Иран: сентябрь 2011 г. Военно-политическая ситуация

1.ВНУТРИПОЛИТИЧЕСКАЯ ОБСТАНОВКА

В сентябре 2011 года в Иране установилось политическое затишье. Многие в этой стране кто с грустью, кто с радостью вспоминали «черную пятницу» — 8 сентября 1978 года, положившую начало исламской революции. В конце 1978 – начале 1979 года в различных городах Ирана представители исламского духовенства организовывали демонстрации, решительно разгонявшиеся шахской полицией. Затем исламские революционеры перешли к тактике экономических стачек и забастовок, что полностью парализовало экономику страны. Не в силах больше удерживать власть в своих руках шах бежал из страны, а 1 февраля 1979 г. миллионы иранцев встречали опального аятоллу Рухоллу Хомейни, высланного из страны 15-ю годами ранее. Исламская революция, о которой так много говорили клерикалы, совершилась.

Вполне вероятно, что нынешний период – это затишье перед бурей парламентских выборов, назначенных на март 2012 года. Однако, несмотря на некоторый спад публичной политической борьбы, как в недрах иранского истеблишмента, так и вне властных структур продолжается напряженное противостояние конфликтующих сторон, схожее с пламенеющим жаром в глубине торфяников. Об этом свидетельствует, быть может, на первый взгляд незначительный казус (пока не белли), когда иранский телеканал Press TV позволил себе открыто выступить против президента Ахмадинежада, опровергнув его слова. 13 сентября президент ИРИ дал интервью газете The Washington Post, в котором, в частности, объявил, что Иран освободит двух американцев, осужденных за шпионаж к длительным срокам лишения свободы. По его словам, это «одностороннее прощение», «жест милосердия со стороны иранского народа, Исламской Республики Иран». Президент добавил, что освобождение Шейна Бауэра и Джошуа Фэттала дело суток, максимум двух. Новость передавали и комментировали ведущие мировые средства массовой информации. Тем не менее, уже на следующий день телеканал Press TV заявил, что ничего подобного не произойдет, никакого решения об освобождении американцев не принято. При этом канал ссылался на судебные власти страны. По версии телеканала, суд только приступил к рассмотрению прошения адвокатов об освобождении заключенных под залог в 500 тыс. долларов. Ни о каких актах доброй воли или милосердия речь не идет. Более того, как подчеркнул телеканал Press TV, «вся информация по этому делу будет распространена судебными властями, в то время как любая информация из других источников не имеет никакой силы». Такого еще не было в новейшей истории ИРИ, когда подконтрольное властям СМИ так унижает президента. Ровно через неделю пришло сообщение, что иранские власти отпустили под залог Шейна Бауэра и Джошуа Фэттэла — граждан США, арестованных в Иране по обвинению в шпионаже. Залог составил 500 тысяч долларов за каждого задержанного. Они были доставлены в посольство Швейцарии в Тегеране (представляет интересы США в Иране).

Нет сомнений, что предстоящая предвыборная кампания, которая вскоре должна начаться, раздует очередной политический пожар. С 12 октября в Иране начнут деятельность предвыборные штабы. Основной задачей штабов является работа по подготовке к парламентским выборам, в том числе подготовка персонала, принимающего участие в выборах, просветительская работа среди избирателей и создание необходимых условий для проведения справедливых выборов. В конце августа лидер ИРИ аятолла Али Хаменеи сказал, что парламентские выборы должны пройти в условиях обеспечения максимальной безопасности.

В конце сентября меджлис Ирана в ходе состоявшегося открытого заседания 125 голосами «за» утвердил положение о неприкосновенности депутатов. Документ не поддержали 18 парламентариев, 14 — воздержались. Согласно принятому парламентом решению, в соответствии с 86-й статьей Конституции и 75-м пунктом устава парламента, депутаты в период исполнения своих обязательств считаются неприкосновенными. В соответствии с принятым документом, иранские депутаты могут быть призваны к уголовной ответственности только по решению совета по контролю работы меджлиса.

В сентябре Всемирный экономический форум (ВЭФ) отметил, что средняя продолжительность жизни в Иране составляет 71,7 года. По данным ВЭФ, Иран вместе с Грузией занимает 86 место по продолжительности жизни населения среди 142 стран. Первое место по продолжительности жизни населения занимает Япония. Здесь этот показатель составляет 82,9 года. Далее следуют Гонконг, Швейцария, Австралия, Испания, Исландия, Италия, Швеция и Сингапур. Последние места занимают две африканские страны: Лесото и Зимбабве. В этих странах продолжительность жизни населения составляет 45,4 года. По средней продолжительности жизни населения Иран опережает такие страны, как Марокко, Индонезия, Украина, Таиланд, Россия и Индия.

На фоне политического штиля контрастно выделяется операция подразделений КСИР против иранского крыла курдской группировки Партии свободной жизни Курдистана «Пежак» (PJAK), которая осуществляет деятельность в иранской провинции Курдистан. Группировка ставит целью отделение Курдистана от Ирана. Действующая на ирано-турецкой и ирано-иракской границах партия «Пежак» контролируется сепаратисткой Рабочей партией Курдистана (РПК), которую во многих странах считают террористической организацией. Очередное обострение на ирано-иракской границе началось в июле. Тогда курды провели ряд атак против целей в Иране, на что иранцы ответили артиллерийскими ударами по базам курдов в Ираке и началом широкомасштабного наступления. В середине августа одним фронтом с Тегераном выступила Турция, чьи войска также возобновили проведение операций против курдов в северном Ираке. Многочисленные курдские военизированные формирования добиваются самостоятельности для населенных их соплеменниками районов Ирана и Турции. Обе страны воспринимают это как посягательство на свою территориальную целостность и отвечают на курдские поползновения военными методами.

В ходе вооруженных столкновений боевики «Пежак» убили одного из командующих КСИР бригадного генерала Аббасали Джаннесари, а также нескольких военнослужащих Корпуса. В свою очередь командование КСИР заявило о ликвидации Маджида Кавиана, считающегося вторым человеком в руководстве «Пежак», а также несколько десятков рядовых боевиков. Как заявлял ранее полковник КСИР Хамид Ахмади, начатая 2 августа операция против «Пежак» продолжится «вплоть до уничтожения всех контрреволюционных элементов и террористов».

Закрыв вопрос с «американскими шпионами», иранские власти приступили к работе с «израильскими шпионами». Генеральный прокурор города Тегерана Аббас Джафари Долатабади заявил, что 10 сентября начался судебный процесс над двумя агентами израильской разведки. По его словам, шпионы были задержаны еще в 2009 году. Он не стал называть имена арестованных. «Они обвиняются в шпионаже в пользу сионистского режима. Подсудимые фотографировали секретные военные объекты, сумели проникнуть в зоны, закрытые для посещения. Они обвиняются и в незаконном получении денег от израильской разведки», — сообщил он.

Но не только шпионские дела интересовали прокуратуру ИРИ. В стране раскрыта крупная финансовая афера. В сентябре были задержаны лица, подозреваемые в присвоении 2,6 миллиарда долларов государственных средств. Финансовые махинации предполагали использование поддельных документов для получения кредита в иранском банке Bank Saderat — одном из ведущих финансовых институтов Ирана — с целью покупки активов, в том числе государственных компаний, таких как крупнейший производитель стали Khuzestan Steel Co. Генеральный прокурор ИРИ Голям Хосейн Мохсени Эжеи объявил, что всего по этому делу были задержаны 19 человек. Прокурор также заявил, что приняты все необходимые меры для того, чтобы не допустить выезд подозреваемых из страны, а также перевод денежных средств в оффшорные зоны заграницей. Глава иранского Центробанка Махмуд Бахмани отметил, что большая часть денежных средств, которые присвоили себе мошенники, осталась на территории Ирана. В свою очередь, глава иранского министерства информации (разведки и контрразведки), Хейдар Мослехи заявил, что за границу были переведены средства на сумму около 25,3 миллиона долларов. 12 сентября были заблокированы активы миллиардера Амира Мансура Арии, который, как предполагают власти, разработал мошенническую схему и являлся главой преступной группы. Бизнес-империя г-на Арии включает в себя более 35 компаний, работающих в самых разных отраслях. Примечательно, что в рядах клерикальных противников президента Ахмадинежада г-на Ария называет одним из самых влиятельных сторонников иранского президента. Напомним, за последние месяцы были арестованы десятки политических союзников Ахмадинежада.

Другой резонансной историей стало дело иранского христианского священника Юсефа Надархани. Он стал пастором небольшого евангелического сообщества в Иране — после принятия христианства в возрасте 19-ти лет. Юсеф Надархани был арестован в 2009 году и обвинен в вероотступничестве. Приговоренный к смерти в 2010 г. за «отступничество от ислама». Верховный суд Ирана постановил: если Надархани откажется от христианства и возвратится в ислам, вынесенный ему смертный приговор будет отменен. Юсеф Надархани отказался вновь стать мусульманином. США, Великобритания, Германия, Польша, другие страны, ЕС осудили смертный приговор священнику и призвали Тегеран отменить казнь.

Посол Ирана в России Реза Саджади трактует дело в несколько другом ключе: «Это очередная дезинформация со стороны западных СМИ…. Так вот, господин Надерхани, о котором вы говорите, перешел из ислама в протестантство 13 лет назад. И если бы его вина была лишь в переходе в другую религию, то почему его не казнили 13 лет назад? Обвинение в отношении господина Надерхани — по другой статье: под прикрытием религии он занимался шпионажем. Этому есть все доказательства. И тем более, хочу вам сказать, что в Иране нет уголовного наказания за переход из одной религии в другую. И скажу больше: к смертной казни через повешение его приговорил местный суд, но после апелляции в вышестоящую инстанцию в виде Верховного суда Ирана смертная казнь была отменена. В Иране все равны перед законом, вне зависимости от вероисповедания. Недавно у нас казнили одного мусульманина за шпионаж в пользу Израиля. Но никто не поднимал такой шумихи в прессе».

Как известно, Иран занимает второе место в мире по приведению в исполнение смертных казней (после Китая, население которого в 18 раз больше, чем в ИРИ). В сентябре поступило сообщение, что 22 человека казнены за торговлю, распространение и хранение наркотиков. Это самая массовая казнь в Иране с начала этого года, в течение которого, согласно данным западных источников, в ИРИ были казнены около 200 человек. Еще один 18-летний юноша казнен за убийство в уличной драке известного в Иране спортсмена — «Самого сильного человека Ирана» Рухоллы Дадаши.

В соответствии с иранским законодательством, которое основано на нормах шариата, высшей мерой наказания — смертной казнью через повешение караются особо тяжкие преступления, такие как убийство, изнасилование, вооруженный грабеж, торговля наркотиками, гомосексуализм, богохульство, государственная измена и шпионаж.

В сентябре в Иране арестовывали не только шпионов, финансовых мошенников и наркодельцов, но и журналистов. Власти сообщили об аресте пяти человек, работавших на персидскую службу британской телерадиокорпорации Би-би-си. Они обвиняются в том, что они делали для Би-би-си видеозаписи и новостные репортажи, содержавшие в себе негативную оценку событий в Иране. Правда, позже из Лондона пришло сообщение, что арестованные не были сотрудниками Би-би-си, а являлись «независимыми режиссерами документального кино». Би-би-си лишь приобрела права на фильмы арестованных режиссеров, однако не является их заказчиком. Ранее Иран заблокировал телевизионное вещание Би-би-си, обвинив корпорацию в провоцировании протестного движения после президентских выборов 2009 года. Ныне Би-би-си не располагает офисом в Тегеране.

В тоже время иранские власти расширяют свои собственные идеолого-пропагандистские возможности. В сентябре объявлено, что вскоре в Иране начнет вещание русскоязычный телеканал. Уже сегодня начат перевод на русский язык некоторых иранских художественных фильмов, сериалов и другой телепродукции. Новый телеканал собирается охватить всю территорию бывшего СССР. Вещать новый телеканал будет из студий в Тегеране через систему европейских спутников, часть программ будет ретранслироваться через интернет. Русскоязычный телеканал станет четвертым по счету среди специализированных иранских телеканалов, рассчитанных на зарубежную аудиторию. Ранее в Тегеране были запущены круглосуточный англоязычный Press TV и вещающий на арабском Al-Alam. Кроме того, в конце августа нынешнего года вышел в эфир иранский спутниковый испаноязычный телеканал Hispan TV, рассчитанный в первую очередь на страны Латинской Америки. По мнению иранских властей, вещание этих телеканалов необходимо для того, чтобы донести до иностранной аудитории информацию о жизни и идеологии Исламской Республики Иран.

