Американо-сирийские отношения: проблемы и перспективы

Известно, что каждый год Госдепартамент США представляет Конгрессу США список стран, которые он рассматривает как поддерживающие терроризм. Сейчас в этом списке: Куба, Иран, Ирак, Ливия, Северная Корея и Сирия.

Времена, конечно, меняются. В связи с этими переменами следует рассмотреть существующие отношения США и Сирии.

Следует отметить, что в докладе ЦРУ от 30 января 2002 года ядерная программа Сирии характеризовалась, например, как «исследовательская и направленная на мирные цели». Там же отмечалось, что Сирия подписала Договор о нераспространении ядерного оружия и без проблем открывает свои объекты для инспекции МАГАТЭ.

К тому же можно упомянуть, что весной 2002 года Дамаск направил в Вашингтон несколько позитивных сигналов. Как пишет ливанский еженедельник «Аль-Усбуа Аль-Араби», сирийцы уведомили США о своем решении «рассмотреть вопрос о закрытии» расположенных в Дамаске штабов ряда палестинских организаций и запретить их деятельность на территории Ливана.

К тому же Госдеп известил израильское руководство, что сирийский президент «готов в любой момент возобновить мирные переговоры с Израилем», причем «без каких-либо предварительных условий». Якобы в окружении Асада обсуждается вопрос о прекращении поддержки Сирией организации «Хезболлах» и палестинских террористических группировок. США, со своей стороны, готовы якобы взаимодействовать с Асадом в борьбе с исламскими экстремистами в Сирии, а также инвестировать в сирийскую экономику.

Однако заявления сирийского руководства носят более дипломатический характер, но не меняются по сути. Естественно, неблагоприятные тенденции в экономическом развитии Сирии и отсутствие каких-либо предпосылок или хотя бы признаков преодоления этих тенденций не могли не поставить вопроса о политическом будущем современного режима Сирии.

Именно в тот момент Госдеп предпринял попытки выйти на прямой контакт с Башаром Асадом — минуя посредников из канцелярии главы государства и других высокопоставленных лиц. Президент США Джордж Буш сам позвонил Асаду, обсудил с ним положение в регионе и «необходимость принятия срочных мер по борьбе с терроризмом».

На встрече с делегацией американских конгрессменов во главе с демократом Ричардом Кифратом Асад «детально обсудил ситуацию на Ближнем Востоке». Появилось желание американцев вовлечь Сирию в антитеррористическую коалицию. Однако собеседники по-разному трактовали проблему терроризма и не договорились по главному — определению понятия терроризма: взгляд сирийского лидера ничем не отличался от позиции его отца.

В сентябре 2002 года председатель подкомитета по Ближнему Востоку и Южной Азии Палаты представителей США Бенджамин Гилман заявил,” что несмотря на осуждение Сирией террористических акций в США 11 сентября 2001 года, ее руководство покрывает, дает пристанище и субсидирует террористические организации внутри страны и на контролируемых территориях в Ливане.” По сообщению израильской газеты «Ha’aretz», продолжал выступающий, “Дамаск разрешил в прошлом году 150-200 террористам из «Аль-Каиды» разместиться в лагере палестинских беженцев на Юге Ливана”. Б.Гилман полагает, “что Сирия, как светская диктатура, вряд ли разделяет взгляды фундаменталистов «Аль-Каиды», однако она объединилась с деятельностью экстремистов из партии Хезболлаx, тесно связанных с руководством «Аль-Каиды»”.

Широко известно, считает Б.Гилман, “что долина Бекаа в оккупированной Сирией части Ливана является эпицентром обучения самых опасных террористов. Со всех концов земли они собираются здесь для обучения в тренировочных лагерях проведению смертельных операций. Их обучают как пользоваться различными видами оружия, использованию мин повышенной взрывоопасности. По данным достоверных источников члены «Аль-Джихад», Хезболлаx, Японской Краснщй армии, Палестинского исламского джихада и других террористических организаций были обучены в Дамаске и продолжают действовать сегодня. Кроме того, Сирия импортирует около 200 тысяч баррелей иракской сырой нефти ежедневно, что позволяет Дамаску получать приблизительно 1,1 миллиардов долларов прибыли для обеих стран ежегодно”.

Более того, стало известно, что Сирия выступает посредником по продаже Ираку Украинjq сложной системы радаров. Кроме этого, за последнее десятилетие в Сирии увеличилось до нескольких сот тонн производство химического оружия . В том числе зарина, иприта и VX, которые вырабатываются на четырех военых заводах. Сирия производит свои собственные баллистические ракеты по закупленным технологиям. Наличие сирийского стратегического оружия, естествено, угрожает израильским городам и военным базам.

