Ливийская трагедия: причины и последствия

Особенностью ливийской смуты является то, что антиправительственные выступления в этой стране не были порождены социально-экономическими причинами. Доход на душу населения в Ливии (14,2 тыс. долл. в 2010 г.) был самым высоким в Северной Африке, и его значительная часть распределялся в интересах всего населения . В ВСНЛАД практически ликвидирована неграмотность, уровень детской смертности снизился до 25 на 1 тыс. новорожденных, за каждого ребенка родителям выплачивалось 7 тыс. долл., молодоженам выделялось 60 тыс. долл. на квартиру, основные продукты питания и бензин дотировались государством, электричество было бесплатным, малоимущие получали помощь деньгами, продуктами питания, а кое-кто и сертификатами на автомобили, пособие по безработице составляло 750 долл. в месяц .

Начавшееся в феврале с. г. восстание в Бенгази было вызвано воздействием целого рядя факторов. Важное – если не решающее — значение имело недовольство племен Киренаики ограничением доступа к дележу «государственного пирога». Это не значит, что экономике восточных районов страны не уделялось должного внимания (планами развития в Киренаику планировалось инвестировать 22 млрд долл.), но финансовые средства выделялись централизовано, что ограничивало возможности племенной верхушки нагревать на этом руки . Недовольны были и чувствовавшие себя обделенными берберы Джебель Нефусы. С другой стороны, в Ливии началось формирование гражданского общества,сопровождавшееся выходом на политическую арену нового, более образованного и информированного, поколение. Его не устраивала система «джамахирийского народовластия», скрывавшая за своим фасадом авторитаризм лидера ливийской революции Муаммара Каддафи, молодые люди хотели быть не подданными, а гражданами, которые сами решали бы проблемы своей страны, а не уповали на «отца нации». Одновременно проводившаяся режимом в последние годы экономическая либерализация привела к формированию национальной буржуазии, желавшей положить конец засилью буржуазии бюрократической и повальной коррумпированности чиновников, делавшими для нее невозможным нормальное ведение бизнеса. Было, наконец, налицо стремление к демократии современного среднего класса. Не стоит упускать также из виду освобождение М.Каддафи из тюрем в 2007 г. политзаключенных, являвшихся членами Ливийской исламской боевой группы (ЛИБГ) и впоследствии принявших активное участие в восстании.

Серьезный просчет был допущен самим ливийским лидером, не сумевшим разобраться в складывающейся ситуации. Свидетельством тому стало его вызвавшее широкое подспудное недовольство решение передать власть по наследству своему сыну Сейф аль-Исламу. Не прислушался он и к советам Сейф аль-Ислама принять конституцию и провести парламентские и президентские выборы, что, возможно, предотвратило бы нынешнюю трагедию.

Оппозиционеры оказались, однако, не в состоянии мобилизовать необходимые для победы силы, поскольку значительная часть армии и большинство населения Триполитании и Феззана их не поддержали. Избежать разгрома и добиться в конечном счете успеха им позволила лишь интервенция Организации Североатлантического договора, чья авиация совершила в рамках операции «Объединенный защитник» 22 тыс. самолетовылетов и уничтожила 5 тыс. военных целей (не считая разрушенных гражданских объектов) . В немалой степени победе повстанцев способствовало участие в боях за Триполи бойцов французского Иностранного легиона и английского 22-го полка Специальной авиаслужбы (подтвержденное свидетельствами десятков очевидцев) и военнослужащих Катара и Объединенных Арабских Эмиратов . Свою роль сыграли и поставки вооружения мятежникам Францией, Катаром и ОАЭ, как и помощь французских, английских и катарских военных советников. ( Обращает на себя внимание, что хотя представитель командования операцией «Объединенный защитник» Р.Лавуа отрицал в своем заявлении 31 августа наличие в Ливии наземных сил НАТО в контексте проводимой альянсом кампании, он отказался подтвердить или опровергнуть присутствие там французских и британских подразделений на национальной основе, т. е. вне рамок натовской операции)

При этом, по словам представителя Военного командования Переходного национального совета (ПНС) Хишама бу Хагаира, в результате военных действий погибло 50 тыс. человек (т. е. 0,8% населения страны).