Для внутрииранского телевещания предпринимаются меры по ужесточению разнообразных запретов. Так, согласно новым указаниям иранских властей, на телевидении запрещен выпуск в эфир передач о любовных треугольниках. Изображение мужчин в полуобнаженном виде в иранских и иностранных телепередачах также запрещено. Исключение будет сделано для телевизионных программ, в открытой форме осуждающих подобное поведение. Причина запрета пока не известна. Также неясно, каким образом будут транслироваться на иранском телевидении спортивные передачи. Государственное телевидение Ирана главным образом показывает намазы и передает правительственные сообщения.

Кстати о спорте. Иран готовит новую форму для женской сборной команды по футболу, заявила заместитель председателя федерации футбола Ирана по вопросам женского футбола Фарида Шоджаи. Представители иранской федерации встретились с главой ФИФА Йозефом Блаттером и членами дисциплинарной комиссии ассоциации. В ходе переговоров была достигнута договоренность о подготовке новой спортивной формы, которая будет отвечать нормам ислама и, в то же время, соответствовать требованиям ФИФА. Г-жа Шоджаи уточнила, что в разработке новой спортивной формы участвовали несколько дизайнеров. «Иранские футболистки смогут получить новую форму только после утверждения ФИФА», — добавила Шоджаи. В июне арбитр ФИФА запретил женской сборной Ирана по футболу играть в хиджабах во втором туре отборочного турнира к Олимпиаде-2012 в Лондоне. Однако команда отказалась выполнять условия и играть без хиджабов. Женская сборная Ирана вышла на поле, спела гимн, поцеловала флаг своей страны и покинула поле. Иранкам было присуждено техническое поражение со счетом 0:3 в матче с Иорданией. Федерация футбола Ирана пожаловалась ФИФА на судей квалификационного матча. По правилам ФИФА, которая занимается организацией всех футбольных турниров, игроки должны быть одеты в футболку, шорты, гетры и бутсы.

Но воспитывать в «правильном направлении» необходимо с детства. Поэтому в этом учебном году во всех школах Ирана введен специальный перерыв, во время которого учащиеся будут совершать намаз в обязательном порядке. Власти будут осуществлять жесткий контроль над выполнением этого распоряжения.

2.ОСНОВНЫЕ ВНЕШНЕПОЛИТИЧЕСКИЕ СОБЫТИЯ

В конце сентября президент Ирана Махмуд Ахмадинежад выступил на 66-ой сессии Генеральной Ассамблеи ООН. Принципиально его речь не отличалась от того, что он уже говорил на предыдущих международных форумах в рамках ООН. Разоблачив происки американского империализма во всех сферах человеческого бытия, высказав сомнения в истинности Холокоста и первопричине трагедии 11 сентября, иранский президент отдал должное значению ООН, но все же заявил, что ее возможности до сих пор не реализованы по причине отсутствия справедливости в структуре и механизмах управления ООН. Особой критике президент ИРИ подверг Совет Безопасности ООН. Но г-н Ахмадинежад дал нам всем надежду на светлое будущее, «которое со вступлением человечества по путь пророков, добродетели и принесения присяги перед божественными и гуманитарными ценностями, вскоре осуществится под управлением спасителя рода человеческого, обещанного хазрата (уважительное обращение к религиозному деятелю, — авт.) имама Махди, наследника всех пророков, высших божественных посланников и чистого рода великого пророка Ислама. …Он появится вместе с хазратом Иисусом Христом и, встав во главе всех праведников, свободолюбцев и радетелей за справедливость, искоренит угнетение и дискриминацию и, подняв уровень сознания и просвещения людей, распространит по всей Земле мир, справедливость, свободу и любовь. Он одарит каждого своей красотой и добротой и каждому даст вкусить от сладкого источника жизни». (конец цитаты. Сайт посольства Исламской Республики Иран в Москве).

После выступления президента ИРИ с трибуны ООН миссия США при этой организации выразила официальный протест в связи с его антиамериканским содержанием. Представитель постпредства США при ООН Марк Корнбло заявил: «У господина Ахмадинежада был шанс обратиться к стремлению его собственного народа к свободе и уважению достоинства, но вместо этого он снова повторил отвратительные антисемитские оскорбления и жалкие теории заговора».

В свою очередь г-н Ахмадинежад, вернувшись из Нью-Йорка в Тегеран, заявил, что в настоящее время иранская нация продолжает укреплять свои позиции в мире, и каких-либо серьезных препятствий в связи с этим не существует.

17 сентября на открывшейся в Тегеране Международной исламской конференции верховный руководитель Ирана аятолла Али Хаменеи обратился с призывом к охваченным революциями арабским странам не доверять США и НАТО в вопросах формирования новых правительств. По мнению А.Хаменеи, США и НАТО преследуют цель взять под контроль ситуацию в постреволюционных Египте, Тунисе и Ливии, поэтому долг арабских государств не допустить вмешательства и сохранить исконные традиции ислама. Иранский лидер полагает, что «арабская весна» повторяет события Исламской революции 1979г. в Иране, когда был свергнут шах Моххамед Реза Пехлеви, проводивший активную вестернизацию Ирана, и к власти пришло радикально настроенное исламское духовенство.

Арабский вопрос был одним из основных в сентябрьской внешнеполитической деятельности ИРИ. 14 сентября в Тегеране состоялась встреча заместителя генерального секретаря движения «Хизбалла» шейха Наима Касем с министром иностранных дел Ирана Али Акбаром Салехи. Главный пункт программы переговоров – роль и место «Хизбаллы» и Ирана в новых условиях, сложившихся на Ближнем и Среднем Востоке после штормов «арабской весны».

В середине сентября посол Ирана в Ливии Али Аскар Насери, покинувший эту страну в связи с политическими процессами, вернулся в ливийскую столицу для продолжения работы. По словам представителя иранского МИДа, официальный Тегеран намерен расширить сотрудничество с Триполи. Глава Переходного национального совета Ливии Мустафа Абдулла Джалиль в телефонном разговоре с министром иностранных дел Ирана Али Акбаром Салехи призвал повысить уровень дипломатических отношений между двумя странами. Это было принято во внимание. Джалиль пригласил Салехи посетить Триполи. Со своей стороны, Салехи пригласил Джалиля в Иран.

Иран настаивает на том, что НАТО должна покинуть Ливию, а в стране должны быть проведены свободные выборы. По мнению депутатов меджлиса, НАТО выбрала военные действия в Ливии исключительно для того, чтобы расширить свое присутствие в стране.

В сентябре Иран был явно обеспокоен ситуацией в Сирии. Обстановка там накалялась. Судьба президента Башара Асада становилась все более непредсказуемой. Терять основного и, пожалуй, единственного стратегического союзника Иран не мог. И поэтому, сначала безоговорочно поддержав действия сирийских властей по жесткому силовому разгону демонстраций и даже оказывая в этом прямую помощь Дамаску, Тегеран затем несколько сменил публичную риторику. Из иранской столицы стали раздаваться голоса, что Башар Асад должен прислушаться к «легитимным требованиям» людей, которые выходят на антиправительственные демонстрации. Так, президент Ахмадинежад призвал своего сирийского коллегу прекратить жесткое подавление протестов в стране. По его мнению, действующее сирийское правительство и его оппоненты должны сесть за стол переговоров. «Военное решение никогда не есть правильное решение… Проблемы необходимо решать путем диалога», — заявил Ахмадинежад. Иранское руководство сделала акцент на реформы. Заместитель министра по парламентским и консульским вопросам МИД ИРИ Хасан Кашкави заявил, что Тегеран приветствует реформы, которые проводит президент Башар Асад в плане реализации национальных прав сирийского народа.

Сентябрь стал месяцем Палестины. 23 сентября 2011 года глава Палестинской национальной администрации Махмуд Аббас подал заявку на полноправное членство Палестины в ООН. Совет Безопасности ООН поручил комитету по рассмотрению заявки Палестины на полноправное членство в ООН представить свой итоговый доклад не позднее 11 ноября. Тем не менее, это ясности в вопрос, будет ли заявка одобрена, не вносит. Если члены СБ по-прежнему не придут к какой-то общей позиции по этому вопросу, то в докладе просто будет представлено изложение их мнений, не более. Фактически одобрение заявки будет означать и признание суверенитета Палестины. США и Израиль выступают категорически против этого, называя это односторонней попыткой получить независимость.

Поразительно, что руководство Ирана, которое себя позиционирует в качестве главного борца за палестинский народ, выступает против такого решения палестинской проблемы, к которому стремятся участники конфликта и который поддерживается практически всем международным сообществом – существование двух государств – Израиля и Палестины. Как известно, ИРИ (пожалуй, единственная страна в мире) выступает против существования Государства Израиль, которое было создано на основе Резолюции Генеральной Ассамблеи ООН № 181 при полной поддержке великих держав – СССР, США, Великобритании и Франции.

Министр иностранных дел Ирана Али Акбар Салехи прокомментировал намерение палестинцев искать поддержки в ООН и просить постоянного членства в этой организации. По его словам, «невозможно разделить Палестину пополам». Али Акбар Салехи отметил: «Единая Палестина не может быть разрушена и не может быть разделена надвое». Салехи добавил, что официальной позицией Ирана является «невозможность раздела Палестины», а также уверенность, что «Палестина принадлежит палестинцам».

В самом начале октября в Тегеране завершила свою работу 5-ая международная конференция в поддержку палестинской интифады. Выступая на конференции, верховный лидер Ирана аятолла Али Хаменеи подверг критике попытки решить израильско-палестинский конфликт путем создания двух государств, потому, что, как он выразился, «вся земля принадлежит палестинцам» Аятолла Хаменеи сказал, что палестинцы не должны ограничивать свое стремление к независимости попыткой добиться полноправного членства в ООН. Он назвал Израиль «раковой опухолью» на теле мира, которая должна быть удалена. «Мы добиваемся свободы Палестины — всей, а не ее части, — заявил Хаменеи. — Любой план, подразумевающий разделение Палестины, должен быть безоговорочно отвергнут. Палестина простирается от реки Иордан до Средиземного моря — и ни пядью меньше». Он добавил, что решение палестино-израильского конфликта на базе двух государств для двух народов является «отвечающим требованиям сионистов» и «попирающим права палестинского народа жить на своей земле».

В сентябре в контексте арабской политики ИРИ Тегераном были проведены консультации и переговоры с официальными лицами ряда стран региона и мира о ситуации в Бахрейне.

Проездом в Нью-Йорк на ГА ООН президент Ахмадинежад посетил с визитом Мавританию. Он и обсудил с руководством этой африканской страны интересующие обе стороны вопросы.

Также в русле тенденции по укреплению отношений ИРИ с арабскими странами можно рассматривать проект о введении безвизового режима для граждан Ирана, посещающих Ливан. Как отметил министр туризма этой страны Фади Эбуд, Ливан принимает большое количество туристов из Ирана, в связи с чем возникла необходимость отмены виз. Как известно, большинство иранских туристов прибывают в Ливан через Сирию.

Наряду с «арабской тематикой» значительное место на иранском политическом поле было занято Турцией.