Для установления нормальных отношений между Сирий и США, считает Б.Гильман, “Дамаск должен положить конец поддержке тероризма: закрыть офисы палестинских террористических группировок и прекратить всяческие контакты с ними; вывести свои вооруженные силы из Ливана в соответствии с резолюциями СБ ООН №№ 425 и 520; заморозить разработки и поставки оружия массового уничтожения и баллистических ракет; прекратить нарушение санкций ООН по поставкам нефти из Ирака. Если Сирия не положит конец этим опасным действиям американский президент должен ввести ряд штрафных санкций: запрет военного экспорта и экспорта двойного использования в Сирию, а также прекращение инвестиций в сирийскую экономику. Подобные санкции уже были введены недавно против некоторых других государств, входящих в список «стран-изгоев»”.

Госсекретарь США К.Пауэлл в апреле 2002 года пытался довести сирийского лидеров, что США вполне серьезно намерены объявить войну террору. Однако, по мнению некоторых сенаторов Конгресса США, необходимо придать силу закона постоянным усилиям США и убедить Сирию, которая является членом СБ ООН, содействовать сохранению безопасности, а не способствовать разжиганию терроризма.

Несколько другой подход к американо-сирийским отношениям выразил на заседании комитета по международным делам 18 сентября 2002 года помощник Госсекретаря по проблемам Ближнего Востока Дэвид Саттерфельд. “Мы считаем, сказал он, что не настало еще время для законодательных инициатив, так как они могли бы усложнить и даже подорвать наши усилия. Введение новых санкций против Сирии серьезно ограничит наши возможности обращаться с целым рядом важнейших проблем к сирийским властям. Американский президент одобрительно относится к сотрудничеству Сирии в борьбе против «АльКаиды». Помощь Сирии очень важна США, она довольно значительна и помогла спасти жизнь многим американцам. В то же самое время президент США дает ясно понять, что от Сирии ожидается гораздо большее — пора кончать поддерживать и предоставлять убежище террористическим группировкам. В настоящий момент мы думаем, что осторожное и взвешенное отношение с Сирией, а также твердое применение уже имеющихся санкций будет более эффективно для достижения урегулирования в свете угрозы из Ирака. Введение нового режима санкций ограничит наши возможности влиять на опасную ситуацию в регионе в этот критический момент”.

В свою очередь, сирийская партийная верхушка трансформировалась путем коррупции и «дел на стороне» в бюрократическую буржуазию, занятую главным образом защитой своих завоеванных интересов и привилегий. Такой курс вызывает растущую оппозицию слева и справа, которая может сдерживаться лишь авторитарным контролем и репрессиями. Ранее Хафезу Асаду никто не мог бросить реальный вызов, а он не был ни перед кем подотчетен каким-либо формальным образом. По мнению руководства САР, сирийский режим — не террористический, а имеет много элементов авторитаризма. Вся власть официально опирается якобы на широкую социальную базу, а это скорее иммитация для внешнего мира демократического управления и многопартийности. Национальный прогрессивный фронт (НПФ) ориентирует на осуществление социально-экономических преобразований, а на деле является форумом для осуществления специфических политических и экономических интересов. Формально НПФ выглядит гармоничным союзом братских партий, стоящим на общенациональной платформе с едиными патриотическими целями, а на деле между всеми членами НПФ сохраняются противоречия, иногда глубокие и принципиальные. Каждый из них преследует свои собственные цели в этом союзе, однако основой фронта, его главным стержнем остается правящая ПАСВ.

С другой стороны, в докладе Государственного департамента США о правах человека говорилось, что сирийский режим остается «в целом диктаторским репрессивным режимом», где есть и свои левацкие, троцкистские и другие течения и движения. Режим считает их для себя даже более опасными, чем «Братья-мусульмане». Последние — постоянно на виду у общественности и полиции, их помыслы и деяния — реакционны, социальная база известна. Поэтому удар по ним мог быть насесен в любую минуту, как это и было в марте 1982 года. Сирийский режим был бы не в состоянии удерживать свои прочные позиции без использования грубой силы для подавления любой оппозиции. Тогда грубая сила была использована для того, чтобы подавить оппозицию в лице «Братьев-мусульман», которые развязали террор против правящей партии Арабского социалистического возрождения (ПАСВ) — «Баас» и конституционной власти. У сирийцев нет воинственности в характере. На протяжении многих столетий они формировались как законопослушная торговая нация. В их характере в отличие от иракцев нет жестокости. Они отличаются миролюбием, склонностью к полюбовному решению конфликтов.

