Предвыборная борьба вокруг внешнеполитического курса ИРИ

День вторжения иранских студентов «Сторонников линии имама» на территорию дипмиссии Великобритании и разгром здания посольства был назван в Иране днем студенческого гнева. Спикер меджлиса А.Лариджани, комментируя эти события, охарактеризовал их  как непредвиденные   и назвал эту акцию  ответом иранского народа на враждебную политику британских властей, выступивших за ужесточение санкций. Действительно в сознании  традиционных слоев иранского общества  образ англичан ассоциируется с угнетателями,  колонизаторами,  расхитителями  народных богатств и опорой шахского режима. С  их деятельностью связываются все наиболее негативные события в истории страны за последний 150 лет: войны, заговоры, перевороты,  подавление оппозиционных шахскому режиму сил. Протестные акции у ворот посольства нередкое явление в иранской столицы. Однако на сей раз, по словам главы законодательной власти, возмущенная молодежь, не смогла сдержать эмоции и перешла грань закона.

Как представляется, именно решение меджлиса о снижении уровня взаимоотношений с Великобританией в политической и экономической областях и высылке английского посла из Тегерана, принятое за два дня до происшедших событий, и сыграло роль спускового крючка. Осуждая последнее решение Лондона о наложении санкций на Центральный банк ИРИ,  часть депутатов подчеркивала также тот факт, что британская сторона, поддерживая оппозиционное движение в Иране, осуществляет вмешательство в его внутренние дела, и на этом основании требовали полного разрыва дипотношений. В то же время представитель правительства в меджлисе призвал воздержаться от таких резких действий.

Тем не менее, контакты двух стран оказались  прерванными на неопределенное время. То решение, которое не поддержало большинство меджлиса, было осуществлено руками толпы.  Можно поставить под сомнение утверждение иранской стороны  о том, что такие действия разворачивались стихийно и не были заранее спланированы. Факты свидетельствуют об обратном. Так, в заявлении Ассоциации преподавателей и исследователей Кумского религиозного центра[1], придерживающейся реформаторской ориентации говорится, что «основная часть студенческого сообщества не имеет никакого отношения к  этой безответственной акции, а некоторые представители властных структур своими действиями подталкивают страну к опасной черте»[2]. Воззвание студентов – членов движения Хезболла также свидетельствует о преднамеренности действий, направленных на ухудшение ирано-британских отношений. Сомнение в причастности студентов к этим действиям выразил  депутат парламента от Сенендеджа А.Карами.  Выступив с резкой критикой подобных антизаконных действий, он заявил, что они ставят страну перед новыми вызовами. [3]

Антибританские действия  без сомнения привели к осложнению международного и внутриполитического положения ИРИ, так как  способствовали ужесточению санкционных мер и углублению изоляции страны. Великобритания выдворила всех членов иранской дипломатической миссии и потребовала от Тегерана  выплатить  компенсацию за нанесенный посольству ущерб размером в  1 миллион фунтов. Страны ЕС расценили  действия иранской стороны как угрозу  всем европейским государствам.  В знак солидарности с Англией Франция, Швеция, Голландия, Германия, Норвегия, Италия отозвали своих послов «для консультаций». Под вопрос поставлена судьба  дальнейших переговоров  группы 5+1  с иранской стороной по ядерным вопросам. Евросоюзом были введены дополнительные санкции в отношении Ирана, включающие замораживание активов 180 физических лиц и организаций и запрет на их поездки в страны-члены ЕС. На обсуждение поставлен вопрос о введении эмбарго на импорт нефти из Ирана. Маловероятно, чтобы все страны – импортеры иранской нефти  поддержали это решение. Однако введение даже односторонних энергетических санкций рядом государств окажет пагубное воздействие на экономический рост и усилит бремя проблем в хозяйственном секторе.