В конце сентября главы внешнеполитических ведомств Ирана и Турции провели переговоры за закрытыми дверями в кулуарах 66 сессии Генеральной Ассамблеи ООН в Нью-Йорке. Сообщается, что Али Акбар Салехи и Ахмет Давутоглу обсуждали политическую ситуацию в мире и последние события в регионе. Несомненно, одной из тем переговоров было решение Анкары разместить на своей территории электронные системы противоракетной обороны НАТО в Европе. Это решение не могло не вызвать осуждения со стороны Тегерана. Хотя бы потому, что этот радар, согласно официальным объяснениям США и НАТО, нацелен в первую очередь именно на Иран. Естественно, что из уст высших иранских руководителей звучит критика турецкого решения, но все же Тегеран, очевидно, старается не перейти некой «красной черты». Достается скорее американцам, чем туркам. Показательно заявление президента Махмуда Ахмадинежада, отметившего, что радар ЕвроПРО был навязан турецкому народу Соединенными Штатами. При этом Ахмадинежад опроверг утверждение, что «Иран теряет Турцию». «У нас очень хорошие отношения с Турцией. Это не означает, что у нас нет своих разногласий», — отметил иранский президент.

В Тегеране, судя по всему, не теряют надежды сохранить конструктивные отношения с Турцией, которые основательно улучшились за годы правления кабинета Реджепа Тайипа Эрдогана. Да и в Анкаре официально от курса «ноль проблем в отношениях с соседями» не отказываются.

Так что же сейчас на самом деле происходит в отношениях Анкары и Тегерана? Стал ли радар в Малатье редким исключением в истории «новых отношений» двух стран – или же, напротив, он подвел черту под этими «новыми отношениями»? Для Турции основой ее внешней и оборонной политики было и остается членство в Североатлантическом альянсе. Анкара не отказывается от своего стратегического курса на тесные связи с Европой и Западом в целом. Являясь членом НАТО, Турция, прежде всего, учитывает интересы этого блока. Она не отказывается от самой доктрины НАТО и поэтому Анкара пошла на размещение радара у себя на территории. Все прочие обстоятельства вторичны и приемлемы для Анкары только в той степени, в которой это не противоречит главному. Все же история с радаром, как лакмусовая бумажка, выявила все противоречия в ирано-турецких отношениях, скрываемых за дымовой завесой взаимных комплиментов, заверений в дружбе и в укреплении исламской солидарности между Тегераном и Анкарой. Реальная политика Тегерана и Анкары свидетельствует о том, что между ними идет жесткая борьба за лидерство в регионе и в исламском мире.

Однако по «курдскому вопросу» в Анкаре и Тегеране наблюдается консенсус. В конце сентября Турция и Иран договорились о начале широкомасштабной военной операции против курдских вооруженных формирований в Северном Ираке. Впервые Анкара и Тегеран планируют совместным ударом покончить с Рабочей партией Курдистана и связанной с ней Партией свободной жизни Курдистана. Впрочем, эксперты считают, что союз Турции и Ирана не будет долгим. По словам премьера Эрдогана, Турция и Иран впервые будут столь тесно сотрудничать в военной сфере, хотя обмен разведданными между спецслужбами двух стран налажен давно. Впрочем, вряд ли это сотрудничество было искренним. Обе стороны использовали различные курдские группировки для того, чтобы держать соседа в напряжении. В частности, когда турецкая сторона просила Тегеран нанести артиллерийский удар по базам РПК в иранском приграничье, иранцы заранее предупреждали курдов о предстоящем артобстреле, что позволяло сторонникам Оджалана избегать потерь. Поэтому многие политологи справедливо полагают, что союз Анкары и Тегерана не носит стратегического характера и является временным и конъюнктурным.

Еще одним подтверждением этому может служить резкая критика планов размещения радара НАТО в Турции со стороны министра обороны ИРИ Ахмада Вахиди. Он заявил: «Мы всегда считали любое присутствие США и Запада в какой-либо исламской стране дестабилизирующим и подрывающим безопасность фактором». Руководитель иранского военного ведомства жестко предупредил всех: «Мы не потерпим и не будем мириться с любого рода угрозами нашим национальным интересам».

Интересы Ирана исторически распространяются и на Кавказ (где, кстати, сталкиваются с интересами Турции). Прежде всего, ИРИ заинтересована в укреплении своих позиций на Южном Кавказе. Здесь усилия Тегерана направлены на Баку и Ереван. Так, в сентябре в очередной раз президент Ирана Махмуд Ахмадинежад подтвердил братство Ирана и Азербайджана. Выступая в приграничном с Азербайджаном городе Парсабад, он сказал, что на братские отношения между Азербайджаном и Ираном не может повлиять ничто. Г-н Ахмадинежад добавил, что Иран является братским Азербайджану государством и поддерживает его независимость. «Мы заинтересованы в развитии отношений в приграничных с Азербайджаном районах и расширении деятельности на пропускных пунктах на всех приграничных территориях», — сказал он. Однако не все так просто. Имеется много причин, негативно влияющих на отношения Тегеран – Баку, которые в целом отношения двух государств продолжают оставаться не самыми лучшими, несмотря на заверения официальных лиц ИРИ. Главные точки преткновения: Первое — иранская поддержка, замаскированная под объективность и беспристрастность вплоть до готовности посредничества, Армении в ее противостоянии с Азербайджаном в карабахском конфликте. Второе – сопротивление Баку экспорту исламской шиитской революции в Азербайджан. Третье – хорошие отношения Баку с Западом и, в частности, с США, а также с Израилем. И четвертое – наличие азербайджанского национального вопроса в Иране, где проживает от 18 до 35 млн этнических азербайджанцев из 75-и миллионного населения страны (оценки численности иранских азербайджанцев, приводимые в тех или иных источниках, могут различаться на порядок).

Практически все эти проблемы отсутствуют (или они совершенно незначительны) в отношениях шиитского Ирана и христианской Арменией. В сентябре ИРИ посетил министр иностранных дел Армении Эдвард Налбандян, который имел встречи и беседы с президентом Ахмадинежадом и главой МИД Али Акбар Салехи. Иранский президент заверил армянского министра в том, что Иран «заинтересован в еще большем упрочении отношений с дружественной Арменией». Он подчеркнул, что отношения между двумя государствами носят «исторический и древний характер». Поддержал своего президента и министр иностранных дел. Г-н Салехи отметил, что «добрососедские отношения, сформировавшиеся между Арменией и Ираном в течение истории, крепнут день ото дня».

25 сентября в Иране широко отметили 20-ю годовщину независимости Армении. В торжествах приняли участие представители законодательной и исполнительной власти Ирана, руководители местных властей, руководители аккредитованного в Тегеране дипломатического корпуса и международных организаций, политические и общественные деятели, представители искусства, науки и бизнеса, главы трех епархий армянской общины Ирана, а также члены армянской общины Ирана. 23 сентября в главной армянской церкви Тегерана Сурб Саркис было совершено богослужение по случаю 20-летия независимости Армении. Возглавил церковную церемонию и прочел проповедь глава Тегеранской епархии Армянской Апостольской Церкви архиепископ Сепух Саргсян. Затем была проведена торжественная церемония освящения государственно флага Армении, после которой посол Республики Армения в Исламской Республике Иран Григор Аракелян передал освященные флаги ряду организаций и объединений армянской общины Ирана.

Критика Запада и «сионистского режима» в сентябре не ослабла. Начальник генерального штаба иранской армии Хасан Фирузабади в очередной раз подверг критике Запад и США. Он сказал, что самое меньшее, что могут сделать сейчас США, страны Западной Европы и силы НАТО, это принести свои извинения ливийскому народу и компенсировать убытки, которые понесла страна из-за действий коалиционных войск.

Позиция Ирана в отношении США осталась неизменной. Однако президент Ирана Махмуд Ахмадинежад после своей антиамериканской речи на Генассамблее ООН заявил, что его страна открыта для сотрудничества с Вашингтоном и выразил сожаление относительно того, что к таким контактам не стремится президент США Барак Обама. Более того, иранский президент предложил своему американскому коллеге встречу один на один.

При этом, Тегеран продолжает обвинять США в терроризме. Официальный представитель МИД Ирана Рамин Мехманпараст заявил в Афинах, что США оказывают поддержку террористическим группировкам, действующим в различных регионах мира.

Не улучшаются и ирано-французские отношения. В начале месяца Иран обратился к президенту Франции Николя Саркози с призывом воздержаться от основанных на «ложной информации» высказываний, которые могли бы привести к дестабилизации ситуации в регионе. Днем ранее французский президент выступил с заявлением, что развитие Тегераном ядерной и ракетной программ и военные амбиции могут привести к превентивному удару по Ирану.

Продолжается активная работа иранской дипломатии по укреплению своих позиций в Латинской Америке. В сентябре первый вице-президент Ирана Мохаммад Реза Рахими совершил турне по двум странам региона – Кубе и Эквадору. На встречах и переговорах с кубинскими и эквадорскими коллегами иранский вице-президент обсуждал пути борьбы с мировым империализмом и решал двусторонние проблемы.

Но не все так радужно в отношениях ИРИ с южноамериканскими странами. Так, президент Аргентины Кристина Киршнер призвала Иран выдать террористов, осуществивших 17 лет назад нападение на еврейскую общину в центре Буэнос-Айреса. Тогда при взрыве 18 июля 1994 года погибли 85 человек, ранения получили более трёхсот. Аргентина обращается к Ирану с просьбой о выдаче террористов с 2003 года.

Сентябрь стал месяцем ирано-пакистанской дружбы. В первой декаде сентября глава МИД Ирана Али Акбар Салехи посетил Пакистан с официальным визитом. В ходе визита стороны подписали четыре меморандума о взаимопонимании в деле дальнейшего расширения сотрудничества в различных областях. В середине месяца в Иране находился премьер-министр Пакистана Юсуф Реза Гилани. По его словам, на переговорах с президентом Ирана Махмудом Ахмадинежадом, первым вице-президентом Мохаммадом Резой Рахими и рядом министров были достигнуты хорошие результаты по расширению двустороннего сотрудничества.

В сентябре продолжился диалог представителей России и Ирана. В рамках Екатеринбургского форума по вопросам безопасности с участием секретарей Советов национальной безопасности из 60 стран мира состоялась встреча между секретарем Совбеза России Николаем Патрушевым и секретарем Высшего Совета национальной безопасности Исламской Республики Иран Саидом Джалили, на которой стороны обсудили вопросы, представляющие взаимный интерес для двух государств. В числе ключевых тем переговоров: подписаниие Протокола о сотрудничестве между Советами безопасности двух стран, а также развитие двухстороннего регионального и международного сотрудничества, особенно в области стратегических вопросов, в целях противодействия общим угрозам и надлежащего использования имеющихся возможностей. Стороны также отметили необходимость продолжения периодических переговоров и консультаций. Данные переговоры секретарей Совбезов Ирана и России стали их второй встречей за последние два месяца. Ранее г-н Джалили выступил в Москве перед студентами и профессорами МГИМО. (Текст его выступления см. в Приложении).

В начале сентября в Китае прошла международная конференция, посвященная 10-летию создания Шанхайской организации сотрудничества (ШОС).

Справка. В ШОС входят Казахстан, Китай, Киргизия, Россия, Таджикистан и Узбекистан. Иран, Индия, Монголия и Пакистан имеют в организации статус наблюдателей. Шри-Ланка и Белоруссия — – партнеры по диалогу. Афганистан близок к этому статусу.

Иран неоднократно заявлял о желании вступить в ШОС. Однако, по мнению ее участников, Иран находится под санкциями ООН и, конечно, таким образом он не соответствует критериям членства. Поэтому в настоящее время прием ИРИ в ШОС маловероятен. Хотя ШОС – это не закрытая организация, и вполне возможен прием в ее члены других стран, отвечающим требованиям устава.

Отсутствие у Ирана перспектив в ближайшем будущем стать членом этой региональной организации не означает снижение политической активности Тегерана в регионе, прежде всего, в Центральной Азии.

В начале сентября президент ИРИ Ахмадинежад посетил Таджикистан. Кроме обсуждения совместных экономических проектов, Тегеран планирует значительно расширить культурные связи с Душанбе. Речь идет об открытии совместного университета, учреждении нового телеканала, который будет вещать на три страны: Иран, Таджикистан и Афганистан. И, видимо, стоит ожидать, что в ближайшее время облегченный визовый режим между Ираном и Таджикистаном будет вовсе отменен. Идеологической основой особой доверительности в отношениях между двумя странами служит внедренное и устоявшееся в Таджикистане признание того, что нынешние Исламская Республика Иран и Республика Таджикистан являются наследниками некогда единой арийской цивилизации.

