Тунисские исламисты вынуждены действовать осторожно

В Тунисе 22 ноября должно состояться первое заседание Национального учредительного совета (НУС), выборы в который прошли 23 октября. Еще до начала работы совета исламистская партия «Ан-Нахда» («Возрождение»), получившая наибольшее числе мест в Совете по результатам выборов (около 41% голосов или 89 из 217 мест), согласовала с левоцентристской партией «Конгресс за республику», занявшей второе место (29 мест), кандидатуру президента страны на переходный период. Главой государства, как ожидается, станет 66-летний генсек КЗР Мансыф аль-Марзуки. Лидеру «Ат-Такаттуль» — еще одной партии, прошедшей в Национальный учредительный совет (26 мест), — 71-летнему Мустафе бен Джаафару может быть предложено место главы совета. Кандидат в премьер-министры – генсек «Ан-Нахды» Хамади Джебали. Причем последнее стало очевидно практически сразу после оглашения результатов выборов.

Таким образом, первый компромисс среди основных политических сил Туниса найден. Но означает ли это, что в дальнейшем переходный этап в политической жизни страны пройдет столь же гладко?

Вопросы прав человека, в первую очередь женщин, а также возможность превращения Туниса в исламское государство одни из самых болезненных для тунисского общества. На этой неделе бурю полемики вызвали высказывания генсека партии «Ан-Нахда» Хамади Джебали, который в ходе встречи со своими сторонниками упомянул о наступлении эпохи «шестого халифата», мусульманской теократии, государства верховным правителем которого является Аллах, изрекающий свою волю через особо предназначенных к тому лиц. Последний Халифат – Османский был ликвидирован в 1924 году.

Последовавшее за высказываниями Джебали возмущение светской части тунисцев и потенциальных партнеров «Ан-Нахды» по правительственной коалиции вынудило Джебали прояснить позицию партии. По словам генсека, фраза о «шестом халифате» была вырвана из контекста. Он имел ввиду лишь духовное наследие и моральные ценности, которыми гордится Тунис. В тоже время «Ан-Нахда» остается привержена современному пути развития и демократическим принципам. Однако вряд ли его словам успокоили светскую часть тунисцев. И этот скандал лишь предвестник будущих бурь, предстоящих Тунису в ближайший переходный период.

«Все мы женщины Туниса», — такие слова с горечью произнес в беседе с автором этих строк профессор тунисского университета и член блока левых партий «Демократический модернистский полюс» Халид Кшир. Он опасается, что Ан-Нахда» будет толкать страну не вперед, а назад.

Еще год назад, буквально за несколько недель до революционных событий тунисцы шутили, что Тунис это страна свободных женщин и в связи с этим счастливых мужчин. Ни в одной другой арабской стране у женщин не было столько прав закрепленных де юре и де факто, как в Тунисе. Этим гордились, более того – этим кичились. Сейчас очень многие в стране опасаются, что все достижения Туниса на пути к современному обществу будут сведены к нулю.

«Нам надо сконцентрировать все наши усилия – и в сфере политики, и в сфере культуры на проблеме прав женщин, потому что они составляют половину нашего общества, ущемление их прав приведет к тому, что пострадаем мы все», — говорит Кшир.

Как не казалось бы странным, тема прав женщин была поднята и в ходе конференции, посвященной перспективам развития туристического сектора экономики Туниса, прошедшей в начале ноября накануне объявления окончательных результатов выборов. Конференция была инициирована партией «Ан-Нахда», которая не дожидаясь официального созыва НУС и формирования правительства, решила провести серию дискуссий с представителями основных отраслевых направлений с тем, чтобы наметить первоочередные задачи по выводу страны из послереволюционного застоя. Одними из первых стали встреча с игроками финансового рынка, организованная Ассоциацией брокеров, а также «Дискуссия о перспективах туристического рынка».

Такой приоритет во встречах «Ан-Нахды» не случаен. Инвесторы и туристы одинаково напуганы результатами выборов в Тунисе. Со своей стороны напугана и сама «Ан-Нахда» — одно дело находиться многие годы в оппозиции, обрести ореол мучеников, а совсем другое – взять в свои руки ответственность за судьбу страны, добиться успехов в экономике и социальной сфере.

Как подчеркнул генсек «Ан-Нахды» и потенциальный кандидат на пост премьер-министра Хамади Джебали в ходе встречи с представителями туристического бизнеса, партия не стремилась к власти, а оказалась у власти. «Нашей целью не является раскол тунисского общества, и мы не хотим тащить страну назад, напротив, мы гарантируем соблюдение основных демократических принципов – свободы слова и человека», — таков был лейтмотив выступления Джебали.

Слова генсека стали ответом на опасения, высказанные участниками встречи. «Каким будет имидж Туниса после вашей победы? Что будет с правами женщин? Как будут чувствовать себя в Тунисе европейские туристы, не стоит ли им опасаться исламистов?» — такие вопросы звучали со стороны представителей турагентств, туроператоров, отельеров и банкиров.

Дискуссия о судьбе туризма вышла за рамки отрасли, превратившись в дискуссию о том, по какому пути будет развиваться Тунис. Это неслучайно. Туристический сектор составляет 6% ВВП Туниса и на 60% покрывает дефицит торгового баланса, в нем заняты 12% трудоспособного населения, примерно 1/8 семей живет от доходов, связанных с туризмом. За революционный период (с января по сентябрь 2011 года) доход от туризма упал на 38,5% по сравнению с таким же периодом 2010 года, общее число туристов уменьшилось на 34,4%.

Поэтому сейчас «Ан-Нахда» готова к любому диалогу и компромиссу. «Мы гарантируем свободу в еде, питье и ношении одежды», — пообещал Джебали. Он подчеркнул, что его партия будет привержена принципам демократии, и тунисское общество останется таким же прогрессивным во взглядах, как это было до сих пор. По словам Джебали, революция делалась для того, чтобы улучшить жизнь граждан, а не мешать развитию страны, для того чтобы идти вперед, а не назад.

Многие из присутствующих на конференции поверили Джебали, по крайней мере, на словах. «Я верю Джебали, я оптимистка, однако при условии, что права женщин не будут ущемляться, что мы не пойдем по пути Саудовской Аравии, где имея возможность заниматься бизнесом, женщина не может водить машину», — сказала автору этих строк по окончанию конференции Сихем Заим (Sihem Zaiem), член федерации турагентств. В ходе дискуссии она сорвала аплодисменты зала, потребовав от генсека «Ан-Нахды» как можно скорее разъяснить миру, что является истинным лицом Туниса, в том числе, продемонстрировав отношение исламистов к проблеме прав женщин. Джебали и здесь пообещал, что все останется неизменным. Его выступление было очень убедительным.

Однако одно дело политические обещания, другое – общественные настроения. Тунис взбудоражен атаками на офисы телеканалов, транслирующие фильмы женщин-режиссеров, а также нападениями на преподавательниц, придерживающихся европейского стиля в одежде, и бойкотированием их лекций со стороны религиозных студенток. Официальные лидеры «Ан-Нахды» критикуют подобные явления, но, тем не менее, тунисцам придется столкнуться с новой реальностью, где право носить хиджаб сталкивается с правом одеваться на европейский лад. Вопрос лишь в том смогут ли две реальности Туниса ужиться вместе.

41.18MB | MySQL:87 | 0,696sec