10 октября 2002 года заместитель госсекретаря США Джон Болтон в своем выступлении перед членами сенатского комитета по международным делам вновь упомянул Сирию в числе «потенциально опасных источников распространения оружия массового поражения в регионе». При этом он подверг критике сотрудничество ряда ближневосточных государств с Россией в ядерной области. «Мы по-прежнему очень озабочены тем фактом, что ракетно-ядерные программы Ирана и Сирии продолжают осуществляться при технологическом и экспертном содействии России», — сказал заместитель госсекретаря.

Кроме того Сирия использует насилие, как средство подрыва политики тех кругов и стран, которые конфликтуют с ее собственными интересами. В борьбе сирийцы используют доступные им средства. Они объясняет это тем, что живут в особых условиях: отсутствие ближневосточного урегулирования, конфронтация с Израилем, содержание сирийских войск в Ливане, продолжающаяся поддержка политики Ирана, огромные расходы на оборону, отсутствие собственных достаточных средств, внешние долги (достигают 18-19 млрд. долл.).

Про «леваков» известно намного меньше. Они действуют обычно в условиях конспирации. Поэтому, по мнению сирийского режима лучше их держать под арестом в заключении.

В Сирии основной силой существующего режима является ПАСВ. Внутренние конфликты в стране осуществляются путем решения социальных реформ и создания сильного государства, опирающегося на поддержку народных масс. ПАСВ утверждала свою правящую роль путем ужесточения контроля баасистских офицеров над армией. С самого начала в партии доминировали, и это было неизбежно, офицеры-алавиты, которые привели ее к власти.

Такая система на практике отстраняет другие политические силы и партии от управления страной. И баасисты создали многоступенчатый партийный аппарат по всей стране. Кроме того, они учредили множество баасистских общественных организаций, в результате чего режим получил значительную социальную опору. Выживание режима стало результатом лояльности армии и эффективности огромного аппарата безопасности Сирии, которые полностью охватывают членов секты алавитов.

Верховная власть опирается на личных приверженцев-алавитов, контролирующих верхушку армии и полиции и на лояльных подчиненных в высшем военном командовании. Роль партии низведена до положения одной из опор режима, при котором доминирует президент.

Кто такие алавиты?

В лесистых горах северо-западной части Сирии, на побережье Средиземного моря проживает небольшая община алавитов, о нравах, обычаях, а главное — о религии которых знают в основном только ее члены. Многие алавиты занимают высокие государственные посты в стране.

Скудность информации об этом народе объясняется стремлением алавитов держать в тайне все, что касается их религиозной доктрины и внутриобщинных дел. Это связано с постоянной борьбой за выживание на протяжении всей истории, за независимость своих принципов от влияния окружающих их больших народов и воздействия могущественных религий. Алавиты в Сирии — это свыше трех десятков племен, составляющих 12 процентов населения САР, то есть немногим более одного миллиона человек.

За годы работы в Сирии у меня было много знакомых среди алавитов, и я часто бывал у них в гостях, но об особенностях алавитской веры смог узнать от них немного. И все-таки на основе бесед с ними и представителями других многочисленных конфессий, проживающих в этой стране, а также данных научной литературы, издаваемой в основном в Ливане, я смог создать определенное представление об этой общине и ее людях.

Главным фактором, исторически объединяющим алавитов, является религиозная нусайритская доктрина. Обычаи, обряды, праздники алавитов испытывают на себе влияние Корана, Торы, Евангелия, язычества. Главным источником веры является ислам, поскольку нусайризм возник в результате одного из многочисленных расколов в исламе как крайняя шиитская секта в последней трети девятого века.

У алавитов нередко возникали конфликтные ситуации с исмаилитами, друзами и маронитами. Случались междоусобицы и внутри алавитского сообщества. Наиболее сложным для нусайритов вопросом были отношения с суннитским исламом. Напряженность в отношениях нусайритов с другими общинами была постоянной. Существует она и сегодня.

Сунниты нападали на алавитов и преследовали их, критиковали их за употребление вина, учение о переселении душ, за обожествление Али. Некоторые суннитские улемы заявляли, что нусейриты бо’льшие еретики, чем иудеи, а «вред от них нации Мухаммеда бо’льший, чем от турок, французов и других. Они не верят на деле ни в Аллаха, ни в его Пророка, ни в Коран». Еще в тот период, когда учение нусайризма зародилось в Багдаде, его приверженцы постоянно подвергалось нападкам суннитов, что вынудило их перекочевать в горный район Средиземноморского побережья.