3.ЯДЕРНАЯ ПРОГРАММА

12 сентября состоялось долгожданное событие — официальный пуск АЭС «Бушер». Сооружение Бушерской АЭС было начато немецкой фирмой «Крафтверк юнион» еще при шахском режиме. Однако после исламской революции и начавшейся вскоре после этого ирано-иракской войны строительные работы прекратились, а контракт был расторгнут. То, что немцы успели построить в Бушере, неоднократно подвергалось иракским авиационно-ракетным ударам. Казалось, что недостроенный объект остается снести – и забыть про него.

Однако в 1995 году было подписано российско-иранское соглашение по завершению возведения первого энергоблока АЭС. К тому времени стройплощадка будущей станции представляла собой удручающую картину. Российские специалисты предлагали построить станцию на новом месте с «нуля», а не перерабатывать заново германский проект. Но иранцы были непреклонны – только на этом месте и с использованием тех немецких материалов и оборудования, которые лежали на складах почти 20 лет. Поэтому от российской стороны потребовались титанические усилия. Необходимо было включить уже поставленное в Иран старое немецкое оборудование в новый российский проект. Это, конечно, затормозило процесс строительства. Кроме того, российским специалистам – ядерщикам нужно было убедиться в надежности старого оборудования. Уже после того, как оборудование было смонтировано, в течение почти полугода шли испытания, которые должны были гарантировать надежность агрегатов и безопасность станции. Но российские атомщики вынуждены были решать не только те проблемы, которые достались им в наследство от прошлого. Около года назад иранские ядерные объекты подверглись мощнейшей компьютерной атаке. Система компьютерной безопасности, установленная в Бушере российскими специалистами, успешно отразила атаку. Тем не менее для полной уверенности были проведены дополнительные проверки – это тоже было необходимо.

На тот момент было не совсем понятно, к чему привела кибератака на ядерные объекты ИРИ, каков результат атаки компьютерного вируса, насколько он повлиял или вообще не повлиял на работу станции. На таких объектах никакие меры безопасности не являются излишними.

Для обеспечения максимальной безопасности Россия будет вести гарантийное сопровождение Бушерской АЭС в течение года после начала ее промышленной эксплуатации. Более того, в течение всего периода эксплуатации станции топливо для нее будет поставляться Россией на условиях его последующего возврата. При этом весь процесс эксплуатации станции, а также поставок и возврата топлива будет находиться под полным контролем МАГАТЭ.

Бушерская АЭС стала 434-ой атомной электростанцией в мире, и специалисты МАГАТЭ подтверждают высокий уровень ее безопасности. Бушерская АЭС не создает никакой угрозы для соседних государств. Проект «Бушер» является образцовым и в плане обеспечения строгого соблюдения режима ядерного нераспространения. Показательно, что к Бушерской АЭС (в отличие от ряда других иранских объектов) нет претензий не только со стороны МАГАТЭ, но и со стороны даже самых непримиримых оппонентов ядерной программы ИРИ.

По мнению иранских властей, АЭС в Бушере – это первая станция из почти двух десятков, которые планируется построить в Иране. В средине сентября заместитель директора Организации по атомной энергии (ОАЭИ) Мохаммед Ахмадиян заявил, что для строительства атомных электростанций в Иране выбраны 34 площадки. Кроме того, вся территория страны поделена на шесть зон, где будет осуществляться строительство. По словам Мохаммеда Ахмадияна, согласно планам необходимые исследования на этих площадках будут завершены осенью этого года. Мохаммед Ахмадиян подчеркнул, что при выборе площадок основное внимание обращалось на наличие воды, необходимой для охлаждения реакторов, и поэтому площадки, в основном, выбраны на южном побережье страны. В Иране планируется производить более 20 тыс. МВт электроэнергии на атомных электростанциях. (Бушерская АЭС имеет мощность 1 тыс. МВт) Мохаммед Ахмадиян отметил, что большое значение придавалось и будет придаваться сотрудничеству с зарубежными специалистами и учеными с целью использования последних научных достижений.

Однако, к сожалению, атомная энергетика только часть ядерной программы ИРИ. В стране создается инфраструктура промышленного обеспечения полного ядерного цикла, что дает возможность создания ядерного оружия.

12 сентября в Вене открылась очередная сессия совета управляющих МАГАТЭ. На заседании выступил генеральный директор агентства Юкия Амано. Анализируя ситуацию вокруг иранской ядерной программы, он сказал, что Иран стал проявлять в отношениях с МАГАТЭ «большие транспарентности, чем прежде. Это подтвердил недавний визит в ИРИ заместителя генерального директора МАГАТЭ по гарантиям. Вместе с тем, глава МАГАТЭ призвал Тегеран к более активному сотрудничеству с агентством в прояснении вызывающих озабоченность вопросов, касающихся ядерной деятельности. В частности, Амано напомнил о том, что Иран смонтировал каскад центрифуг на установке по обогащению ядерного топлива в Фордоу с целью обеспечить обогащение урана до 20% по изотопу U-235. Тегеран информировал также агентство о намерении начать работы по конверсии гексафторида урана, обогащенного до 20%, в окись урана / U3О8/. «МАГАТЭ, продолжал Юкия Амано, — выражает растущую озабоченность по поводу возможного существования в Иране в прошлом или в настоящем некой нераскрытой деятельности, связанной с ядерной областью, с участием организаций, имеющих отношение к военной сфере, в том числе деятельности, связанной с разработкой ядерных боезарядов для ракет, о чем агентство продолжает получать новую информацию». Глава МАГАТЭ сообщил, что намерен в ближайшем будущем детально изложить суть озабоченностей агентства по этой проблеме с целью обеспечения полной информированности государств членов МАГАТЭ. «Агентство продолжает работу по проверке непереключения на военные цели ядерного материала, заявленного Ираном и находящегося под гарантиями МАГАТЭ, — заявил в заключение Амано. — Однако Иран не обеспечивает должного сотрудничества, чтобы агентство могло предоставить надежные гарантии по поводу отсутствия в Иране незаявленного ядерного материала и незаявленной ядерной деятельности, а также могло сделать вывод, что весь ядерный материал в Иране используется исключительно в мирных целях». В этой связи глава МАГАТЭ призвал Тегеран к полному выполнению всех соответствующих обязательств, чтобы мировое сообщество могло убедиться в исключительно мирном характере иранской ядерной программы.

Г-н Юкия Амано объявил также о планах скорой публикации нового отчета по ядерной угрозе, исходящей от Ирана. В доклад гендиректора МАГАТЭ может быть включена разведывательная информация спецслужб некоторых стран, доказывающая наличие составляющих в иранской ядерной программе, вызывающих вопросы или свидетельствующих о военной направленности работ. Для публикации этих конфиденциальных сведений необходимо разрешение стран, предоставивших эту информацию.

По данным МАГАТЭ, на начало сентября общий объем урана, обогащенного до 3,5 – 5%, достиг 4,5 тонны, а количество обогащенного до 20% урана составило 70,8 килограмма, что на 14,1 килограмма больше по сравнению с последней отчетностью за май. Таким образом, Иран «продолжает увеличивать производство обогащенного урана» несмотря на резолюции Совбез ООН, говорится в докладе МАГАТЭ.

Однако, по мнению некоторых наблюдателей, в последние месяцы происходят определенные подвижки в незыблемой ранее позиции Ирана по ядерной проблеме. Отмечают, что в начале сентября вице-президент Ирана, глава Организации атомной энергии (ОАЭИ) Фаридун Аббаси Давани заявил: «Мы предложили, чтобы МАГАТЭ держало иранскую ядерную программу под полным наблюдением, как и деятельность страны в этой области, в течение пяти лет, при условии, что санкции против Ирана будут сняты». В свою очередь, Саид Джалили — секретарь Высшего совета национальной безопасности (ВСНБ) и главный переговорщик с международным сообществом – направил письмо шести мировым державам (пять постоянных членов Совета Безопасности ООН и Германия), участвующим в переговорах с Ираном, в котором предлагалось возобновить переговоры по ядерному вопросу без предварительных условий. При этом г-н Джалили заявил, что «Иран готов… к сотрудничеству в области мирной атомной энергетики и вопросам нераспространения ядерного оружия».

Затем Тегеран подтвердил заинтересованность в плане, предложенным российским министром иностранных дел Сергеем Лавровым. Этот план, под условным названием «Step by step» — «Шаг за шагом», предполагает четкое определение последовательности и сроков выполнения Ираном требований МАГАТЭ с синхронным смягчением или даже отменой определенных санкций, наложенных на Иран в соответствии с четырьмя резолюциями Совета Безопасности ООН, начиная с 2006 года. Более того, Москва предложила Тегерану заморозить производство центрифуг, в обмен на то, что Россия воздержится от поддержки новых санкций. Г-н Джалили заявил в ответ: «Наши друзья в России сделали предложение, которое могло бы послужить основой для начала переговоров о региональном и международном сотрудничестве, особенно в области мирной ядерной энергии».

И наконец, президент Махмуд Ахмадинежад сделал заявление, что Иран готов приостановить наработку обогащенного до уровня в 20% урана, если «шестерка» согласится продать ИРИ топливные элементы для Тегеранского исследовательского реактора (ТИР), поставленного Ирану Соединенными Штатами более 40 лет назад. Напомним, осенью 2009 года МАГАТЭ при поддержке «шестерки» переговорщиков с Ираном предложило следующую схему: ИРИ предлагалось вывезти 1,2 тонны (примерно 70% накопленного на тот момент в стране) низкообогащенного урана для дообогащения до уровня 19,75% в России и последующего изготовления во Франции топливных стержней. Иран тогда отказался принять этот вариант, указав, что согласится лишь на поэтапный и одновременный обмен ядерным материалом и только на своей территории. Срыв сделки (по вине Тегерана) дал повод Ирану начать самостоятельно обогащать уран до 19,75%.

Аналитики задаются вопросом, в чем причина смягчения позиций Тегерана. Скорее всего – воздействие санкций. Из-за международных санкций и других проблем технологического характера (которые также опосредовано или непосредственно связаны с результатами воздействия санкций), Иран сталкивается с растущими трудностями в производстве мягко функционирующих новых центрифуг, и ему может не хватать некоторых критически важных для этого материалов. Президент Ахмадинежад признал, что международные санкции негативно сказываются на иранской экономике. «В конечном счете, последствия санкций ощутимы. Мы никогда не утверждали, что они не имеют никакого эффекта. Однако они не играют решающей роли», — сказал он.

При всем этом, в последних иранских предложениях и якобы компромиссах есть много неопределенностей. К примеру. В отношении иранского предложения позволить МАГАТЭ заниматься «полным наблюдением» за его программой, иранские официальные лица не прояснили, что именно это означает. Означает ли это, что МАГАТЭ может проводить неограниченные инспекционные проверки всех иранских ядерных объектов в любое время? Означает ли это, что инспекторы ООН могут интервьюировать иранских ядерных ученых? Означает ли это, что Иран будет полностью выполнять так называемые «дополнительные протоколы», которые являются частью Договора о нераспространении, который подписал Иран? Кроме того, непонятно, готов ли Иран практически идти по пути разрешения ядерной проблемы так, как предложила Москва – step by step? Конечно, это все темы дальнейших переговоров. Но не является ли главной целью Тегерана вновь, как это было много раз на протяжении 7-8 лет переговорного процесса, затянуть оппонентов в очередной раунд тягучих и безрезультатных переговоров для выигрыша времени в интересах своей ядерной программы.

Вот заслуживающее внимание мнение и анализ ситуации политолога Роберта Дрейфуса, высказанное им в статье «Готов ли Иран к компромиссу?» (Is Iran Ready to Compromise?), опубликованной в японском издании The Diplomat (02.10.2011). «Иран, который не предоставил полного объяснения сути своей ядерной программы, может всерьез говорить о переговорах, или не всерьез. Возможно, говорят аналитики в Вашингтоне, что главная цель Ирана — заполучить военные ядерные возможности как можно скорее, или подойти к ним максимально близко (буквально, на один поворот отверткой). А вся его риторика о переговорах – это лишь отвлекающая тактика. Но даже хорошо информированные аналитики говорят, что невозможно прочесть иранские намерения. К тому же есть серьезные вопросы относительно того, насколько быстро Иран продвигается по пути к получению военных ядерных возможностей, если они действительно являются именно тем, чего он добивается. Тем не менее, чтобы понять это, лучше разговаривать, чем не разговаривать… .

