Банковский скандал и вопрос о возможном упразднении института президентства в Иране

Вот уже два месяца как лихорадит Иран от невиданного в истории страны банковского скандала. Как известно, 27 сентября подал в отставку управляющий одного из ведущих государственных коммерческих банков страны «Банк-е Мелли» Махмуд Реза Хавари. За его отставкой неожиданно последовало отстранение от должностей управляющих двух крупных частных банков «Банк-е Садерат» и «Банк-е Саман». Всем трем банкам были предъявлены обвинения в выдаче кредитов на астрономическую сумму 2,6 млрд долларов по поддельным документам с целью приватизации государственных компаний.

Назвав эту финансовую махинацию «самой беспрецедентной финансовой коррупцией в истории Ирана», генеральный прокурор Ирана ходжат ол-эслам Голам Хосейн Мохсен Эджеи выдал ордера на арест 22 лиц. Как выяснилось, в общей сложности в данном деле фигурируют семь государственных и частных банков.

Позднее, уже в первой декаде октября генеральный прокурор заявил об аресте дополнительно еще 14 человек, причастных к банковскому скандалу. Вместе с тем он призвал управляющего «Банк-е Мелли», имеющего помимо иранского еще и канадское гражданство, вернуться из Канады, куда он сбежал, почуяв опасность разоблачения.

Как выяснилось, в этих финансовых махинациях замешана одна из многопрофильных компаний по инвестициям и развитию, основанная иранским миллиардером Амиром Мансуром Хосрави, в распоряжении которой находится весьма солидный актив в размере 3,8 млрд долларов; причем она контролирует несколько десятков компаний.

Эта компания по поддельным документам незаконно получила от банков «Садерат», «Саман», «Сепах» и «Мелли» кредиты. Чтобы отвести от себя всякие подозрения в организации финансовой аферы, она использовала целую сеть подставных организаций. Причем обращают внимание на то обстоятельство, что банки «Садерат» и «Мелли» выдали кредиты без соблюдения в этом вопросе необходимых формальностей, что справедливо породило мысль о возможных финансовых правонарушениях, имевших место при оформлении кредитов. Особое внимание иранские СМИ обращают на тот факт, что правительственный совет по монетарно-денежным операциям даже не удосужился проверить законность выдачи кредитов.

Со своей стороны и Центральный банк Ирана допустил оплошность, не проверив законность проводимых денежных операций. Финансовые махинации дали повод парламентской оппозиции потребовать рассмотрения вопроса о возможном импичменте министра экономики Ирана Шамсэддина Хосейни.

Между прочим, как показало парламентское расследование, Шамсэддин Хосейни, его заместители, а также управляющие, как Центральным банком Ирана, так и других банков знали о финансовых злоупотреблениях, но ничего не предприняли для их предотвращения (как отмечают многие аналитики, вся эта история берет начало с 2007 года). Что же касается управляющего Центральным банком Махмуда Бахмани, то в виду того, что его назначил президент, он не может быть подвергнут импичменту; хотя по требованию парламентариев он может быть отстранен от должности.

Несмотря на то, что как утверждают, нынешний президент Ирана не имеет прямого отношения к финансовой афере, тем не менее, многие указывают на явную связь с ней его окружения и некоторых членов его кабинета министров. По сообщению иранских СМИ, например, глава президентской администрации и главный советник президента небезызвестный Эсфандияр Рахим Машаи имеет тесные связи с упомянутым выше иранским миллиардером Амиром Мансуром Хосрави. Последнее обстоятельство может придать политическим оппонентам дополнительный задор усилить свой натиск на него, развенчав культивируемый им же имидж самого «некоррумпированного» иранского политического деятеля. Как бы то ни было, финансовая махинация может дать противникам президента возможность избавиться хотя бы от ненавистного им главы президентской администрации, которого многие в Иране считали одним из реальных претендентов на пост президента на выборах в 2013 года. По крайне мере, ходили упрямые слухи о том, что Ахмадинежад видит в нем своего преемника. Между прочим, неоднократные попытки противников президента избавиться от Эсфандиара Рахима Машаи до сих пор не увенчались успехом по той причине, что президент всегда «горой стоял» за него. Но сможет ли Ахмадинежад в нынешней крайне сложной ситуации отстоять его — остается под вопросом.

