Ирано-Американские отношения: еще один шанс?

Ирано-американские отношения на протяжении более двадцати лет после разрыва официальных дипломатических сношений между двумя странами являются объектом особого изучения политологов, аналитиков, экспертов.

Это объяснимо. США — единственная мировая сверхдержава, претендующая на роль глобального шерифа, и Исламская Республика Иран — региональная супердержава, которая выступает постоянным и жестким оппонентом Америки по основным мировым и региональным проблемам.

Следует отметить, что динамика ирано-американских отношений на протяжении этих двух десятилетий и особенно после 1997 года — года победы на президентских выборах в ИРИ прагматика Мохаммада Хатами, подвержена сильным и одновременно чрезвычайно сложным колебаниям. Их амплитуда зависела и зависит от соотношения многих составляющих, но, прежде всего результата борьбы сил «за» и «против» как в Иране, так и в США на каждый промежуток времени. Но, если анализировать наиболее общие закономерности, то картина представляется в определенной степени похожей на нижеследующую.

Соединенным Штатам крайне необходимо укрепить свою власть в Западной Азии, где в последнее время по разным причинам для Америки сконцентрировались национальные интересы. Но национальные интересы США, исходящие из концепции однополярного мира, требуют глобального американского контроля. Однако именно в Западной Азии Иран, этот «вечный враг» США, играет заметную антиамериканскую роль. И в Вашингтоне все это хорошо понимают. Причем, понимают по разному. Одни представители американского истеблишмента считают, что исламский Иран надо задавить санкциями и блокадой, другие полагают, что после ряда внушительных побед «умеренных исламистов» которых на иранской внутриполитической сцене возглавляет президент Мохаммад Хатами, у Штатов есть шанс «приручить» непокорных шиитов.

Не секрет, что заблокированный и ожесточенный исламский Иран нужен некоторым кругам в Соединенных Штатах по многим причинам: политическим, геополитическим, экономическим. Жупел агрессивного Ирана, страны — изгоя, способствовал Вашингтону в нагнетании обстановки вокруг него, и тем самым вынуждал соседние с ИРИ страны просить у США помощи и защиты от «исламско-шиитской угрозы», укрепляя позиции Америки и обеспечивая ее присутствие в регионе.

Другие, — в основном представители американского нефтяного бизнеса, — делали и делают ставку на постепенное втягивание Ирана в американскую, сначала торгово-экономическую, а затем политическую и, наконец, военную орбиту путем не тотальной изоляции, а постепенного поэтапного сближения с этой страной и налаживания с ней всего комплекса отношений. Появлению такой точки зрения и определенного укрепления подобных позиций в американской элите послужили значительные по меркам тоталитарного идеологизированного государства преобразования в ИРИ, связанные с именем ее президента Хатами. Новый прагматистский политический курс нынешнего президента, принесший значительные успехи Ирану особенно в Европе, арабском мире, в международных организациях, внес определенные коррективы в политику США по отношению к Исламской Республике Иран. Более того, влиятельные деловые круги в США осознали, что Иран открывается миру, что, несмотря на мощное давление Вашингтона, конкурирующие европейские и российские компании успешно начали осваивать иранский рынок. Америка оказалась в положении, когда создаваемая ею блокада рушится, а реальных позиций в Иране у нее нет. Необходимы решительные шаги в сторону Тегерана.

Однако процесс нормализации ирано-американских отношений в силу многих внутриполитических причин, существующих, и в США, и в ИРИ, не может не быть относительно длительным. Но США не могут ждать. Вскоре предстоит решать проблему Саддама Хусейна в Ираке, а, имея по соседству потенциального противника с населением почти в 70 млн. человек и более чем 800-тысячную армию, делать это было бы опрометчиво.

В Иране, как и в США, есть силы, которые выступают как за нормализацию, так и против нее. Причем, каждая из группировок в ИРИ находит вполне убедительные доводы для подтверждения абсолютной правильности своих позиций. Так, Духовный лидер ИРИ аятолла Хаменеи неоднократно заявлял, что Тегеран не намерен восстанавливать дипломатические отношения с США. При этом, он постоянно подчеркивает, что «Америка больше и богаче Европейского Союза, но Иран никогда не стремился к отношениям с ней, поскольку двусторонние отношения должны быть дружескими, основывающимися на взаимном уважении, и быть свободными от вмешательства в дела друг друга». Это мнение консерваторов-фундаменталистов. С другой стороны, лидер либерально-реформистских кругов президент Хатами является выразителем идей той части политико-государственной и деловой элиты ИРИ, которая видит определенные выгоды от нормализации отношений с Америкой.

Такое положение, конечно, не цементирует иранское общество. Более того, шиитские консерваторы считают время от времени появляющиеся инициативы США, направленные на нормализацию отношений, как попытку американцев внести раскол и дестабилизацию в иранское общество. Так, секретарь Высшего совета национальной безопасности (ВСНБ) г-н Хасан Рухани расценивает подобные шаги Вашингтона как «недопустимое вмешательство во внутренние дела страны».