Конечно, время есть. Хотя есть серьезное ощущение того, что у Ирана достаточно обогащенного урана для одной или двух бомб. Однако ни одна унция из этого урана не обогащена до такой степени, которая сгодилась бы для производства оружия – а если бы он это сделал, то это произошло бы на глазах МАГАТЭ, инспекторы которого пристально мониторят иранскую ядерную программу. Ирану же пришлось бы выйти из МАГАТЭ и из договора о нераспространении ядерного оружия. И самое важное, никто не может сказать со всей определенностью, что у Ирана есть ноу-хау, необходимое для превращения даже высокообогащенного урана (до более чем 90%) в бомбу. Также не кажется, что у Ирана есть возможность сделать ракету или другое средство доставки для такого оружия, или возможность превратить должное быть громоздким оружие в боеголовку. И конечно, нет никаких причин верить, что иранские расчетливые лидеры – самоубийцы, готовые рискнуть тем, что применение подобного оружия повлечет за собой катастрофический ответ со стороны Израиля, который, как говорят, обладает более чем двумястами бомбами, или со стороны Соединенных Штатов. Но даже если время есть, часы продолжают тикать. В двух ли годах находится Иран от создания ядерной бомбы, что возможно по мнению некоторых аналитиков, или в пяти годах, нет причин для того, чтобы не возобновить переговоры незамедлительно».

Во многом прав г-н Дрейфус. Но путь к ядерному оружию для Ирана лежит не только через выход из МАГАТЭ и ДНЯО, но и через создание тайных, неподконтрольных МАГАТЭ, возможно, относительно небольших, хорошо замаскированных и укрепленных против воздушных атак ядерных центров. Вполне реально, что завод по обогащению урана «Фордоу» является пилотным вариантом будущих подобных объектов. Как заявил 19 сентября в Вене глава ОАЭИ г-н Аббаси Давани, «работы по установке центрифуг и оборудования на объекте «Фордоу» находятся в стадии завершения, и он (завод) будет запущен в течение шести месяцев». При этом г-н Аббаси Давани отметил, что Тегеран «не торопится» с реализацией программы по установке центрифуг на заводе «Фордоу», так как у Ирана уже имеется достаточный запас урана, обогащенного до уровня 20%.. Кроме того, по словам главного атомщика ИРИ, в настоящее время специалисты продолжают работы по увеличению ресурса и повышению технических характеристик центрифуг. Говоря в августе о предстоящем переносе обогатительных мощностей на завод «Фордоу», Аббаси Давани подчеркивал, что у Тегерана «нет намерений увеличивать процент обогащения (имеющегося в стране урана) выше нынешнего уровня в 20%». По словам атомщика, целью работ на предприятии «Форду» является исключительно «увеличение количество топлива, чтобы иметь запас для Тегеранского медицинского реактора». При этом руководитель ОАЭИ в очередной раз заявил, что «иранские ядерные объекты, включая «Форду», находились под полным контролем МАГАТЭ, и видеокамеры МАГАТЭ отслеживают ситуацию на них 24 часа в сутки».

4.САНКЦИИ

Комитет СБ ООН по санкциям против Ирана получил новые тревожные сигналы относительно запусков баллистических ракет в этой стране и зафиксировал нарушения санкционного режима, заявил в среду глава комитета колумбиец Нестор Осорио , отчитываясь в Совете Безопасности об итогах работы с конца июля.

Справка. Комитет по санкциям против Ирана был создан в 2006 году по решению СБ ООН. С тех пор четыре раза в отношении Ирана объявлялись международные санкции, включая замораживание банковских счетов, запрет на ввоз туда оружия и оборудования, которое может быть использовано для обогащения урана.

По словам г-на Осорио, его комитет получил информацию, которая подтвердила прежние утверждения о нарушении Ираном запрета на экспорт вооружений. Кроме того, сразу четыре страны — США, Великобритания, Франция и Германия — совместно представили данные о несоблюдении Ираном запрета на испытания с использованием технологии баллистических ракет. Как заявила постпред США при ООН Сьюзан Райс, выступая от имени Великобритании, Франции и Германии, имеющиеся сообщения о создании центрифуг в иранской провинции Кум говорят о «новом преднамеренном нарушении резолюций Совета Безопасности и чистой провокации». Г-жа Райс заявила, что Соединенные Штаты продолжат двигаться по пути усиления односторонних санкций против Ирана, чтобы предотвратить создание им ядерных вооружений, и не исключает инициирование новых мер в Совете Безопасности ООН

Руководитель ОАЭИ Фаридун Аббаси Давани заявил в Вене, что международные санкции не остановят иранскую ядерную программу. «Мы считаем использование атома в мирных целях нашим законным правом и твердо намерены его отстаивать. Атомная энергетика способствует развитию промышленности и науки в Иране, и мы не собираемся отказываться от ее развития», — сказал он. Объявленные в отношении Ирана международные санкции, по его оценке, «не только сделали нас более сильными, но и вывели на лидирующие позиции (в плане экономического развития) в регионе». «За последние 15 лет Иран достиг заметных успехов, в том числе в высокотехнологичных областях, таких как, например, атомная энергетика. Мы со всей решимостью будем продолжать нашу мирную ядерную деятельность, не придавая никакого значения санкциям», — подчеркнул Аббаси Давани. Ранее официальный Тегеран неоднократно заявлял о том, что иранская ядерная программа имеет исключительно мирный характер, и выражал решительное несогласие с введенными против ИРИ по инициативе США международными санкциями. Иранские официальные лица утверждают, что Иран в полной мере сотрудничает с МАГАТЭ, выполняет все свои международные обязательства, в том числе по соблюдению режима нераспространения, и не дает повода для обвинений в несоответствии иранской ядерной деятельности заявленным мирным целям.

ООН подозревает Белоруссию в нарушении запрета на поставки в Иран оборудования в рамках проектов исламской республики по созданию баллистических ракет и ядерной энергетики. Дипломаты ООН сообщили о том, что Белоруссия способствовала передаче российских технологий Ирану, выступая в качестве посредника. «Белоруссия стала ключевым элементом в развитии иранской программы создания ракет класса «земля-земля» и ядерных возможностей страны, особенно стоит отметить передачу технологий определения цели и наведения, которые являются технологиями двойного назначения», — сообщил неназванный ооновский дипломат. Он продолжил: «Беларусь стала критически важной страной для Ирана, который оказался в условиях резкого сокращения возможностей получать необходимую продукцию из таких стран, как Китай, Россия и Дубай, бывшие ранее основными поставщиками такого рода материалов и оборудования». Некоторые западные дипломаты подтвердили, что Белоруссия поставляла Ирану средства навигации и наведения для его программ создания баллистических ракет.

В Государственном военно-промышленном комитете Белоруссии расценили эти обвинения как очередную попытку дискредитации этой страны. Было отмечено, что представители групп экспертов санкционного комитета Совета Безопасности ООН, находившиеся в начале сентября в Минске подтвердили безусловное выполнение Белоруссией всех международных обязательств.

В сентябре стало известно, что российская компания «Ростехнологии» договорились с иранскими властями о реализации совместного проекта по освоению свинцово-цинкового месторождения Mehdiabad, крупнейшего в мире из известных неиспользуемых цинковых месторождений. Проект стоимостью $1-1,2 млрд предполагает создание СП с крупнейшим частным банком Ирана — Bank Saderat Iran. Реализацию проекта может затруднить тот факт, что в отношении этого иранского банка действуют международные санкции, одобренные Советом Безопасности ООН.

Однако по мнению юристов, санкций ООН прямого действия, скорее всего, в данном случае не будет. Потенциально неблагоприятные последствия могут наступить лишь в тот момент, когда страны-участницы начнут их применять через свою национальную юридическую систему. Это может произойти только в том случае, если они сочтут резолюцию ООН нарушенной, а факт нарушения был установлен самой ООН. Санкции же Госдепа США, как считают юристы, — могут жить самостоятельной жизнью по отношению к санкциям ООН, и если Госдеп установит факт нарушения своих санкций, то меры воздействия к нарушителю будут определены в индивидуальном порядке. Однако источники, близкие к переговорам с Ираном, сомневается, что США решат ввести санкции без предварительных консультаций на дипломатическом уровне. Ведь у «Ростехнологий» в США есть влиятельный лоббист в лице Boeing. Год назад стороны договорились о продлении до 2015 года контракта стоимостью 480 млн долларов на поставку титана с входящего в «Ростехнологии» предприятия «ВСМПО-Ависма». Boeing же поставит в Россию 50 новых узкофюзеляжных самолетов — американцы выиграли тендер госкорпорации. Подведение итогов тендера переносилось дважды, а победитель был объявлен спустя всего десять дней после того, как Госдепартамент США объявил о снятии санкций против четырех российских предприятий, в том числе «Рособоронэкспорта» (входит в состав «Ростехнологий»).

Благодаря усилиям министерств нефти и иностранных дел Ирана отменены международные санкции против министра нефти Ирана Ростама Касеми. Его имя удалено из «черных списков» западных стран. В феврале 2010 года министерство финансов США внесло Ростама Касеми, бывшего генерала Корпуса стражей исламской революции, в список иранских чиновников и государственных деятелей, которым запрещено вести дела с американскими компаниями или владеть счетами в США. Летом Ростам Касеми был утвержден меджлисом на пост министра нефти. После назначения его министром нефти, председательство в ОПЕК перешло к нему, поскольку с января Иран впервые за 36 лет председательствует в ОПЕК. Однако из-за введенных против генерала санкций возможность его участия в международных мероприятиях вызывала сомнение. Бригадный генерал Ростам Касеми до назначения министром был одним из высокопоставленных командиров КСИР и руководил экономической составляющей КСИР — базой «Хатам аль-Анбия». Имя Касеми фигурирует в резолюции 1929 Совбеза ООН, санкциях ЕС и США.

Санкции протии ИРИ вводятся не только в связи с сомнительными моментами в иранской ядерной программе, но и в знак протеста против нарушений прав человека в ИРИ. Глава британского МИД Уильям Хейг заявил 13 сентября, что Великобритания будет добиваться принятия резолюции ООН, осуждающей нарушения прав человека в Иране. Он напомнил, что страны ЕС ввели санкции против ряда представителей властей и силовых структур Ирана, которых они считают ответственными за нарушения прав человека. Он добавил, что эти санкции будут усилены, если положение в этой области в Иране не улучшится.

5.НАЦИОНАЛЬНАЯ БЕЗОПАСНОСТЬ

В сентябре ситуация вокруг Ирана продолжала накаляться. Западные оппоненты ИРИ вновь заговорили о возможности военного решения иранской ядерной программы. Президент Франции Николя Саркози заявил, что «военные, ядерные и баллистические амбиции Ирана представляют растущую угрозу, которая может привести к превентивной атаке против иранских объектов, что может спровоцировать серьезный кризис, которого Франция хочет избежать любой ценой».

Постоянный представитель Ирана в ООН Мохаммад Хазаи в своем письменном протесте, направленном генсеку ООН Пан Ги Муну и в Совет Безопасности, в ответ на предупреждение г-на Саркози, заявил, что Иран, не колеблясь, ответит должным образом на любое нападение извне, чтобы защитить свой народ. «ИРИ выражает глубокую озабоченность и резко осуждает подобные провокационные и безответственные заявления против Ирана.

В то же время, несмотря на жесткие воинственные заявления Запада в отношении ИРИ, некоторые аналитики сомневаются в реальности военного развития событий. Как пишет Алексей Фененко — ведущий научный сотрудник Института проблем международной безопасности РАН, «…за минувшие семь лет США неоднократно угрожали нанести разоружающие удары по ядерным объектам Ирана. По мере развития иранской ядерной программы вероятность такой операции должна была бы возрастать. Однако по мере развития иранских ядерных мощностей (от перехода к промышленному производству ядерного топлива до запуска новых центрифуг для обогащения урана) американцы снижали степень угроз. Администрация Барака Обамы ограничивается нотами протеста, выражением озабоченности и попытками возобновить переговоры.

