Инвестиционные приоритеты ФРГ в арабском мире: мнения экспертов

Оценку состояния актуальных германо-арабских связей Томас Кранайс, член президиума Германо-арабской торгово-промышленной палаты (Ghorfa), исполнительный директор Lahmeyer International GmbH, одной из ведущих инженерных компаний в мире, начинает с анализа политических потрясений в Северной Африке. Понятно, что изменения в немецкой экономике напрямую связаны с данными общественными событиями. Тем более что многие компании ФРГ чувствуют себя в арабском мире достаточно уверенно, поскольку уже накоплен немалый опыт, есть результаты сотрудничества и перспективные планы. «Мы должны следовать старому принципу: до тех пор, пока процветает торговля, нет места войне», подчеркивает Т. Кранайс.

Он дополняет: ФРГ заинтересована в скорейшей стабилизации обстановки в странах «арабской весны» и подтверждает это своими действиями. Так, федеральное правительство Германии предложило программу чрезвычайных мер по оказанию помощи Ливии объемом более 100 млн евро. «Этот кредит имеет скорее символическое значение, но в то же время служит важным сигналом: в трудные времена мы рядом с вами». Подобные финансовые вливания предложены другим странам Северной Африки, которые сейчас находятся на пути выстраивания собственных структур и движутся навстречу демократическим переменам.

Экономическая политика федерального правительства нацелена на долгосрочную перспективу, указывают германские эксперты. Это не только продажа товаров и услуг арабским странам Северной Африки, но и инвестиции и производство продукции, что позволяет бороться с высоким уровнем безработицы среди молодежи. Во многих арабских странах более 30% молодых людей находятся без работы и имеют слабую надежду на улучшение перспектив, потому что государства не в состоянии создать достаточное количество рабочих мест с помощью целевых инвестиционных стимулов. С другой стороны, в Германии и других европейских странах все больше компаний имеют ярко выраженный недостаток рабочих.

На этом фоне кажется логичным переместить производственные мощности из Европы в арабские страны. Во-первых, там есть сотни целеустремленных молодых людей, которые могли бы работать практически во всех мыслимых сферах бизнеса. И эта возможность не должна быть упущена немецкой промышленностью. Во-вторых, германские предприниматели, имеющие прямые инвестиции в арабском мире, значительно и отстают от других стран Запада, причем это отставание нарастает. А это опять же означает: потери — и актуальные, и перспективные.

Немецкие инвестиции базируются на реальных фактах. Они предназначены для перспективных проектов с высокой устойчивостью. Высокая устойчивость означает, в частности, то, что в арабском мире примерно 50% людей в возрасте до 30 лет. Эти молодые люди представляют собой огромный потенциал. Его можно задействовать с помощью регулируемой заработной платы, что изначально исключает новые социальные конфликты.

Энергетический сектор имеет большой потенциал для устойчивого создания рабочих мест. Разведанные и прогнозируемые запасы нефти и природного газа являются основой мощного импульса в развитии нефтехимической промышленности в арабских государствах. С другой стороны, речь идет о более широком использовании возобновляемых источников энергии. Развитие в этой сфере открывает новые возможности сотрудничества между немецкими и европейскими компаниями, с одной стороны, и арабскими компаниями — с другой. Причем сотрудничество в области возобновляемых источников энергии должно происходить не только в Германии и Европе, но и прежде всего в тех арабских странах, которые более всего страдают от высокого уровня безработицы. Разумеется, одно из условий контактов: обучение арабской молодежи осуществляется на уровне современных технологий, разработанных в ФРГ.

Таким образом, в странах Арабского Востока уже в ближайшее десятилетие силами немецких компаний и университетов могут быть созданы тысячи рабочих мест. Может быть успешно решена и проблема занятости молодежи, значительно вырастет уровень электрификации в Северной Африке, что обеспечит быстрорастущие потребности в электроэнергии. В среднесрочной перспективе электричество из данного региона, полученное с помощью энергии солнца, будет экспортироваться в Европу. Как известно, генеральными планами предусмотрено к 2030 г. примерно 15% электрической энергии Европы получать из пустынь Северной Африки, главным образом из Сахары. Огромные инвестиции, которые необходимы для реализации грандиозного энергетического проекта, больше не являются несбыточной мечтой. К их решению подключены правительства стран ЕС, все меры будут осуществляться шаг за шагом. Энергетические соглашения получат правительственные гарантии, необходимые для защиты инвестиций немецких и европейских компаний.

