Арабо-мусульманский Ренессанс «справедливости»

11 сентября 2011 года была 10-я годовщина террористического акта, свершенного в Соединенных Штатах, и разделившего жизнь многих тысяч и даже сотен тысяч людей на «до» и «после». Арабо-мусульманский мир не стал в этом отношении исключением не только в силу того, что террористы, осуществившие этот акт, преимущественно относились к этому миру в силу своей национальной и религиозной принадлежности, но и силу того, что многие разделились в определении «справедливости» данного террористического акта, а также последовавших вслед за ним действий со стороны США и их союзников по антитеррористической коалиции. Сейчас вынесем за скобки тему этичности подобного вопроса. Признаем сам факт его существования, а также то, что тема «справедливости» приобрела новое, такое яркое звучание впервые в постколониальный период.

Важно признать, что именно настойчивая потребность, требование и готовность умереть за нее – за «справедливость» в значительной степени гарантировало выход на улицы арабских городов и сел сотен тысяч людей в начале 2011 года. Людей, ранее не изъявлявших деятельно свою готовность к подобному выражению настроений.

Именно «справедливость» стала той эпистемой (1), вокруг которой началась деятельная самоорганизация на современном Арабском Востоке. Этот термин «объединил» совершенно различные направления и силы, подчас противостоящие друг другу. Власть, бывшая частью религиозной традиции и во многом благодаря многовековой политической культуре, которая царила на Арабском Востоке, имевшая полусакральный характер, теперь стала предметом не только активного публичного обсуждения самого разного толка, но и предметом торга, подчас чрезвычайно унизительного. И оппозиция в лице людей «арабской улицы», и властные структуры, будь то сирийское руководство или прикованный к больничной каталке бывший египетский президент Х.Мубарак, не говоря уже о ливийском лидере М.Каддафи – все они употребляют в качестве одного из главных аргументов именно «справедливость» во всех ее значениях. Требование «справедливости» исходит и от «международного сообщества», причем последнее не делает особого различия между политической, социальной и юридической справедливостью. А между тем это было бы не лишним, в качестве хотя бы попытки осознать, каким же на самом деле является современное арабское общество. Осознать, не навязывая собственного представления о нем. Ведь как верно отмечал Саид Кутб, видный идеолог ислама и писатель, один из лидеров организации «Братья-мусульмане», также находившийся под судом и казненный в 1966 году: «Невозможно говорить о природе исламского понимания социальной справедливости, не изучив сперва основополагающих представлений этой культуры о том, что есть мир, что есть жизнь и что есть человек. Ибо социальная справедливость – не более чем ветвь той великой науки, на которую должны ориентироваться все исламские исследования.. Ислам выработал единую всеобъемлющую теорию о мире, жизнеустройстве и человеке, включающую в себя все вопросы».

Справедливость (по-арабски – «адль») с первых веков существования ислама была не просто выделена, она стала отдельным принципом исламского вероучения, и является одним из признаков божественной воли и божественного действия. Тема справедливости базируется на принципе, гласящем, что Аллах никогда и ни к кому не вершит несправедливости. Справедливость, по сути, – это та парадигма, вокруг которой выстраивалось и продолжает выстраиваться арабо-мусульманское общество с самых ранних этапов распространения ислама. По утверждению праведного Имама Али: «справедливость – это столп, на котором зиждется мир» («Мизан аль-хикма»). В Коране утверждение справедливости выражено в суре «Йунус» (аят 44): «Воистину, Аллах ни в чем не проявляет несправедливости к людям, но люди сами поступают несправедливо по отношению к себе».

«Арабская весна» так или иначе затронувшая все арабско-мусульманское общество фактически завершена. Наступает новый этап развития ситуации в регионе, который будет касаться не столько уже четкости понимания «справедливости» и владения теоретической стороной вопроса, сколько готовностью определять «не-справедливость» и понимать цену ее допущения. Под ценой понимается не только готовность изменять и изменяться в современных политических условиях, но и готовность «оплатить» эти изменения. «Оплата» касается самых очевидных проблем жизни современного арабо-мусульманского мира, таких как: распределение пищи и водных ресурсов, распределение природных ресурсов (в случае их наличия), занятие лидирующего положения в современном арабо-мусульманском мире, соблюдение интересов стран, прежде всего, западного мира в этом регионе в условиях глобализации и т.п.