Необычную мягкость США принято объяснять истощением их военных и экономических ресурсов. Но это объяснение не выдерживает критики. У Пентагона пока нет свободных контингентов для оккупации Ирана по образцу Афганистана и Ирака. Но для воздушной операции по уничтожению иранских ядерных объектов достаточно авианосной группировки в Индийском океане. В 1981 году Израиль поразил ядерный реактор в Озираке, отбросив назад ядерную программу Ирака. Повторить подобную операцию против Ирана американцы технически способны.

Дело скорее в ином. Ограниченное развитие ядерной программы Ирана выгодно для Вашингтона. Американцы охотно прибегают к жесткой риторике и демонстрации угроз. Но под прикрытием конфликта США решают ряд стратегически важных задач.

Во-первых, укрепление шиитского Ирана вызывает страх у суннитских монархий Персидского залива. Американское присутствие в регионе видится им как противовес иранской мощи. Американцам такие настроения выгодны для сохранения военного присутствия в богатом энергоносителями регионе.

Во-вторых, дискуссии об «иранской угрозе» обосновывают необходимость развертывания американской системы ПРО в Европе. Развертывать ее Вашингтон, конечно, может и без ссылок на Иран. Но в этом случае создание ПРО будет выглядеть как откровенно антироссийская акция. Сложнее будет вести переговоры с Москвой о контроле над вооружениями и убеждать европейских союзников в целесообразности размещения на их территории систем ПРО.

В-третьих, иранский фактор – важный компонент политики США в области нераспространения. Еще в 1993 году администрация Билла Клинтона провозгласила стратегию контрраспространения: принудительное разоружение государств – нарушителей ДНЯО. В рамках этой стратегии администрация Барака Обамы пытается утвердить международные ограничения на развитие атомной энергетики. Наличие «злостных нарушителей» вроде Ирана облегчает получение согласия других ядерных держав.

В-четвертых, напряженность вокруг Ирана позволяет американской дипломатии вбрасывать тезис о «неэффективности МАГАТЭ». За минувшие 10 лет США пытались поднять роль другой организации – Всемирной ядерной ассоциации, структура которой дублирует МАГАТЭ. Белый дом ставит вопрос о координации ее деятельности с ООН. На память приходит «план Баруха» 1946 года, в рамках которого США хотели создать Международную комиссию по атомной энергии, осуществляющую контроль над ядерными программами других стран и обладающую правом наказывать нарушителей без санкции Совета Безопасности ООН.

Вашингтон не против принудительного разоружения Ирана. Но американцам важнее реализовать комплекс долгосрочных стратегических мер. Вялотекущий конфликт вокруг иранской ядерной программы позволяет сделать это. Поэтому в обозримой перспективе США будут, по-видимому, придерживаться «бушерской стратегии»: декларативные угрозы при извлечении выгод из развития иранской ядерной программы». (Независимая газета, 21.09.2011).

Не отрицая логики аналитика, все же нельзя забывать об Израиле, который может решиться на самостоятельные действия против Ирана, когда ситуация вокруг иранской ядерной проблемы достигнет критической (с точки зрения Иерусалима) точки.

22 сентября в Иране стартовали военно-патриотические и агитационно-пропагандистские мероприятия в рамках недели «Священной обороны», которая посвящена событиям начала ирано-иракской войны (22.09.1980).На параде, по случаю этой даты в Тегеране состоялся военный парад, где, по мнению наблюдателей, была представлена вся военная мощь страны. Впервые широкой публике были продемонстрированы последние достижения национального ВПК. В их числе – модернизированные танки «Зульфакар», новые танки КСИР «Шабдиз» и «Рагш», последние модификации ракет «Саджиль», «Кадер» (обе радиусом действия до 2 тыс км); ракеты «Шахаб», «Халидже Фарс», «Гиям» и «Фатех», а также иранский беспилотный летательный аппарат «Карар». Впервые была показана РЛС «Набу», представляющая собой мобильный радар перехвата и отслеживания малозаметных воздушных целей среднего радиуса действия. Также были показаны радар «Каста», созданный с применением новейших радиолокационных технологий, способный отслеживать воздушные цели на сверхмалых высотах, и РЛС большой дальности «Матла-аль-фаджр».

На параде на базе ПВО «Хатам-аль-Анбия» были продемонстрированы средства противоздушной обороны. Для перехвата и уничтожения различных воздушных целей (истребителей, крылатых и противорадиолокационных ракет) используется зенитно-ракетный комплекс средней дальности С-200. В числе других систем, показанных на параде, был модернизированный комплекс «Рапира», который используется для защиты от воздушных атак нефте- и газоперерабатывающих предприятий и способен действовать при любых погодных условиях. Также следует выделить систему управления огнем ПВО «Скайгард» и переносной зенитно-ракетный комплекс «Стрела», продемонстрированные на этом параде. Между тем, командующий ВМС КСИР генерал Али Фадави сообщил о проведении крупных военно-морских учений в ближайшем будущем. Он отметил, что эти учения будут существенно отличаться от аналогичных маневров и на них будут продемонстрированы новейшие достижения оборонного комплекса.

Но не только в Иране показывают свою мощь вооруженные силы ИРИ. Около 150 военнослужащих иранской армии 9 сентября 2011 года приняли участие в военном параде в Душанбе в честь 20-ой годовщины государственной независимости Таджикистана. Шерали Хайруллоев, министр обороны Таджикистана, поблагодарил иранских военнослужащих за участие в военном параде. «И друзья, и враги увидели, что при необходимости всего лишь через два часа пути вооруженные силы Ирана окажутся в Таджикистане», — сказал он, добавив, что при аналогичной ситуации таджикская сторона готова действовать также. Министр отметил, что участие подразделения вооруженных сил Ирана в военном параде в Душанбе воспринято в Таджикистане с гордостью. Сообщается, что в настоящее время соответствующие структуры двух государств разрабатывают необходимые планы по проведению совместных военных учений. Алиасгар Шердуст, посол Ирана в Таджикистане, сообщил, что участие подразделения вооруженных сил ИРИ в военном параде в Душанбе было согласовано главами двух государств. Эти две страны заявили о готовности расширить сотрудничество в оборонной сфере, на фоне заявлений из Кремля о достигнутых договоренностях с официальным Душанбе по продлению срока пребывания 201-ой российской военной базы в Таджикистане на 49 лет в обмен на военно-техническую помощь, которую окажет Россия. Примечательно, что 150 российских военнослужащих — солдаты и офицеры 201-й российской базы, которая размещена в Таджикистане, также приняли участие в праздничном параде.

Наиболее важным событием сентября стали учения ВВС ИРИ. С 6 по 16 сентября военно-воздушные силы Ирана на северо-западе страны проводили широкомасштабные военные учения под названием «Фядаян-е-Харима Велаяте — 3», — можно перевести как «Жертвующие собой ради родины». Учения состояли из 4 этапов. На протяжении всех четырех этапов десятидневных учений прошли испытания различное авиационное оборудование, оружие и тактика боевых действий. Впервые за 32 года ИРИ учения носят, помимо оборонительного, наступательный характер. В учениях приняли участие все имеющиеся в распоряжении иранских ВВС самолеты, включая боевые самолеты-истребители F-4, F-5, Су-24, MиГ-29, «Сайеге», военно-транспортные самолеты С-130. Были использованы также новейшие технологические разработки Ирана, в том числе проведены испытания ракет класса «воздух-воздух», «воздух-земля» и тяжеловесных и легковесных бомб.

На первом этапе учений самолеты ВВС Ирана доставили на место учений военный персонал и снаряжение с девяти баз.

12 сентября в районе Тебриза начался второй этап военных учений ВВС Ирана. Здесь при выполнении учебных операций ВВС Ирана были использованы электронно-радарные системы. «Помимо тактических учений боевых самолетов различных назначений, были успешно опробованы радиоэлектронные системы» — заявил командующий учениями, генерал ВВС Хосейн Читфоруш. По его словам, военные самолеты иранского производства – «Сайеге» и «Азаракс», выполняя боевое задание, показали способность уклоняться от радиоэлектронных систем и успешно поразили условную мишень.

На третьем этапе ВВС Ирана провели испытания новых «умных» авиабомб, а также ракет, способных перехватывать любые ракеты противника. МиГ-29 успешно уничтожил ракету, выпущенную истребителем F-5. По словам Хосейна Читфоруша бомбардировщик F-4 также успешно поразил новыми бомбами «Кассед» все заданные цели. Бомба «Кассед» весит две тонны, оснащена системой наведения и способна поражать цели в радиусе 40 километров. Помимо так называемых «сверхтяжелых умных бомб» «Кассед» ВВС Ирана также испытали различные ракеты класса «воздух-поверхность» и «воздух-воздух».

На четвертом основном этапе военных учений были проведены испытания высокотехнологичных бомб и других передовых систем, включая различные ракеты класса «воздух-воздух» и «воздух-земля». 15 сентября были проведены испытания противорадарных ракет иранского производства. В них приняли участие истребители с ракетами и бомбами с лазерной и тепловой наводкой.

В ходе учений генерал Читфоруш отметил, что иранские ВВС в районе Каспийского моря смогут дать ответный удар на любую угрозу. Надо отметить, что еще до начала учений один их высокопоставленных военных Ирана выразил убеждение, что Израиль может нанести предупредительный удар по ядерным объектам Ирана с территории Азербайджана. Примечательно, что начальник Генштаба ВС Ирана Хасан Фирузабади в своем предупредительном письме президенту Азербайджана Ильхаму Алиеву от 9-го августа намекнул ему на разведывательную деятельность Израиля с территории Азербайджана. А накануне учений министр обороны Ирана Ахмад Вахиди, касаясь размещения систем ПРО НАТО в Турции, отметил, что Иран никогда ни с какой стороны не потерпит посягательств на его национальные интересы, следовательно, присутствие Запада в исламских странах рассматривается как элемент, подрывающий безопасность и создающий беспокойство в этих странах.

Также до начала учений командующий северо-восточным направлением ПВО ИРИ полковник Абдолла Решади заявил, что противовоздушная оборона Ирана полностью готова к защите страны от возможных угроз на северо-восточных границах. «ПВО страны, в том числе в северо-восточном регионе, находится в высокой степени готовности, чтобы противостоять любой потенциальной угрозе», — сказал Решади. Он добавил, что высокотехнологичные системы ПВО на северо-востоке страны контролируют все действия иностранных сил и способны поразить даже на значительном удалении от своих границ любой вражеский самолет, который может вторгнуться на территорию страны. Решади подчеркнул, что пристальное внимание к северо-восточному региону вызвано его близостью к Афганистану и Туркменистану и присутствием иностранных сил в регионе.

В сентябре министр обороны ИРИ Ахмад Вахиди сообщил важную новость. Он сказал, что Иран вошел в десятку стран, способных производить углепластиковые композиционные материалы. «Это устранит узкое место в производстве в Иране современных военных средств», — заявил генерал Вахиди.

Как известно, углепластиковые композиты играют одну из ключевых ролей в создании, например, современных твердотопливных ракетных двигателей. Но не только двигателей. Композиционные материалы необходимы и для защиты от высоких температур боеголовок межконтинентальных баллистических ракет (МБР). Успехи ИРИ в создании композиционных материалов говорят о том, что, по-видимому, Иран не исключает возможности создания МБР. Именно для ракет этого типа нужны теплоизоляционные покрытия. Для ракет средней дальности в этом острой необходимости нет, потому что скорости там относительно небольшие, высота максимального подъема незначительна и спуск боеголовки с таких высот не требует теплоизоляционных покрытий. В свою очередь для боеголовок МБР это обязательно, так как скорости ее движения таковы, что если не будет обеспечена теплозащита, боеголовку МБР нельзя будет доставить к цели.