Большое значение будут иметь немецкие инвестиции в другие отрасли стран Северной Африки: в частности, в транспортный сектор и туризм, указывает Йоханн Хоманн, государственный секретарь в федеральном Министерстве экономики. Североафриканские страны Средиземноморья уже давно считаются популярными европейскими курортами. Сейчас требуется поддержать развитие этих отраслей, что в любом случае послужит дальнейшему укреплению дружественных связей между Европой и Северной Африкой. Важные проекты в регионе впишутся в планы чемпионата мира по футболу, который стартует в Катаре в 2022 г. «Развитие я вижу как положительный процесс, — констатирует высокопоставленный немецкий чиновник. — В целом я уверен, что события “арабской весны” могут открыть новую главу в германо-арабских экономических отношениях».

Уверенность базируется на ряде позиций. Во-первых, в последнее время меняется структура товарооборота с арабскими странами. Если прежде импорт из арабских стран был значительно ниже, чем немецкий экспорт, то этот хронический дисбаланс в долгосрочной перспективе изменится, причем изменения начинаются уже сейчас. Это значит, что делается больший акцент на сотрудничество в сфере диверсификации экономики, особенно в странах, богатых природными ресурсами. Просто наличие нефти и газа не означает приведения в действие огромного потенциала: он задействуется лишь при наличии продуктов нефтехимии, а, стало быть, возрастает важность современной производственной базы. Во-вторых, есть факторы, указывающие на существенные изменения. Например, торговые отношения с Тунисом почти сбалансированы, потому что ФРГ покупает там высококачественные продукты промышленного сектора.

Чем интересен Германии мир товаров и услуг из стран Арабского Востока? На этот вопрос Йоханн Хоманн отвечает следующим образом. Прежде всего, продукцией, представляющей интерес в сфере искусственных материалов в нефтехимии. Вторая сфера интересов связана с бизнес-планами Airbus и Porsche, которые уже обозначили свой потенциал.

Сложно сказать, в каких сферах бизнеса открываются наилучшие возможности для немецких компаний, особенно в масштабах столь обширного региона. «Немецкие компании ориентированы на конкретный бизнес, в котором они могут конкурировать по качеству и цене в стране назначения. Есть также бизнес-области, в которых немецкие компании отличаются уникальными особенностями. Наши партнеры знают, что германские продукты далеко не всегда самые дешевые, но их долговечность и надежность в ежедневном использовании нередко оправдывают цены на них, это равноценная компенсация».

Оценка инвестиционного климата в арабских странах неоднозначна. Условия очень разные, указывают немецкие эксперты. Исследование Всемирного банка показывает, что инвестиционный стимул для компаний не всегда означает низкие зарплаты или налоговые льготы, но в первую очередь — надежность управления и хорошую инфраструктуру. Таким образом, Германия, несмотря на жесткие требования к структуре заработной платы, остается для определенных арабских инвесторов весьма привлекательной страной, о чем свидетельствуют крупные инвестиции со стороны стран Арабского Востока.

Немецкие же инвесторы готовы отвечать финансовыми вливаниями в регион. Важным фактором дальнейшего участия немецких компаний, безусловно, будет стабильная обстановка с надежными структурами. На волне потрясений «арабской весны» наблюдается давление на правительства арабских стран с тем, чтобы создать более эффективное управление и проведение экономических реформ, которое, безусловно, и далее должно укрепляться. Со стороны федерального правительства осуществляется поддержка политики реформ в Северной Африке и активное содействие странам-партнерам, если они того пожелают.

Как отмечает Хоманн, в условиях «арабской весны» сегодня не существует классического арабского рынка, поскольку есть разные политические и экономические условия, в которых оказались разные страны Арабского Востока. В этих условиях важно оценить степень профессиональных партнеров в арабских государствах. Сегодня, как показывают реалии Германо-арабской торгово-промышленной палаты (Ghorfa) и двусторонние отношения в векторе конкретных торгово-промышленных палат, эта степень наиболее высока с такими странами, как Марокко, Алжир, Тунис, Египет, ОАЭ и Саудовская Аравия. Есть надежды на представительство в Катаре, иракские офисы в Багдаде и Эрбиле.

