Седьмая сессия Парламентского союза Организации Исламского сотрудничества

24-31января с.г. в г.Палембанг (столица провинции Восточная Суматра в Индонезии)1 прошла седьмая  сессия стран-членов Парламентского союза  Организации исламского сотрудничества (ПСОИС)2. Мероприятие прошло под заголовком: «ПСОИС как инструмент для укрепления демократии, всеобщего процветания, справедливости и мира во всём мире».

Спикер индонезийского парламента Марзуки Али отметил, что такая постановка темы отражает стремление Индонезии изменить представление об исламе как о жестокой авторитарной религиозно-политической доктрине.3 И действительно, повестка дня этого международного форума была посвящена вопросам развития и соблюдения гражданских прав  в исламском мире.

Мероприятие не приняло никаких  обязательных для исполнения документов. В принятой резолюции содержатся общие призывы к всемирной умме осудить действия Израиля в отношении Палестины, стабилизировать обстановку на Ближнем Востоке и улучшить положение женщины в исламском мире. Вместе с тем необходимо отметить, что, по мнению председателя седьмой сессии Парламентского союза ОИС Хидаята Нурвахида, упомянутый документ отражает намерение разрешать возникающие конфликты демократическим путём.4 И именно поэтому седьмую сессию ПСОИС в Палембанге стоит считать важной вехой в становлении нового мирового порядка.

Обращение к демократическим ценностям.

Январское мероприятие является беспрецедентным по своей сути. Ничего подобного в таком масштабе среди мусульман никогда не проводилось. Уже в первый день 24 января для участия в конференции зарегистрировались представители 37 стран (всего прибыли делегаты из 51 государства), среди которых можно упомянуть такие как Саудовская Аравия, Турция, Пакистан, Иран, Ирак, Афганистан, Малайзия.5 Важнейшие центры исламской цивилизации были представлены в полном составе.

Не случайным явилось и место проведения конференции. Индонезия, является по некоторым классификациям одной из стран-претендентов на роль нового лидера исламского мира.И оправдывая это звание, она все более активно позиционирует себя в качестве носителя передовых, современных подходов к построению исламского сообщества как в страновом, так и в глобальном масштабах.

Это относится к ее деятельности по развитию демократических основ государства внутри страны и демонстрированию их преимуществ на международном уровне. В стране проводятся прямые выборы президента, широко развит институт парламентаризма (зарегистрировано более 70 политических партий)7, прессе предоставлена определенная свобода. Происходит постепенный отход от таких архаических форм повседневной жизни, как многоженство.

На освободившемся социальном пространстве наблюдается поворот в сторону приобщения к тем ценностям, которые до недавнего времени были свойственны скорее западному обществу. Например, выход определенной части мусульманских женщин на самостоятельный жизненный путь, связанный с построением собственной карьеры. Ряд ответственных государственных постов в этой стране занимают женщины. Известно, например, что пятым президентом Индонезии была дочь первого национального лидера Республики Индонезия Сукарно Мегавати Сукарнопутри (2001-2004 гг.). А по закону о политических партиях 2008 г. в числе основателей любой из них доля представительниц прекрасной половины человечества должна быть не менее 30 %.А в рамках седьмой сессии ПСОИС была даже проведена первая конференция мусульманок-парламентариев, на которой женщины обсудили такие проблемы, как участие мусульманок в политической жизни их стран, равенство полов, образование для детей, защиты прав палестинских женщин и детей. Подобные мероприятия решено проводить ежегодно.9

Но ведь в условиях сложившихся веками  стереотипов мусульманской среды такое положение дел далеко не всегда представляется легко достижимым. Для этого необходимо расширение гражданских прав, утверждение  демократических принципов. Именно в этом направлении активно движется Индонезия.

Так, вскоре после мропрития президент Индонезии Сусило Бамбанг Юдойоно на встрече с послами дружественных государств и международных организаций озвучил новую внешнеполитическую доктрину своего государства. Её суть заключается в сохранении баланса между активным международным сотрудничеством со всеми странами и строгом соблюдении интересов своего государтсва.10

При такой постановке вопроса жизненно важным для Индонезии становится убеждение мирового сообщества в демократической сути исламского вероучения. А потому она начинает в осторожной, а потому витиеватой форме призывать исламские страны взломать бремя исламской архаики и приблизиться к общечеловеческим ценностям.

Демократизация общества неотделима от расширения гражданских прав.  Индонезия явилась инициатором необходимости соблюдения прав человека и во взаимоотношениях между мусульманскими государствами, что было наглядно продемонстрировано летом 2011 г., когда она спасла несколько десятков своих подданных от смертной казни в Саудовской Аравии. Саудовская Аравия на это пошла, проявив значительную способность к компромиссу, что не было стопроцентно ожидаемым.

Получается, что к лету прошлого года Республика Индонезия набрала достаточный политический вес, чтобы вмешиваться в дела такого неоспоримого оплота ислама, как колыбель мусульманской цивилизации Саудовская Аравия. Теперь «стране трёх тысяч островов» нужно закрепить свои достижения в этом направлении. Выйти из детства «периферии ислама» ко взрослой, полной опасностей жизни в гуще мусульманской политики.