Пришедшему сейчас к власти ПНС предстоит столкнуться с немалыми трудностями.

По оценке Переходного нацсовета, доведенной им до сведения Франко-ливийской торговой палаты, материальный ущерб от гражданской войны составил 200 млрд долл., и как считает глава Ведомства по реконструкции экономики ПНС Ахмед Джихани, для его ликвидации потребуется 10 лет. Не являются обнадеживающими перспективы возобновления добычи нефти, производство которой упало с 1,6 млн бар. до 0,05 млн бар. в день . Согласно прогнозам специалистов, вывести ее экспорт на довоенный уровень удастся лишь через 1-3 года . Ухудшается социально-экономическое положение: хотя снабжение столицы и других городов Триполитании возобновилось, цены на основные продукты питания в 2-3 раза превышают довоенные.

Что касается политической ситуации, то на данном этапе первоочередной задачей ПНС являются подавление последних очагов сопротивления и пленение или ликвидация М.Каддафи. В этом повстанцам оказывают помощь американцы и европейцы. Как признал в беседе с журналистами 31 августа пресс-секретарь Администрации Президента Дж.Карни, Соединенные Штаты совместно с союзниками по НАТО пытаются установить местонахождение М.Каддафи, чтобы передать эти сведения повстанцам. Но при этом окончание борьбы между сторонниками и противниками ливийского лидера может стать лишь прологом к новому витку гражданской войны. Предпосылки к этому создает соперничество между Киренаикой и Триполитанией, между различными племенами, которых в Ливии насчитывается полторы сотни, между арабами и берберами, между исламистами и сторонниками секуляризации . Ситуацию еще больше осложняет то, что Переходный нацсовет, укомплектованный, в основном, выходцами из Киренаики и пришедший к власти при поддержке натовских штыков, вряд ли может рассматриваться жителями Триполитании и Феззана как легитимный. Следует ожидать и начала борьбы за контроль над нефтью: некоторые шейхи племен уже заявляют, что иностранным компаниям следует покупать ее не у государства, а у кланов, на территории которых находятся месторождения .

Повстанцы стали сводить счеты друг с другом, не дождаясь конца гражданской войны. Начало этому было положено убийством командующего вооруженными силами ПНС Абд аль-Фаттаха Юнеса. Междоусобные столкновения не прекратились и сейчас, несмотря на продолжающиеся бои за Сирт и Бени Валид, где обороняются верные М.Каддафи войска. Так, 12 сентября произошли боестолкновения между отрядами из Киклы и Гарьяна, с одной стороны, и Ас-Сабаа, с другой, в то время как повстанцы Мисураты отказываются подчиняться указаниям Переходного нацсовета. Одновременно идут расправы со сторонниками М.Каддафи. Как заявил 30 августа председатель Комиссии Афросоюза Ж.Пинг, оппозиционеры убивают африканских рабочих-иммигрантов, считая их наемниками, которые находились на службе у ливийского лидера. По словам же министра международных отношений и сотрудничества ЮАР М.Нкоана-Машабане, наряду с гастарбайтерами из Тропической Африки насилию подвергаются и чернокожие ливийцы.

С учетом всего этого будет просто чудом, если ливийцам удастся избежать нового витка конфронтации, грозящей «сомализацией» страны.