Для современного арабского общества характерно то, что практически никто: ни элиты, ни низшие слои общества не представляют себя в полной мере ответственными за существующее положение вещей и за дальнейшее развитие ситуации, а главное — способными нести ответственность на протяжении долгого времени. Нынешняя смена элит или внешняя замена репрезентативных их членов приводит к тому, что существовавший ранее «априори» договор между членами арабского общества приобретает иные черты, характеризующиеся подчеркнутой «реальностью» и «требованием момента».

Все это происходит при очевидной готовности к вооруженной эскалации большинства из существовавших конфликтов, в частности, в регионе Ближнего Востока и Северной Африки. Тема справедливости все чаще стала звучать в связи с увеличением числа военных конфликтов на территории стран арабского мира с участием вооруженных контингентов войск западных государств. Начало второй военной кампании в отношении Ирака в этом отношении можно было бы считать началом возрождения обсуждения этой темы в новейшей истории. В этом отношении показательны слова одного из ведущих интеллектуалов современного арабского общества Мохаммеда Абид аль-Джабри, получившего в 1999 году премию стран Магриба за выдающийся вклад в арабское и общечеловеческое наследие: «Находятся люди, тешащие себя иллюзиями, что этой война приведет к изменению соотношения сил внутри самого иракского народа, что позволит меньшинствам полностью восстановить свои права, а большинству утвердить свою роль большинства. Такие люди наивно полагают, что “весы”, которые принесут с собой американцы – справедливые. Однако они забывают, что эти “весы” всегда используют двойной стандарт. Те, кто пользуется такими весами, не колеблясь, заявляют по любому поводу, что они взвешивают в своих интересах». Эта точка зрения весьма показательна, и выражается не только критиками западного участия в общественных и политических процессах на Арабском Востоке. Многие аналитики арабских «мозговых центров», в значительной своей части финансируемых западноевропейскими странами и США, высказывают пусть и осторожные, но схожие по смыслу идеи.

Для стран западного мира этическое обоснование «справедливого» военного присутствия и участия в жизни стало необходимой частью практически ежечасного присутствия в этом регионе. Выраженное ранее в сухих сводках Госдепа или Форин Оффис «справедливость» собственных действий должна быть объяснена не только собственным гражданам (среди которых немало тех, кто этнически, в культурном или в религиозном отношении соотносит себя с арабо-мусульманским миром), огорченным увеличением расходов из казны, но тем самым «аборигенам», в отношении которых она «реализуется». Ибо, как говаривал английский фельдмаршал Монтгомери, который закладывал способность отстоять внутри страны и за рубежом правильность и справедливость принятого решения о применении силы с этической стороны в качестве одного из главных условий для успешной военной кампании: «Для победы в войне необходимо больше, чем вооружение. Нужно, чтобы люди, которые развязывают войну, были готовы пожертвовать собой, а другие люди были готовы принять юридическую и моральную обоснованность военных действий с тем, чтобы поддержать первых»

После событий 11 сентября 2001 года в ходе расследования выяснилось, что большинство предупреждений о готовящемся теракте было пропущено только по той причине, что их некому было прочитать. Банально, но не было достаточного числа специалистов, владевших арабским языком. В одном из своих интервью Дж.Буш-младший заявил, что спрашивал себя о том, за что были предприняты подобные деяния в отношении американского народа. Озаботившись однажды вопросом «справедливости» в отношении собственного народа, поиск причин подобной террористической деятельности немедленно выразился не только в отставках в различных спецслужбах, но в обращении повышенного внимания на работу со странами так называемого «Юга», но и на создании национальной программы обучения арабскому языку и другим не менее активными мерами. Прошло 10 лет, сворачивание одних западных кампаний на Арабском Востоке не означает сворачивание других, а это значит, что арабо-мусульманский Ренессанс «справедливости» продолжается.

1.Эпистема- структура существенно обуславливающая возможность определенных взглядов, концепций, научных теорий и собственно наук в тот или иной исторический период.

40.76MB | MySQL:66 | 0,899sec