Именно такую программу действий недавно изложил президент  страны в речи, посвященной  дню рождения Пророка Мухаммеда: «Я призываю мусульман страны быть мудрыми в преодолении разногласий. Не должно быть эгоизма и своевольных  действий. Мы должны уважать права сограждан независимо от их веры, религии, расы или этнической принадлежности».  Далее он сказал о том, что индонезийский народ должен продемонстрировать свои лучшие моральные качества с тем, чтобы устранить разногласия, вызванные групповым (этническим, религиозным) эгоизмом. «Давайте наложим запрет на злобу, ненависть и клевету, чтобы рука об руку строить гармонию и единство», – добавил он.11

Безусловно, в этих словах заложена немалая доля популизма,  (возможно, необходимого в такого рода выступлениях) рассчитанного на не столь продолжительный эффект, профессионального (как практически все президенты) оратора. Но, вместе с тем, следует оценить и другую сторону  выступления. Она являет собой принципиально новый подход к решению стоящих перед  мусульманским сообществом проблем и совершенно новые приемы исламской политической риторики, рассчитанные на определенный результат. Не исключено, что в условиях идеологического разброда и шатания, присутствующего  в мировом исламе, такая риторика может оказаться наиболее востребованной, и, более того, оказать определенное воздействие. Надо признать, что политические маневры индонезийского президента не канули в безвестности и нашли искомый отклик еще до начала указанного события в странах Ближнего Востока, традиционно считающимися эталоном исламской политики.

Спикер парламента Объединенных Арабских Эмиратов (ОАЕ) Мохаммад Ахмад  Алмур представил Индонезию в качестве примера подражания членам  ОИС в ее успешном продвижении к демократии и терпимости исламской культуры. Как заявил, цитируя ближневосточного парламентария, индонезийский сопредседатель межпарламентского сотрудничества Хидаят Нурвахид, Индонезия является ведущей мусульманской страной в деле практического распространения демократического ислама в повседневную жизнь. Он также выразил сожаление по поводу того, что западные страны нередко проявляют убежденность в том, демократия и ислам несовместимы, и что сочетание этих понятий приводит к конфликтным ситуациям.

Умеренный ислам с трудом, но пробивает себе дорогу и в ряде стран арабского востока. Примером может служить  Тунис, где такое восприятие главенствующей религии предстает альтернативой подчеркнуто светскому образу жизни, который навязывали предшествующие власти. Образец нового Туниса – Турция, где правит Партия справедливости и развития (ПСР), считающаяся умеренно исламистской.

На эталон развития государственности с ориентацией на ее демократизацию в странах с преимущественно мусульманским населением претендует и Индонезия. На этом поприще обе страны, соблюдая корректность во взаимоотношениях, предлагают арабским странам свои варианты развития. То есть,  происходит то, что еще совсем недавно казалось немыслимым – исламская периферия поучает традиционных носителей и законодателей ислама – арабов его правильному  пониманию.

И здесь мы подходим еще к одному принципиально новому явлению во всемирной умме. Соперничество уже осуществляется не только по линии водораздела между представителями новой волны и консерваторами.  Есть основания полагать, что выбор вариантов развития мусульманских государств по пути реформирования ислама в сторону его демократизации также сулит серьезные противостояния между его инициаторами. По существу, это путь к лидерству на новом этапе развития.  В принципе, это может привести к делению исламского мирового сообщества на совершенно новые группировки по общности интересов или же их противостоянию, относительно того, что наблюдается на текущий момент.

Уже ясно, что обращение к демократическим ценностям руководителей индонезийского государства сложно назвать бескорыстным актом доброй воли. Это скорее обдуманный политический шаг, направленный на улучшение взаимоотношений со странами Запада и завоевание политического лидерства в мусульманском сообществе. Но у этой проблемы есть и третья грань.

Реорганизация общества на основе демократизации является вынужденной мерой властей предержащих для сохранения своего господства и влияния.

На удивление откровенно высказался на этот счёт Сусило Бамбанг Юдойоно (известный среди падких на любые сокращения индонезийцев как «Эсбэе») в речи на открытии международного исламского форума. Можно привести некоторые выдержки из его речи.

«Мусульмане составляют более 20 % от населения земного шара. Но по какой-то странной и пугающей иронии судьбы они производят всего 7 % мирового ВВП, а их доля в мировом экспорте составляет менее 10 %. И что ещё хуже, из 55 стран с самым большим внешним долгом 22  — это традиционно мусульманские страны», — завязка его рассуждений.12

Затем глава самого большого мусульманского государства призвал собравшиеся политические элиты мусульманских стран обратить внимание на то, что в двадцать первом веке неотъемлемыми характеристиками социума стали всеобщая соединенность, возможность путешествовать, открытость государственных границ. Это в свою очередь вызвало сдвиги в расстановке сил, переход немалой части властных полномочий от государства к сетевым организациям и отдельным индивидам. «В таких условиях, — резюмировал президент, — народ больше не согласится жить в условиях авторитаризма или тем более диктатуры. Если политические лидеры хотят остаться у власти в своих странах, они должна провести демократические реформы».

