервелле, не склонны верить в перспективы урегулирования конфликта дипломатическими методами.

Иными словами, глава Федерального министерства иностранных дел действует теми же методами, что президент Карзай и его окружение. Выдавать желаемое за действительное. При этом у германского и у афганского руководства есть свои причины для подобного самообмана. Немецкие эксперты делают в таких случаях скидку на особенности менталитета властей Афганистана:. Кроме того, разоблачения грозят в таких случаях и самим немцам: есть военнослужащие бундесвера, дислоцированные в Кабуле, призванные отвечать за безопасность в городе. Если здесь происходит нечто форс-мажорное, то в этом есть и определенная доля вины бундесверовцев.

Подобные обвинения, как и обвинения в неадекватных действиях НАТО в других случаях (к примеру, в многочисленных жертвах среди гражданского населения в ходе проведения боевых операций), нередко звучат из уст и президента Хамида Карзая, и руководителей «Талибана», и самих мирных жителей. Натовские миротворцы, в том числе и немцы, в любом случае оказываются под ударом.

Вполне предсказуемы и дальнейшие обвинения. Они читаются, к примеру, в сегодняшних речах Мухаммада Асефа Мубалега, вице-губернатора провинции Бамиан. Он, в частности, заявил, что если безопасность в его провинции «зависит от ситуации в соседних», что означает полную неуверенность в дееспособности обученных немцами армейцах и полицейских.

7. Вестервелле в Мазари-Шарифе

Провинция Балх – не сопредельная с Бамианом, однако может считаться соседней. Именно в административном центре ее, в Мазари-Шарифе, и встретился Гидо Вестервелле с 46-летним Мухаммедом Атта Нуром, этническим таджиком, прошедшим путь от учителя до моджахеда, а затем от беспощадного военачальника до губернатора провинции. Беседуя с ним, человеком, который вошел в список 500 богатейших людей мира по версии Forbes, федеральный министр наверняка испытал сложные чувства, констатируют немецкие эксперты: перед ним была персона с явно, мягко говоря, непростой репутацией, учитывая его приход к власти, сопровождаемый реками крови. Но ведь других-то нет, прокомментировали ситуацию помощники Вестервелле.

По крайней мере, у него ситуация с безопасностью, сопровождаемая готовностью к модернизации, в значительной степени под контролем. За сравнительно короткий срок (Атта Нур губернаторствует с 2004 года) Мазари-Шариф превращается в развивающийся мегаполис, где наблюдается некоторый подъем экономики и уровня жизни населения. В частности, построены дороги с твердым покрытием, что имеет особое значение для горной местности, налажено энергоснабжение, в последнее время даже светофоры и парковочные площадки для автомобилей. Местные жители, большинство их которых таджики, уважительно называют его «Устад» (учитель), хотя правильнее было бы называть Хозяин: большая часть предприятий и фирм в провинции принадлежат ему. Это обеспечивает ему в равной мере страх и уважение, что в реалиях Афганистана почти одно и то же, отмечают немецкие политологи.

Правда, они сомневаются, что вся финансовая помощь, оказываемая социальным программам в провинции Балх, достигают цели да и вообще, насколько она уместна при губернаторе-миллиардере, но это, как говорится, остается за кадром главного события: Мазари-Шариф – первый находящийся в зоне ответственности бундесвера город, где 23 июля с.г. состоялась в ходе визита передача ответственности. Одновременно аналогичные действия состоялись или состоятся в ближайшие часы в зонах, за которую бундесвер не несет ответственность, — в Лашкар Гахе, центре провинции Гильменд, а также в провинциях Бамиан и Герат. Хотя эксперты оценивают происходившее в Мазари-Шарифе как исторический момент, немецкое руководство склонно проводить сдержанную церемонию. Как отметил немецкий генерал Карстен Якобсон, пресс-секретарь в рамках миссии ISAF, «отныне ответственность лежит на афганском руководстве — безо всяких разрезаний ленточек и без смены стягов на флагштоках».

ВЫВОДЫ

Первый. Германские наблюдатели констатируют: на деньги немецких налогоплательщиков бундесвер экипировал и вооружил афганских силовиков, но он не в состоянии разрушить коррумпированность в армии и полиции Афганистана, остановить поток перебежчиков на сторону талибов, которые сулят иное материальное вознаграждение, а также переломить ситуацию в решении других проблем.

Второй. Ввиду сохраняющихся локальной этнографической разобщенности и различных политических и хозяйственных интересов процесс формирования силовых структур полиции затягивается. Сохраняется отсутствие мотивации службы в силовых структурах. Армеец или полицейский ощущает себя защитником не афганского народа, а родо-племенных формирований. В Афганистане нет национальной армии и полиции, как силовой единицы, которая чувствует обязанность перед всем афганским народом за его защиту, приводит немецкая пресса оценку Каюма Моманда, эксперта кабульского Afghan Research and Development Institute.

Третий. Немецкие эксперты акцентируют внимание на том, что в ходе визита Г.Вестервелле президент Карзай и правительство Афганистана были склонны приукрасить реальную обстановку в сфере безопасности. В частности, утверждая, что влияние талибов в последние месяцы ослабло, власти искажают картину, поскольку налицо усиление позиций «Талибана», причем, не только на юге и на востоке, но и на севере Афганистана, чего ранее не наблюдалось. «Я боюсь, что нам все равно придется продолжать приспосабливаться к некоторым трагедиям в Афганистане», сделал вывод Гидо Вестервелле, отвечая на вопрос немецких СМИ о гарантиях безопасности как в Кабуле, так и зоне действия бундесвера.

Четвертый. Информационная политика афганского руководства на фоне действительного положения в безопасности, о чем знают и немецкие эксперты и граждане Афганистана, вызывает тревогу Федерального правительства. Это в определенной степени затрудняет ответ на главный вопрос, а именно – в состоянии ли Кабул реально противостоять угрозам «Талибана» самостоятельно. Для Запада это звучит несколько иначе: напрасны ли были вложенные в Гиндукуш десятки миллиардов долларов и сотни жизней, потерянные здесь в последнее десятилетие. В ходе визита Г.Вестервелле убедительный ответ также получен не был, констатирует обозреватель Deutsche Welle Ратбиль Шамель.

Пятый. Визит Г.Вестервелле обозначил мнение не только Федерального правительства, но и других стран-членов НАТО: лимит военного участия в афганских делах исчерпан. «Международные войска уже были десять лет в Афганистане, они не могут оставаться там в течение еще десяти лет», подчеркнул министр. Что касается бундесвера, то согласно планам кабмина ФРГ «к концу 2014 года все боевые части должны вернуться в Германию», сказал Г.Вестервелле, упомянув, что дал Кабулу ясный сигнал Берлина – пришел момент перекладывать ответственность на собственные плечи.

Использованы данные сайтов Welt Online, Deutsche Welle, Das Bild, Sueddeutsche Zeitung, Los Angeles Times

62.46MB | MySQL:101 | 0,503sec