Подтверждением бурного развития ракетостроения в ИРИ могут служить не только успехи в разработке композиционных материалов, но и те исследования, которые осуществляются в рамках национальной космической программы. Это подтверждают и последние заявления руководителей этих программ. Так, глава Аэрокосмической организации ИРИ г-н Фазели сказал, что необходимость обладания спутником связи, выведенным на околоземную орбиту, всегда подчеркивалась высшим руководством страны и в течение многих лет Иран прилагал усилия к тому, чтобы получить в свое распоряжение такой спутник. Напомнив о спутнике «Зохре», Фазели отметил, что в свое время было принято решение закупить спутник, с помощью которого можно будет оказывать качественные услуги связи. Тогда же были подписаны контракты с крупными компаниями, оказывающими услуги спутниковой связи, и операторами такой связи. Однако из-за введенных в отношении Ирана санкций и по политическим причинам исполнение контрактов было приостановлено. Не дали положительных результатов и попытки Ирана получить спутник связи при содействии со стороны дружественных стран, таких как Россия. При этом г-н Фазели отметил, что в ходе недавних встреч с представителями России с их стороны была проявлена заинтересованность к более серьезному сотрудничеству в аэрокосмической сфере. Далее г-н Фазели сообщил, что после того, как в ряде случаев произошли задержки при реализации совместных проектов, Иран пришел к выводу о необходимости самому заняться необходимыми исследованиями, и в настоящее время предпринимаются шаги по созданию собственного спутника связи. Г-н Фазели назвал космические технологии, с помощью которых создается высокая добавленная стоимость, одной из насущных необходимостей. Глава Аэрокосмической организации подчеркнул, что спутники используются в самых разных областях, в таких, например, как геологические исследования, позиционирование на местности, метеорологические исследования, и космические технологии могут стать двигателем национального развития. Добавим — и в военной сфере.

Иранские спутники наращивают свою массу и выводятся на все более высокие орбиты, что свидетельствует о прогрессе ракетной техники. А ракетно-космические технологии, как хорошо известно специалистам, легко адаптируются и для чисто военных целей. То есть, в этой сфере Ирану осталось сделать лишь один шаг на пути к МБР. Создание МБР вполне может стать в Иране следующим этапом осуществления ракетной программы после принятия на вооружение твердотопливной ракеты «Саджиль-2». Эта ракета сегодня имеет дальность боевого применения почти 3 тыс. км при весе боеголовки в 500 кг. Кстати, масса ядерного заряда, необходимого для размещения на ракетоносителях, варьируется от 400 до 800 кг. Факты свидетельствуют о том, что у ИРИ — чрезвычайно амбициозные планы в ракетостроении. И, как считают очень многие эксперты, эти планы не исключают создание МБР.

Конечно, МБР для Ирана перспектива не близкая. Но, в сфере производства ракет малой и средней дальности, а также ракет ПВО успехи у Ирана есть уже сейчас. Министр обороны Ахмад Вахиди сообщил в сентябре, что Иран приступил к массовому производству ракет средней дальности действия класса «земля-воздух» «Шаламчех». По его словам, 3 сентября ракеты «Шаламчех» поступили на вооружение базы ПВО «Хатам-аль-Анбия», расположенной недалеко от Тегерана. «Шаламчех» будут использоваться ВС ИРИ для поражения воздушных целей зенитно-ракетной системой «Мерсад». Дальность действия «Шаламчех» составляет 40 км., однако в будущем, по мнению иранских военных, эта цифра будет увеличена.

В свою очередь командир этой базы «Хатам-аль-Анбия» генерал Фарзад Эсмаили также сделал в сентябре заявление. Он сказал, что иранские специалисты разработали и провели первые успешные испытания системы противоракетной обороны дальнего радиуса действия. С помощью радара будет возможно засекать в воздухе и уничтожать крылатые ракеты, истребители противника и стратегическую авиацию дальнего радиуса действия. Помимо этого иранские специалисты работают над новой системой РЛС, которая, по словам генерала, способна засечь самые минимальные передвижения в радиусе нескольких тысяч километров. Как заявил генерал Эсмаили, новые радары «в скором времени будут включены в систему противовоздушной обороны Ирана». Примечательно, что заявление генерала прозвучало после того, как ранее Анкара официально подтвердила свое согласие на размещение на территории республики РЛС системы ЕвроПРО, создаваемой США и НАТО. Напомним, что министр обороны Ахмад Вахиди подверг резкой критике эти планы Турции и заявил, что «любое присутствие США и Запада в какой-либо исламской стране является дестабилизирующим и подрывающим безопасность фактором». Напомним, что еще в мае заместитель командира базы «Хатам аль-Анбия» бригадный генерал Мохаммад Хасан Мансуриан объявил о работах по созданию радара, способного обнаруживать самолеты-невидимки. По его словам, Иран приобрел за последние три десятилетия после победы исламской революции в 1979 году ценный опыт производства систем ПВО и в настоящее время обладает самым высоким потенциалом среди стран региона по противодействию любым возможным угрозам.

Не забывает ВПК ИРИ и крылатые ракеты. В сентябре состоялась передача военно-морским силам Ирана первой партии новых крылатых ракет «Кадер». Эти ракеты разработаны специально для нанесения ударов по военным кораблям, фрегатам и береговым целям. Министр обороны ИРИ генерал Вахиди назвал начало серийного производства этих ракет «наибольшим достижением» иранского военно-промышленного комплекса. Как считают специалисты, иранская оборонная промышленность достаточно последовательно реализует целый ряд крупных амбициозных военных программ, связанных с разработкой и производством современных систем вооружений, в том числе и ракетного. Правда, по сравнению с западными аналогами иранские системы проигрывают по ряду тактико-технических характеристик и точностных показателей.

Действительно, военные программы Тегерана амбициозны. Но в большой степени они чрезмерно разрекламированы для внутреннего и внешнего пропагандистского использования. Ведь, по сути, вооружение, производимое в Иране, хотя и является новым «физически», по своим конструкторским особенностям оказываются или лицензионными, или калькой с иностранных устаревших образцов. Поэтому, как правило, иранское оружие сходит с конвейера уже морально устаревшим.

Следует подчеркнуть, что разработки крылатой ракеты «Кадер» базировались не на пустом месте. Еще в 2006 году украинская дочерняя фирма «Укрспецэкспорта», нарушив ключевые положения режима по контролю за ракетными технологиями, поставила в Иран несколько советских крылатых ракет Х-55 (дальностью около 1000 км.). Приблизительно в то же время Китай передал ИРИ технологии производства своей противокорабельной крылатой ракеты С-704. Однако, вне всякого сомнения, несмотря на «моральное» отставание «Кадер», принятие этой ракеты на вооружение повышает боевые возможности ВМС ИРИ.

При этом иранские военно-морские силы замахиваются и на мировой океан. Командующий ВМС Армии ИРИ контр-адмирала Хабиболлу Сайари заявил в сентябре, что присутствие вооруженных сил Запада в Персидском заливе лишь способствует возникновению нестабильности в регионе. По его словам, страны региона могут сами обеспечить безопасность Персидского залива, а «присутствие чужеземцев только провоцирует нестабильность», Так же, как мировой гегемон находится рядом с нашими морскими границами, мы (Иран) при помощи верных солдат военно-морских сил Исламской Республики Иран обеспечим мощное присутствие рядом с морскими границами США», — сказал контр-адмирал Сайари. Но при этом не уточнил, когда и в каком конкретно районе это может произойти. По словам контр-адмирала, ИРИ не ограничивается возможностью базирования своих кораблей только в Персидском заливе, а планирует усиливать свое присутствие в международных водах. «Наличие сил ВМС Ирана в Аденском заливе и Красном море является поводом для гордости иранского народа и других мусульманских стран в регионе. Наше присутствие не ограничивается указанными районами, поэтому мы должны усилить свое влияние во всех свободных (международных) водах», — отметил контр-адмирал.

Это заявление, конечно, не вызвало панику в США. Пресс-секретарь Белого дома Джей Карни прокомментировал это кратко: «Мы не воспринимаем как серьезные подобные заявления, поскольку они не отражают возможности иранских ВМС». Официальный представитель госдепартамента Виктория Нуланд так отреагировала на заявление иранского адмирала: «Учитывая ограниченные размер и возможности иранского военно-морского флота, им (властям Ирана-авт.) лучше бы сосредоточиться на проблемах, которые имеются ближе к их стране, включая предотвращение инцидентов на море и обеспечение свободы навигации, а также помощь в борьбе с пиратами в Аденском заливе, который также находится к ним гораздо ближе». Пресс-секретарь Пентагона Джордж Литтл, в свою очередь, тоже подчеркнул, что американское военное руководство заявление Сайяри совсем не встревожило. «Мы посмотрим, какие практические шаги последуют вслед за такого рода высказываниями, — заметил он. — Смогут ли они на самом деле продемонстрировать мощь своих ВМС, остается под вопросом».

Согласно американским экспертам, иранский флот «устарел и нуждается в существенной модернизации». «В настоящее время возможности иранских ВМС ограничены, и они едва справляются с задачей обеспечения береговой охраны», — указывают, в частности, аналитики из вашингтонского исследовательского центра «Глобал секьюрити».

Но все же во избежание различный инцидентов, Пентагон изучал возможность установления линии прямой экстренной связи с министерством обороны Ирана с целью не допустить конфронтации между американскими и иранскими ВМС в Персидском заливе. Предполагалось связать базирующийся в столице Бахрейна Манаме штаб 5-го флота ВМС США, в зону ответственности которого входит западная часть Индийского океана и Персидский залив, с командованием иранских ВМС. Впрочем ответ из Тегерана был предсказуем. Министр обороны Ахмад Вахиди заявил, что Иран не нуждается в установлении прямой линии экстренной связи с Пентагоном. «США предлагают нам провести линию связи для того, чтобы не допустить возникновения напряженности. Мы же уверены в том, что источником напряженности в регионе служит иностранное присутствие в нем. Если не будет этого присутствия, то не будет и никакой напряженности», — как отрезал иранский министр.

В сентябре в очередной раз иранской стороной был поднят вопрос о российских зенитно-ракетных комплексах С-300. Так, министр обороны генерал Вахиди в сентябре заявил, что поставки С-300 должны быть осуществлены. Однако, судя по всему, в вопросе о поставках Россией Ирану ЗРК С-300 поставлена жирная точка. Россия возвратила Тегерану аванс в 167 миллионов долларов после сворачивания этого контракта.

Как известно, соглашение по этой сделке было подписано в 2005 году. Однако в сентябре прошлого года президент России Дмитрий Медведев своим указом отменил сделку, объяснив, что новый пакет санкций, введенных в соответствии с резолюцией 1929 Совета безопасности ООН, делает этот контракт невыполнимым. В Иране это логичное решение российского президента вызвало в свое время бурю негодования. Из Тегерана доносились требования к Москве, несмотря на санкции ООН и указ президента России выполнить обязательства по уже отмененному контракту. Параллельно с этим в стране развернулась мощная информационная кампания, призванная доказать, что иранские военные способны создать ЗРК лучше российского. По личному распоряжению верховного руководителя и главнокомандующего ВС ИРИ аятоллы Али Хаменеи начались разработки иранского ЗРК, превосходящего С-300. Комплекс заранее получил название «Бавар-373» («Вера-373»; 373 — количество титулов пророка Мухаммеда).

Правда, не совсем понятно, если у иранцев скоро появится свой супер-ЗРК, то зачем так яростно настаивать на выполнении соглашения с РФ и тем более подавать иск в Международный арбитражный суд, что в августе сделал Тегеран. Зачем так упорно сражаться за выполнение недешевого для Тегерана – 800 млн долларов – контракта, если эта сделка Ирану уже вроде бы и не нужна? Кстати, одни только судебные издержки выльются во вполне ощутимую сумму, а решение суда можно легко спрогнозировать. Ведь Россия не нарушала никаких международных правил, а при заключении договора дала гарантию возврата аванса в случае непредвиденных контрактом форс-мажорных обстоятельств. Таким обстоятельством как раз и стали санкции Совбеза ООН.