Оценивая последствия произошедшего в Тегеране, стоит обратить внимание  и на другие обстоятельства. Буквально накануне этих событий ГА ООН приняла резолюцию, осуждающую террористические атаки на лиц, пользующихся дипломатической защитой. В поддержку этого документа, инициированного Саудовской Аравией после того, как власти США заявили о раскрытии террористического заговора против саудовского посла в Вашингтоне, проголосовали 106 из 193 делегаций, среди которых представитель Ливана[4], который в Иране рассматривается как  ближайший и надежный союзник. Не поддержало Иран  ни одно исламское государство.  Практически одновременно 32 голосами из 35 был одобрен доклад МАГАТЭ, в котором констатируется наличие военной составляющей в ядерной программе Ирана. Обнародование этого документа вызвало новой виток психологической войны против него. Представители Израиля предельно ясно заявляют о своей готовности военным путем решить эту проблему.  Международная ситуация вокруг Ирана продолжает ухудшаться.  Отклики некоторых аналитиков, общественных деятелей и  представителей высшего духовенства на происходящие  в Тегеране события показывают, что иранцы сами дали  европейцам блестящий повод для ужесточения давления и тем самым  подставили под удар свои национальные интересы.[5].

Анализ последствий «эмоциональной несдержанности молодежи» подтверждает, что некие силы в стране стремятся нанести удар по международному имиджу Ирана. На протяжении последнего года в стране нарастают кризисные явления, которые проявляются в углублении разногласий между президентом и правительством с одной стороны и лидером, меджлисом,  судебной властью и религиозными авторитетами с другой.  По мере приближения выборов в парламент, которые  должны пройти в марте 2012 г., наблюдается нарастание противостояния политических элит внутри правящей верхушки. Представители традиционно консервативного направления пытаются объединить своих сторонников для того, чтобы не допустить укрепления пропрезидентских сил в новом меджлисе и в перспективе выдавить их из структур исполнительной власти. В этой борьбе они опираются на религиозное сообщество Кума, настроенное оппозиционно к Ахмадинежаду. Наблюдается и активизация исламских радикальных сил на политической арене страны. Если в ходе первых (2005 г.) и даже вторых (2009 г.) президентских выборов они выражали абсолютную поддержку М.Ахмадинежаду, то, ввиду недовольства изменениями в политической линии президента за последние два года, они перешли в лагерь его противников. Ближайшее окружение президента, несмотря на многочисленные скандалы и разоблачения, активно противостоит традиционным консерваторам и привлекает новые силы в свой лагерь, стремясь расширить электоральную базу. Вопросам выработки и проведения внешнеполитического курса в ходе предвыборной кампании уделяется большое внимание, и противоборствующие стороны прилагают усилия с целью пересмотреть устоявшуюся практику принятия решений в этой сфере. В связи с этим    рассматриваемый инцидент можно квалифицировать как попытку в рамках внутриполитической борьбы ослабить позиции противостоящих сил и дискредитировать их в глазах международного сообщества. Некоторые факты подтверждают это предположение.

Так, в первые часы после вторжения на территорию британского посольства Исламское общество  инженеров (Джамээ-йе эслами-йе мохандессин) – одна из ведущих группировок консервативного лагеря – выпускает воззвание, в котором действия студентов расцениваются как сознательная революционная акция, проявление поддержки решениям меджлиса. При этом выражается надежда на то, что она получит «достойный отклик в международном сообществе». Об одобрении таких действий заявил и представитель другой наиболее влиятельной консервативной партии «Исламская коалиция» (Моаталефе)[6], подчеркнув, что они не нанесут ущерба национальным интересам страны. Одобрение действий студентов косвенным образом выразили спикер и часть депутатов меджлиса. В репортажах средств массовой информации, которые вели прямую трансляцию с места событий, звучали призывы к новой исламской революции, проводились параллели с захватом американского посольства в 1979 г. Басиджей, ворвавшихся на территорию британского представительства,  представляли новыми героями революции.

Одновременно Министерство иностранных дел выступило с заявлением, в котором выразило сожаление в связи с фактом захвата посольства. Руководитель внешнеполитического ведомства А.А.Салехи, находившийся во время этих событий в Эр-Рияде, связался по телефону  со своим британским коллегой  и подчеркнул, что правительство не причастно к этим действиям. Несколькими днями позже, в Бонне, участвуя в конференции по Афганистану, он провел встречи с министрами иностранных дел Германии и Швеции и заверил их, что правительство примет все меры, чтобы подобные действия не повторились.