Существует, впрочем, и иной вариант развития событий. Наиболее организованной и сыгравшей важную роль в свержении М.Каддафи силой являются исламисты. В рядах повстанцев сражались боевики Ливийского исламского движения (ЛИД — так с марта с. г. стала именовать себя Ливийская исламская боевая группа). Эта организация, которая была основана ливийцами, прошедшими Афганистан, пыталась в 1996 г. развернуть в Киренаике партизанскую войну против М.Каддафи, но ее отряды были быстро разгромлены ливийской армией. По словам бывшего агента английской разведки Д.Шейлера, в том же году ЛИБГ совместно с МИ-6 готовила покушение на ливийского лидера. После террористических актов 11 сентября 2001 г. эта группировка была внесена ООН в список террористических организаций, связанных с «Аль-Каидой». В 90-е годы ее возглавлял Абд аль-Хаким би-ль-Хадж, воевавший до этого в Афганистане, выступавший против западной демократии и рассматривавший джихад как единственное средство борьбы. В 2007 г. заместитель руководителя «Аль-Каиды» Айман аз-Завахири назвал его эмиром муджахидов. В 2004 г. А.Х. би-ль-Хадж был выслежен агентами Центрального разведывательного управления США, арестован в Малайзии, содержался в одной из тюрем в Таиланде, а затем был выдан Ливии. В 2007 г. он вместе со 169 другими фундаменталистами был освобожден из заключения по настоянию секретаря Главного народного комитета юстиции ВСНЛАД Мустафы Абд аль-Джалиля. После занятия отрядами оппозиции ливийской столицы А.Х.би-ль-Хадж был назначен верховным командующим Военного совета Триполи.

Наряду с бойцами ЛИД в повстанческих формированиях сражались боевики «Аль-Каиды в странах исламского Магриба» и «Аль-Каиды». Хотя их численность была не столь уж значительной, «Аль-Каида» сумела установить контроль над Дерной, где ею провозглашен исламский эмират.

К настоящему времени фундаменталисты контролируют большую часть вооруженных формирований повстанцев, в то время как в ПНС преобладают бывшие функционеры режима М.Каддафи и вернувшиеся в Ливию политэмигранты. Исламисты уже начали готовиться к борьбе за власть: их отряды не участвуют в боях за Сирт и Бени Валид, будучи отведены на переформирование. «Они, — отмечает специалист по Ближнему Востоку Валид Фарес, — не хотят подвергать себя риску проигрыша. Они предпочитают, чтобы НАТО и регулярные части мятежников сделали все за них» . Требования А.Х.би-ль-Хаджа, настаивающего на уходе в отставку главы Исполкома ПНС Махмуда Джибрила и предоставлении исламистам не менее полвины мест в новом органе исполнительной власти, уже привели к затяжке с формированием временного правительства ВСНЛАД.

Расходы на ликвидацию материального ущерба, причиненного войной и «точечными бомбардировками» НАТО, неизбежно повлекут за собою падение жизненного уровня населения. На это наложится разочарование в джамахирийской модели, сопровождающееся возникновением идеологического вакуума. В результате возникнут предпосылки для дальнейшего распространения идеологии религиозного возрожденчества и роста влияния фундаменталистов. Их приход к власти был бы чреват превращением Ливии в рассадник терроризма, своего рода новый «Исламский эмират Афганистан», со всеми вытекающими из этого негативными последствиями для арабских стран, для Европы, да и для России.

Не исключен, наконец, полностью и вариант развития ситуации по «иракскому сценарию», при котором удалось бы сформировать «фасадную демократию, основанную на допуске всех основных регионов, племен и этносов к «государственному пирогу». Достичь этого в Ливии будет сложнее чем в Ираке в силу как большей мозаичности ливийского общества, так и большего влияния исламистов. Дополнительные – и немалые – сложности способно создать и то, что в при М.Каддафи в Ливии в отличие от Ирака не было современной политсистемы (пусть и однопартийной), что в этой стране, по словам специального посланника Генсекретаря ООН по Ливии И.Мартина, «нет живых воспоминаний о выборах, нет избирательной системы, избиркома, истории политических партий и независимого гражданского общества» .

Какой бы оборот ни приняли в дальнейшем события в Ливии, происходящее там не может не вызывать ассоциации с событиями в Ираке, где насаждение демократии с помощью американских штыков привело к гибели 300 тыс. человек , длительной гражданской войне и продолжающемуся уже восемь лет террору.

32.31MB | MySQL:67 | 0,818sec