Российская сторона ни в коей мере не отказывается от военно-технического сотрудничества с Ираном. Но только в сферах, которые не затронуты санкциями. Отвечая на реплику министра обороны Ирана генерала Вахиди — «мы надеемся, что российская сторона изберет путь, который приведет к полному выполнению условий договора по С-300», – можно сказать, что Россия уже давно избрала этот путь. Это путь постепенного снятия санкций с Ирана. А это возможно только в одном случае – добрая воля Ирана в деле полного разрешения иранской ядерной проблемы.

Власти Ирана, по всей вероятности, всерьез взялись за интернет. В начале сентября правительство Нидерландов объявило о проведении расследования на предмет участия иранских хакеров во взломе правительственных сайтов Голландии. По словам представителя голландского Министерства внутренних дел Винсента ван Стеена, подробный отчет будет представлен в официальном письме голландскому парламенту. Господин ван Стеен подтвердил информацию, опубликованную новостным агентством ANP, которое сообщило о проведении такого расследования и о возможной связи иранского правительства с многочисленными взломами голландских правительственных ресурсов. Безопасность ресурсов оказалась под угрозой после того, как были украдены сертификаты безопасности голландской IT-компании DigiNotar. Представители иранского посольства в Гааге отказались комментировать данные факты. Вместе с тем, представители Google написали в блоге, посвященном вопросам безопасности, что 29 августа компания получила сообщения об атаках на пользователей Google. Подверженные этим атакам люди находились преимущественно в Иране, а атакующие использовали мошеннический сертификат DigiNotar. Ресурс DigiNotar был взломан в середине июля, во время проникновения были похищены сертификаты безопасности от доменов, владельцем которых является эта компания. Сертификат безопасности является гарантией того, что пользователь открывает веб-ресурс, и эта связь не может быть отслежена третьими лицами. Все сертификаты были немедленно аннулированы, но только один, для Google.com, был аннулирован лишь недавно по запросу правительства Нидерландов. Отношения Голландии и Ирана серьезно ухудшились после того, как в январе этого года в Иране была повешена гражданка Нидерландов Захра Бахрами и похоронена в отсутствие родственников. Она принимала активное участие в антиправительственных акциях, после чего была обвинена в контрабанде крупной партии наркотиков.

В четверг утром Иран добавил новое правило фильтрации в свой пограничный роутер для того, чтобы блокировать трафик сети Tor.

Справка. Tor (сокр. от англ. The Onion Router) — система, позволяющая устанавливать анонимное сетевое соединение, защищённое от прослушивания. Рассматривается как анонимная сеть, предоставляющая передачу данных в зашифрованном виде. С помощью Tor пользователи могут сохранять анонимность при посещении веб-сайтов, публикации материалов, отправке сообщений и при работе с другими приложениями, использующими протокол TCP.

Благодаря помощи многочисленных друзей со всего света, создатели сети быстро определили способ блокировки, и выпустили новую версию Tor, с помощью которой его можно обойти.

В сентябре пришла информация, что суд в США приговорил жителя штата Калифорния Марка Кнаппа (Marc Knapp) к четырем годам лишения свободы за попытку продажи в Иран легкого истребителя F-5B времен войны во Вьетнаме. В судебных документах говорится, что Кнапп в течение семи месяцев прошлого года также предпринимал попытки продать в Иран средство радиосвязи, катапультное кресло, высотно-компенсирующий костюм — индивидуальное снаряжение летчика, а также руководство летчика по действиям в аварийных ситуациях. Злоумышленник был арестован во время встречи, на которой обсуждалась продажа истребителя. Предъявленные ему обвинения в нарушении законодательства о запрещенном экспорте продукции военного назначения Кнапп полностью признал. По словам его адвокатов, истребитель, который пытался продать их подзащитный, настолько устарел, что вряд ли мог быть полезен вооружённым силам Ирана. (Однако этот самолет еще стоит на вооружении ВВС ИРИ). Ранее самолёт использовался лишь как реквизит при съёмке кинофильмов. По данным агентства, Кнаппу грозило до 30 лет тюремного заключения, защита просила наказания в виде не более пяти лет тюрьмы.

Таким образом, в сентябре во внутриполитической жизни Ирана наступил штиль. Но, явно, это затишье перед бурей парламентских выборов в будущем году. На фоне политического затишья резко выделялась вооруженная борьба КСИР против курдской организации «ПЕЖАК». Внешнеполитическая деятельность вращалась вокруг заседаний Генеральной Ассамблеи ООН и «арабского вопроса», прежде всего положения в Сирии.

В решении иранской ядерной проблемы в сентябре особых подвижек не было. Иранскими властями было признано, что международные санкции самым негативным (но не смертельным) образом воздействуют на экономику ИРИ. Хотя пока воздействие санкций не изменило коренным образом ядерную политику Тегерана, все же можно отметить некоторые намеки со стороны иранцев, свидетельствующие о возможности если не компромиссов со стороны ИРИ, то хотя бы о готовности к диалогу.

В области вооружений Иран продолжает активно работать над созданием новых образцов, прикрываясь дымовой завесой пропаганды.

ПРИЛОЖЕНИЕ

Текст его выступления: секретаря Высшего Совета национальной безопасности Исламской Республики Иран Саида Джалили выступил перед студентами и преподавателями МГИМО во время своего визита в Москву в сентябре 2011 года

В этой университетской атмосфере вместо того, чтобы использовать дипломатическую риторику, я попытаюсь поставить некоторые вопросы и с вашей помощью получить на них ответы.

Иран и Россия:

1. являются государствами, геополитический потенциал которых предоставляет каждому из них существенные возможности;

2. являются государствами, обладающими общими интересами и сталкивающимися с общими угрозами;

3. являются государствами, у которых имеются разногласия по некоторым позициям, однако имеется и немало общего во взглядах на большинство вопросов.

Исходя из этих положений, представляется важным получить ответы на следующие вопросы:

• каковы должны быть отношения между двумя странами, чтобы они могли максимально обеспечивать интересы обеих сторон?

• соответствует ли нынешнее состояние отношений этой задаче?

• каким образом можно достичь такого благоприятного состояния?

• что препятствует достижению подобного благоприятного состояния отношений?

• имеется ли у обеих сторон возможность выбора иной стратегической альтернативы?

• в каких направлениях может осуществляться сотрудничество между двумя государствами?

— в области двухстороннего сотрудничества

— в области регионального сотрудничества

— в области международного сотрудничества

• каким образом можно добиться гармонии и согласия в осуществлении сотрудничества в этих трех областях?

• могут ли обе страны сформировать стратегический подход к осуществлению долгосрочного сотрудничества, которое отвечало бы интересам обоих государств?

• могут ли обе страны выработать тактику обеспечения долгосрочных интересов?

• может ли у обеих стран иметься другая альтернатива стратегического выбора или же другой альтернативы не существует?

Для ответа на эти вопросы требуется провести анализ нынешних мировых условий, поскольку:

— я убежден в том, что любое сотрудничество требует наличия общих взглядов и проведения совместного анализа;

— совместный анализ общих интересов и общих угроз не может ограничиваться исключительно двухсторонними отношениями;

— подобный анализ возможен только при условии проведения тщательной оценки возможностей других мировых игроков, в частности, степени их силы и слабости, способов их расстановки и, особенно, динамики развития их силы с точки зрения того, находится ли их могущество на этапе подъема или, наоборот, спада.

Сегодня в 2011 году наш анализ сводится к тому, что отношения между державами, сложившиеся после Второй мировой войны и победы Исламской Революции 1979 года, пережили в своем развитии три модели:

Модель первая – холодная война и разделение государств на два блока: восточный и западный. В этот период Исламская Республика Иран, выдвинув лозунг «ни Запад, ни Восток», не примкнула ни к одному из лагерей. Под тем же лозунгом выступали государства члены Движения неприсоединения (NAM). Однако Исламская Республика Иран не только стояла на позиции отрицания существующего порядка, но и была убеждена в том, что следует изменить этот порядок. В те годы Ирану была навязана 8-летняя война, результатом которой стало стойкое сопротивление нашей страны…

Вторая модель – отношения между странами после окончания холодной войны. В этот период США ощущали себя единственной сверхдержавой на международной арене и играли роль мирового жандарма и полицейского, называя это «управлением международным порядком». В те времена американские теоретики уже не довольствовались только лозунгом уничтожения Советского Союза. К примеру, Бжезинский в своей книге «Большая шахматная доска» откровенно вел речь о расчленении России на три части. В то же самое время США, опьяненные и воодушевленные своим успехом, начали осуществление своей военной стратегии, выразившейся в развязывании первой войны в Персидском заливе. Основу деятельности США составила оккупация Афганистана и Ирана, осуществленная без всякого разрешения со стороны Совета Безопасности. Декларируя в качестве основы своей политики два лозунга: демократию и свободный рынок, на международной арене Америка действовала прямо противоположным образом. Отрицание демократии в международных отношениях, сопровождавшееся односторонними военными действиями против государств, которые осуществлялись даже без ведома Совета Безопасности, и введение односторонних санкций против более, чем 40 государств мира – вот очевидный итог американской деятельности, который со всей наглядностью демонстрирует свое противоречие с декларируемыми лозунгами. В то время Исламская Республика Иран противостояла мощи США и серьезно выступала против американской политики, всеми легитимными способами высказывая свое несогласие с американскими действиями. Одновременно с этим, США применяли жесточайшее давление на Исламскую Республику Иран. В действительности, это давление осуществлялось в отместку за стойкость ИРИ в противостоянии США, НАТО и их корыстным целям, направленным на установление мировой диктатуры.

Однако на сегодняшний день Исламская Республика Иран смогла не только выстоять против оказываемого давления, но и продвинуться вперед в своем развитии. Национальный, региональный и международный потенциал Исламской Республики Иран не только не сократился, но и возрос. Мощь ИРИ направлена на укрепление мира и противодействие продвижению США и распространению нестабильности.

Третья модель – конец политики господства и одностороннего подхода. Мы убеждены в том, что периоду сверхдержав и односторонней политики США пришел конец. Несмотря на то, что США тщетно пытаются по-прежнему сохранять свое господство, период наращивания американской мощи остался далеко позади, и процесс спада этой мощи с каждым днем набирает все большую скорость. С каждым днем Соединенные Штаты теряют все больше позиций и бастионов, которые были приобретены ими за последние 60 лет. Модель поведения, избранная Исламской Республикой Иран и основанная на противостоянии высокомерным притязаниям США, сегодня получает все большее распространение. Мы становимся свидетелями падения одного за другим исторических союзников США в исламском мире. Да и в других районах мира, везде, где только появляется возможность свободного выбора, народ отторгает американских союзников. Итоги серии выборов, проведенных в странах Латинской Америки, таких как Эквадор, Венесуэла, Боливия, Никарагуа и т.д., идут вразрез с интересами США.

Мы убеждены в том, что в подобной ситуации нахождение ответов на вопросы, поставленные в начале беседы, приобретает смысл. В условиях нового мирового порядка отношения между Ираном и Россией могут создать возможность для подкрепления запросов мирового сообщества, направленных на противостояние политике одностороннего подхода.

Усилия по формированию новых отношений на международной арене, основанных на демократии и уважении прав народов, могут стать общей целью, а объединение потенциалов России и Ирана может сыграть эффективную роль в этом процессе.

Мы уверены в том, что, если Исламская Республика Иран в период холодной войны и политики американского единовластия смогла в одиночку выстоять и достичь прогресса, то в новые времена подобная модель поведения может оказаться еще более эффективной. Я полагаю, что в противовес действиям, подобным политике «мирового расширения НАТО», смысл которой выходит за рамки только военных целей и направлен на то, чтобы при помощи новой риторики добиваться единовластия и мирового господства, укрепление региональных возможностей, имеющихся в распоряжении таких регионов, как Кавказ, Средняя Азия, Ближний Восток и Персидский залив, может создать такой потенциал, который, поставит заслон экспансионистскому и захватническому продвижению отдельных держав, служа интересам народов этих регионов. Ирано-российские отношения, без всякого сомнения, в состоянии стать основным ядром, вокруг которого мог бы формироваться и наращиваться региональный потенциал противостояния американскому гегемонизму.

Сайт посольства Ирана в Москве

41.9MB | MySQL:92 | 1,214sec