«То, что сейчас происходит в мире, это предупреждение для всех нас. Если мы не отреагируем на него, в наших странах могут произойти серьёзные общественные катаклизмы. В условиях трансформации мировой системы у нас есть только два выхода: закрыть глаза и приготовиться к проигрышу или принять вызов и постараться адаптироваться в новом мире», — почти апокалиптически завершил Эсбэе своё выступление.13

Взаимодействие причин переориентации Индонезии на демократию

Хотя сама постановка вопроса,  по всей вероятности, еще не обрела необходимого для этого развития. Тем не менее, становится очевидным, что по своей сути состоявшийся форум отражает существенные сдвиги в мировом мусульманском сообществе. При всей  противоречивости оценок “арабской революции”, ее причин и последствий, зачастую  пессимистических, напрашивается практически неизбежный вывод, получивший значительное распространение в различных политологических кругах о том, что “Арабский Восток пришел в движение”. Безусловно, у этого тезиса много составляющих. Позиция авторов касается его аспектов в сфере пробивающего себе нелегкий путь нового толкования ислама, допускающего демократические свободы и гражданские права в их практическом применении. Это сполна отражает постановка одного из обсуждавшихся на конференции вопросов. Первоначально проблемы арабских революций были заявлены как «Динамика изменений на Ближнем Востоке». Но в ходе дебатов вопрос пришлось поставить как «Развитие демократии в странах Ближнего Востока». Важно, что инициатива изменения повестки исходила именно от индонезийской стороны.14

Ясно, что равнодействующая  сил, определяющих главенствующие направления в политическом развитии и идеологическом содержании всемирной уммы, находится в постоянном движении под давлением множества противоречивых причин и обстоятельств. Понятно и то, что демократические преобразования, произошедшие в Индонезии за исторически короткий срок, вряд ли имеют столь же радужную перспективу в странах арабского востока. Признаки демократических свобод и прав человека, зачастую начальные, которые присутствуют в этой стране,  стали  достижимы лишь благодаря тому, что Индонезия все же идет в направлении оформления себя в качества современного социума. Его субъекты вынуждены функционировать в единой связке, чтобы система не обвалилась.

Очевидно, на подобное развитие событий преждевременно рассчитывать в арабском мире, где общество в значительной мере продолжает строиться по иерархическому принципу, руководствуясь древними традициями, родовыми обычаями и племенными канонами. Феллаху не понять, что своим выбором, имеющим равные права с выбором султана, он может повлиять на свою участь. Само участие в выборах ему скорее видится опасным и нежелательным.

Индонезийский же социум,  также основанный на мусульманской среде, в силу законов самосохранения (что и выразил в своей откровенной речи президент Республики) вынужден расширять свое пространство за пределы собственной уммы, демонстрируя правомерность избранного пути на более широком религиозном пространстве. Выбор политической системы внутри страны в значительной мере предопределил ее линию поведения на международной мусульманской арене. Здесь же проблески нового определяют иную линию поведения его участников. Просматривается тенденция  к  диалогу, поиску компромиссов, в ряде случаев отказу от традиционного, консервативного толкования действительности в пользу центристских позиций.  Как представляется, активность индонезийской дипломатии в значительной степени осуществляется с  учетом этих факторов, что обеспечивает ей определенные успехи на международной арене.

  1. http://ksap.dpr.go.id/puic2012
  2. До июня 2011 г. (38-й саммит МИД в Астане) ассоциация именовалась Организацией Исламской Конференции.
  3. http://www.mhidayatnurwahid.com/bksap/bksap_detail/5/opi
  4. http://www.antaranews.com/en/news/79907/indonesia-to-improve-its-role-in-international-cooperation
  5. http://pakistan.onepakistan.com/news/city/islamabad/42941-na-speaker-to-attend-7th-session-of-puic-conference-in-indonesia-faisal-karim-kundi-to-act-as-speaker-na.html
  6. Хантингтон С. Столкновение цивилизаций  и преобразование мирового порядка.М.: АСТ, 2003. Глава 7.
  7. http://ru.wikipedia.org/wiki/Индонезия#.D0.9F.D0.BE.D0.BB.D0.B8.D1.82.D0.B8.D1.87.D0.B5.D1.81.D0.BA.D0.B8.D0.B5_.D0.BF.D0.B0.D1.80.D1.82.D0.B8.D0.B8
  8. http://file.upi.edu/Direktori/FPIPS/JUR._PEND._GEOGRAFI/196103231986031-R._GURNIWAN_KAMIL_PASYA/jurnal_wanita.pdf
  9. http://ksap.dpr.go.id/puic2012/news/detail/id/
  10. http://www.seputar-indonesia.com/edisicetak/content/view/463518/
  11. ANTARA News, 28.01.2012.
  12. http://sindikasi.inilah.com/read/detail/1824726/sby-tutup-mata-atau-beradaptasi
  13. http://palembang.tribunnews.com/2012/01/30/sby-22-negara-islam-banyak-utang
  14. http://www.mhidayatnurwahid.com/bksap/bksap_detail/5/opi
40.77MB | MySQL:66 | 0,864sec