Уточняя аспект усиления экономических связей Германии с арабским миром, Томас Кранайс отмечает ряд моментов. Важнейший из них — немецкая экономическая политика нацелена на долгосрочную перспективу. Она состоит не только в продаже товаров и услуг арабским странам Северной Африки, но и в инвестировании средств и производстве в этих же странах, в результате чего будет падать уровень безработицы, особенно среди молодежи.

Эти и другие особенности упоминались на первой Арабо-германской финансовой и инвестиционной конференции во Франкфурте-на-Майне (17 ноября 2011). Открывая ее, Томас Бах, президент Ghorfa, упомянул, что рост арабских инвестиций в германскую экономику, отмеченный в период «арабской весны», сам по себе должен служить подтверждением: вектор взаимного доверия между ФРГ и странами Арабского Востока укрепляется. К примеру, только Кувейт инвестировал в германскую индустрию 30 млрд долларов. Юрген Фридрих, исполнительный директор Germany Trade and Invest, отметил растущую потребность во взаимных инвестициях в рамках германо-арабского сотрудничества в свете событий «арабской весны». Инновационные и финансовые инструменты, которые теперь адаптированы к потребностям молодого и талантливого населения, сейчас важны, как никогда: они помогут компенсировать первоначальные негативные экономические последствия «арабской весны». На конференции обсуждался целый спектр проблем сотрудничества, в том числе использование опыта ФРГ в проектах по микрофинансированию, в страховании имущества и здоровья сотрудников, уже реализованные в Саудовской Аравии и готовящиеся к реализации в Бахрейне и Катаре, перспективные экспортные возможности ФРГ и стран Арабского Востока.

Немецко-арабский торговый обмен оставался относительно стабильным, подчеркивают эксперты. Так, несмотря на политические потрясения в ряде арабских государств и мировой экономический кризис, в первой половине 2011 г. немецкий экспорт в арабские страны остался почти без изменений (минус 1,7%) и оказался на отметке 13,2 млрд евро. С другой стороны, импорт из стран арабского мира существенно вырос и достиг 34,3%, что составило чуть менее 6,2 млрд евро. Самыми высокими темпами прироста среди стран-получателей германской продукции отличились Алжир (плюс 15,7%), Ирак (плюс 55,2%), Катар (плюс 12,3%), Оман (плюс 27,9%) и Саудовская Аравия (плюс 16,8%). Саудовская Аравия в рейтинге арабских стран — получателей немецкой продукции вышла на первый план по объему (3,1 млрд евро), за ней следуют Объединенные Арабские Эмираты (около 3,0 млрд евро), Египет (1,2 млрд евро), Тунис (840 млн евро) и Алжир (823 млн евро). В немецком импорте из арабского мира традиционно доминирует нефть. В рейтинге импортеров следуют Алжир (928 млн евро), Египет (829 млн евро), Тунис (753 млн евро), Сирия (469 млн евро), Объединенные Арабские Эмираты (407 млн евро) и Саудовская Аравия (326 млн евро).

Выводы

Первый. Потенциал немецкого экспорта в арабском мире имеет тенденцию к росту, отмечает Йоханн Хоманн. После спада, начавшегося в 2009 г. и последовавшей за ним «арабской весны», сейчас он почти вернулся на рекордный уровень 2008 г.

Второй. Инвестиции ФРГ в арабские страны хотя и не развивались столь же динамично, как немецкий экспорт, уступая другим странам, однако могут быть весьма перспективны при устранении бюрократических препятствий и других неопределенностей. Немецкий инвестор ожидает дальнейшего совершенствования в правовой сфере стран Севера Африки, указывают эксперты ФРГ.

Третий. В настоящее время, судя по данным Ghorfa, создана благоприятная персональная база немецко-арабского сотрудничества. В документах организации отмечается: «Более чем 600 предпринимателей зарекомендовали себя как ключевые участники немецко-арабских экономических отношений и обеспечивают прекрасную основу для обсуждения возможностей экономического сотрудничества в поиске торговых партнеров и деловых связей».

Использованы данные сайтов Ghorfa (Arab-German Chamber of Commerce and Industry e.V.), SOUQ.

29.18MB | MySQL:67 | 0,698sec