Европейская поездка министра иностранных дел, заявление пресс-атташе МИДа о том, что ирано-британские отношения нельзя рассматривать как окончательно разорванные, широко комментируются в Иране. Причем, такие высказывания и действия внешнеполитического ведомства оцениваются как недостойные, поскольку наиболее консервативная часть общества считает, что не следовало приносить извинения англичанам.

Как представляется, в настоящее время можно  говорить о существовании  в Иране двух основных подходов во внешнеполитическом дискурсе – традиционно консервативного  и неоконсервативного, который  представляют президент, правительство, МИД.

Сторонники первого подхода делают основной упор на идеологические концепции и на идеи исламизации как инструмента расширения иранского влияния. В рамки этого чисто идеологического подхода укладывается и наблюдаемая в последние месяцы в стране линия на укрепление религиозного истеблишмента на политической арене,  намерения внести  изменения в структуру органов государственной власти и  усиление роли духовного лидера страны А.Хаменеи. Об этом свидетельствуют  появившиеся в последнее время  обращения к нему с использованием титула имам.

Базовым элементом концепции сторонников этого подхода является продолжение ядерной программы. В условиях усиливающегося давления на Иран со стороны МАГАТЭ и западных государств консерваторы усиливают критику их позиций, высказывают сомнения относительно продолжения переговоров с группой 5+1 и даже угрожают прекращением сотрудничества с МАГАТЭ[7].

События в арабских странах рассматриваются ими как продолжение и развитие исламской революции, в которой Иран стал первопроходцем.  Оперируя понятиями «исламское пробуждение» и «исламская демократия», консерваторы призывают к созданию единой исламской уммы и формированию  мощного исламского полюса силы в мировом масштабе, и, пропагандируя модели  исламского правления, вновь возрождают идею экспорта исламской революции.

На этом фоне подход президента и  МИДа отличается  умеренностью и прагматизмом. Выступая за продолжение ядерной программы, исполнительные структуры поддерживают дальнейшие  переговоры по этой тематике, всеми средствами противостоят намерениям  окончательного разрыва отношений с Великобританией и даже ищут возможности налаживания взаимодействия с США[8].

Президент и руководство внешнеполитического департамента и в ближневосточной политике придерживаются более прагматичного курса. Критика  внутренней политики Б.Асада, поездки А.Салехи в Саудовскую Аравию и его согласие оказать содействие расследованию попытки покушения на посла Саудовской Аравии в США – это лишь некоторые примеры, свидетельствующие о стремлении к независимой линии, которая больше отвечает национальным интересам страны.

В условиях ужесточения санкционного режима и роста экономических проблем в стране сторонники консервативного подхода могут получить более широкую поддержку в ходе парламентских выборов, что приведет к усилению идеологических догм  во внешнеполитической деятельности.

В то же время не исключено, что нынешние жесткие позиции консерваторов объясняются лишь стремлением противостоять проправительственным силам. В случае их победы на выборах в меджлис в своей практической деятельности они пойдут по более либеральному пути, чтобы не допустить полной изоляции Ирана в международных делах.

1.Мадж’ма-э модарессаин ва мохагегин-е хоузе-йе элмиэ-йе-гом. Это объединение по своим политическим взглядам противостоит широко известной организации Общество преподавателей кумского религиозного центра (Джамээ-йе модарессин-е элмиэ-йе-гом) – опору консервативного лагеря.

2.http://www.fararu.com. 1/12/2011

3. http://www.fararu.com. 2/12/2011..

4. Представитель Сирии покинул заседание во время голосования..

5.http://www.fararu.com. 1/12/2011.

6. www.khabaronline.ir. 29/11/2011.  www.fararu.ir. 01/12/2011.

7.http://irdiplomacy.ir/Moduls/News. 09/12/2011.

8.Там же, www.khabaronline.ir/188712. — 12/12/2011.

62.49MB | MySQL:101 | 0,533sec