Следует заметить, что усиление президента и его поползновения в сторону дальнейшего укрепления своих позиций в политическом противостоянии с парламентом давно стали вызывать недовольство со стороны не только оппозиционно настроенных к нему членов парламента и его спикера Али Лариджани, но и со стороны духовного лидера Али Хаменеи. Нет сомнения в том, что чрезмерное усиление позиций Махмуда Ахмадинежада и, следовательно, нарушение сложившегося политического равновесия между законодательной и исполнительной властями не может быть одобрено духовным лидером. Кроме того, следует принять во внимание и беспокойство Али Хаменеи, вызванное попытками президента отобрать у него некоторые ключевые прерогативы. Вопрос о нашумевших назначениях на министерские посты, отставка министра разведки – протеже духовного лидера, «апрельский бойкот», объявленный Махмудом Ахмадинежадом, когда вопреки призывам духовного лидера, он более недели демонстративно не являлся в президентский офис, добавили негатив в отношениях аятоллы Али Хаменеи к президенту. Тем не менее, тогда президент удержался на своем посту, но теперь ситуация может не повториться. Все зависит от решения Али Хаменеи. Если он посчитает нужным дать добро открытому публичному судебному процессу, то, по крайней мере, будущая политическая судьба президента будет решена, хотя это вовсе не означает, что последний подаст в отставку. Просто — ему подрежут крылья (не следует забывать, что в парламенте немало сторонников Махмуда Ахмадинежада, которые постараются отменить парламентскую петицию или же смягчить ее). Кроме того, исходя из политических интересов правящего режима, вряд ли следует ожидать, что все материалы судебного расследования будут преданы огласке.

Тем не менее, уже сейчас 73 человека из 290 депутатов иранского парламента, подписали петицию с требованием к главе исполнительной власти явиться в парламент для дачи показаний. Но, как стало известно, до того в парламенте будет допрошен представитель президента. В любом случае, противники Махмуда Ахмадинежада в парламенте постараются сполна отыграться на нем, как на человеке, постоянно пытающегося ограничить функции исламского парламента в политической жизни государства.

В ожидании импичмента президента, в своем интервью иранскому информационному агентству «Мехр», один из его ярых политических противников, член президиума иранского парламента Мохаммад Дехкан даже заявил о том, что вполне возможно, что будущие президентские выборы вообще не состоятся. Причем он, в свою очередь, сослался на недавнее заявление Али Хаменеи о необходимости изменения политической системы страны, подразумевая переход от президентского к парламентской форме правления. По его мнению, за счет упразднения института президентства будет усилена законодательная власть. Вместе с тем, М.Дехкан пояснил, что эти политические изменения допустимы лишь в том случае, если они не будут противоречить принципам существующего политического режима и религиозной школы двенадцати имамов, а также основополагающему учению о «велайяте факих». В случае удовлетворения этих требований духовным лидером будет создан совет по пересмотру конституции, после же одобрения им принятых этим советом решений, вопрос будет передан на всеобщее обсуждение – референдум. Но в принципе, по заявлению Дехкана, вопрос о внесении изменений в конституцию ИРИ полностью находится в компетенции верховного лидера и никто кроме него самого не обладает подобным правом!

Можно утверждать, что именно финансовый скандал стал тем поворотным пунктом, который дал «карт-бланш» Али Хаменеи для окончательного решения руками парламента будущей участи строптивого президента (кстати, аналогичного мнения придерживается и профессор политологии тегеранского университета «Азади» Ахамд Бахшайеш). Тем самим духовный лидер намерен решить и судьбу самого института президентства.

Заявление Али Хаменеи о том, что в будущем он допускает возможность упразднения поста президента, однозначно указывает на его стремлении усилить роль парламента. Тем самим он намерен отбить охоту у будущего главы исполнительной власти подвергать сомнению верховенство его власти.

Ослабление позиций президента в результате финансового скандала, когда многие его сторонники были арестованы или удалены с политической арены, может означать укрепление позиций консервативного крыла в иранском политическом истеблишменте. Можно безошибочно предположить, что ко времени проведения парламентских выборов в Иране резко усилится влияние сторонников Али Хаменеи и пестуемого им Корпуса стражей исламской революции в парламенте, что даст сторонникам духовного лидера возможность диктовать свои условия на будущих парламентских и президентских выборах.

Учитывая сложившийся расклад политических сил, можно высказать предположение о том, что в случае сохранения института главы исполнительной власти (не важно, как он будет именоваться – президентом или премьер-министром) будущий президент будет представителем крайне консервативного крыла политического истеблишмента, который при исполнении своих обязанностей будет беспрекословно соблюдать указания духовного лидера.

43.53MB | MySQL:92 | 1,001sec