Раскол, действительно, наблюдается. После серии побед сторонников президента ИРИ Мохаммада Хатами на выборах всех уровней в Иране, в стране начался период идеологической оттепели. Реформаторы-прагматики, умеренные исламисты завоевывали все больший авторитет среди населения, особенно среди наиболее образованной его части. Так, по итогам всех последних выборов, начиная с 1997 года, число сторонников реформ составляло около 70 %. В этой связи примечательны цифры недавно проведенного в Тегеране опроса. По данным официальных источников информации Ирана, около 75% жителей Тегерана заявили о своем согласии с переговорами с Америкой и только 17,5% высказались против начала таких переговоров. Кроме того, по результатам опроса 64,5% тегеранцев согласны с установлением отношений с США и только 24% не согласны с этим. Даже неспециалистам ясно, что число сторонников Хатами совпадает с числом сторонников восстановления ирано-американских связей. Но эта явно прослеживаемая тенденция не была адекватно воспринята в Вашингтоне.

После трагических событий в США 11 сентября, когда иранские власти осудили терроризм, многие аналитики посчитали, что появился шанс для восстановления разорванных почти четверть века назад, ирано-американских отношений. Хасан Рухани отметил, что тогда сложились благоприятные условия для установления связей между двумя странами. Во всех слоях иранского общества с осуждением отнеслись к террористическим актам, лидеры Ирана выразили свои соболезнования американскому народу и призвали к антитеррористической борьбе в рамках ООН. Однако тон последовавших заявлений представителей американской администрации в адрес Ирана оказался настолько резким, что никаких надежд на лучшее не осталось даже у тех, кто смотрел на будущее отношений между двумя странами хоть с каким-то оптимизмом, — подчеркнул секретарь Высшего совета национальной безопасности ИРИ.

Шансы на улучшение двусторонних отношений свелись к нулю особенно после того, как в начале этого года президент США Джордж Буш причислил Иран к «оси зла» вместе с Ираком и Северной Кореей.

Прошло более девяти месяцев, и министр иностранных дел ИРИ Камаль Харрази, выступая в октябре перед иностранными корреспондентами в Тегеране, заявил, что, по его мнению, президент США Джордж Буш, который в феврале, причислил Иран к «оси зла», сменил тон своих заявлений в отношении Исламской Республики. Как отметил иранский министр, с февраля политическая ситуация в мире стала другой. По мнению г-на Харрази, складывается впечатление, что в Америке осознали тот факт, что Иран в корне отличается от Ирака, и именно поэтому тон заявлений американцев со всей очевидностью изменился. Камаль Харрази сказал: «Мы приветствуем подобные изменения. Они свидетельствует о том, что европейцы и представители других стран своими советами оказали американцам весьма полезную помощь в деле пересмотра позиций США в отношении Ирана».

Подтверждая это заявление иранского министра, правомерно напомнить, что российская дипломатия на протяжении всех 23 лет ирано-американского противостояния стремилась доказать, что истинные угрозы безопасности народам мира исходят не от ислама, не от Исламской Республики Иран, а от международного терроризма, не знающего границ и не признающего гуманистические принципы подлинного ислама.

Конечно, было бы наивно напрямую связывать смягчение отношения Вашингтона к Тегерану только с активной позицией России, других европейских и азиатских стран. Со стороны США, конечно же, наблюдается жесткое следование своим стратегическим интересам. Да, за девять месяцев мир изменился. В центре внимания мировой политики встал Ирак и страстное желание США силой уничтожить режим его лидера Саддама Хусейна. Но практически вся планета выступила против этих планов Вашингтона. Особенно это касается непосредственных соседей Ирака, в том числе, безусловно, и Ирана. Кроме того, Иран имеет значительное, исторически обусловленное влияние на ситуацию в Афганистане, где у США наблюдается явное отсутствие кардинальных успехов.

Исходя из всего этого, можно констатировать, что сегодня для Америки сложилась такая ситуация, когда ей стал не нужен или даже опасен такой враг как Иран, тем более в регионе, где ныне концентрируются военно-политические интересы США. Поэтому в Вашингтоне притормозили антииранскую риторику.

Однако могут ли сегодня те 70 % иранцев, выступающих за нормализацию ирано-американских отношений, надеяться на благоприятное для них развитие событий. Навряд ли. В настоящее время в Иране считают, что американцы стали делать более умеренные заявления в связи с тем, что изменились условия и США намереваются осуществить нападение на Ирак. Однако даже и эта относительная умеренность заявлений продлится не долго.

Как подчеркнул министр иностранных дел ИРИ г-н Харрази, «разногласия между Ираном и США все еще остаются, и для их преодоления не сделано ни одного шага… Все зависит от американцев. Именно они должны предпринять конкретные шаги для улучшения отношений».

В свою очередь, секретарь ВСНБ Хасан Рухани, который, отмечая, что ирано-американские отношения не идеологическая проблема, надеется, что настанет день, когда при соблюдении его национальных интересов между ИРИ и США будут установлены отношения на справедливой основе. Однако, по словам Хасана Рухани, одного только изменения тона заявлений американских лидеров для выхода из тупика не достаточно. Америка должна пересмотреть свою стратегию в отношении Исламской Республики Иран.

Таким образом, можно констатировать, что нынешнее смягчение позиции США по отношению к Ирану является временным явлением. Отмеченные на протяжении десятилетий колебания в ирано-американских отношениях будут

39.54MB | MySQL:93 | 1,019sec