В период крестовых походов (XI-XIII вв.) крестоносцы вначале притесняли нусайритов, однако затем стали сотрудничать с ними и, в частности, помогали в борьбе с их извечными соперниками исмаилитами. Большую роль в укреплении позиций алавитов сыграл тогда эмир Хасан Макзун Синджари (умер в 1240 году), который пришел в алавитские горы из Синджара.

Важным аспектом нусайритской докутрины является феномен «Аль-Баб» («Врата») — титул ближайшего сподвижника имама. У каждого имама был свой Аль-Баб. Например, у Али — Сальман Фариси, у имама Хасана Аскари — Абу Шуэйб Мухаммед Ибн Нусэйр ан-Нумейри, который положил начало обожествлению имамов.

Краеугольным камнем нусайритского учения является тезис о «божественной триаде»: Али, Мухаммеде и Сальмане аль-Фариси, которые обозначаются символами «айн», «мим» и «син-Амас». Али — это божественный смысл, то есть сам Бог, все сущее — от него. Мухаммед — имя, отражение смысла. Он создал Сальмана аль-Фариси, который является вратами Аллаха, то есть вратами в смысле через имя. Эти три понятия неразделимы, и кто их разделит, считают нусайриты, тот — еретик.

Эта триада напоминает христианскую, где Али — Бог Отец, Мухаммед -Бог Сын, Сальман — Бог Дух Святой. Человек, полагают нусайриты, не в состоянии ничего узнать об Аллахе, если тот сам не дасть ему способа для этого. Это — явление Аллаха перед людьми в образе и подобии человека. Нусайриты считают, что Бог являлся народу неоднократно и в разных образах. В алавитских книгах указывается, что Он появлялся семь раз — в лице Адама, Нуха (Ноя), Якуба, Мусы (Моисея), Сулеймана, Исы (Иисуса) и Мухаммеда. Все это воплощения Али, который был сущностью не только последнего проявления — Мухаммеда, но всех предыдущих.

Божественность Али не нуждается в доказательствах, а является аксиомой, на которой строится вся доктрина. Исходя из этого, определяются символы веры.

Священная книга нусайритской религии начинается словами: «Кто наш господин, который создал нас? Ответ: это эмир верующих, эмир веры, Али Ибн Абу Талеб, Бог. Нет Бога кроме него». Нусайриты считают, что сам Мухаммед заявил о божественном Али: «Я из Али, а Али из меня».

По мнению нусайритов, вначале до сотворения Земли люди были светящимися огнями и планетами, не знали ни послушания, ни греха. Они наблюдали Али как Солнце. Затем Али являлся им в разных обличьях, демонстрируя, что познавать его можно лишь тогда, когда он сам выберет средство для этого. После каждого появления проходило семь тысяч семьсот семь лет и семь часов. Затем Али-Бог создал земной мир и дал людям телесную оболочку. Из грехов он создал чертей и дьяволов, а из козней дьявола — женщину. Поэтому алавиты не учат своих женщин молитвам, женщины не допущены к тайне их религии.

Важным элементом нусайритской религии является учение о переселении душ. Считается, что после смерти душа переселяется из человеческого тела в тело животного, или растения, или другого человека. И так семь раз. В том числе правоверные, например, переселяются в ослов, а иудеи — в обезьян. Души плохих людей, независимо от вероисповедания, переселяются а тех животных, которых употребляюют в пищу.

Даже в алавитском обществе нусайритское религиозное учение не едино, поскольку отдельные его положения трактуются различными племенами поразному. Шималийюн (северяне) или шамсиюн (поклонники Солнца), считают, что Али «произошел из сердца Солнца». Поклонники света (схожи с шамсийюнами) считают, что Али «произошел из глаза Солнца»; калязиюн — последователи шейха из Галилеи Мухаммеда Калязи — отождествляют Али с Луной.

Кроме разницы ориентации на Солнце и Луну алавиты также делятся на тех, кто поклоняется свету («нур») и тьме («зульм»). Это одно из основных различий между алавитскими племенами. К племенам направления «нур» относятся хаятия и калябия, к «зульм» — хаддадия.

Любая алавитская община делится на категорию «особых» («хасса), включающую приближенных к религиозному учению, и «рядовых» («амма»). Алавитские шейхи имеют три степени: «имам» — высшая, а затем — «накыб» и «наджиб». Имам возглавляет группу верующих. Он их господин, глава, ответственный за них, хранитель тайны религии, учитель. Он предстпавитель Али на Земле. Считается, что он знает будущее. Любые массовые мероприятия проводятся под руководством имама. Накыб — представляет в общине Мухаммеда, наджиб — Сальмана.

Посвящение в «особую» категорию обычно происходит в возрасте 18 лет, на что имеют право только мужчины, рожденные от отца и матери алавитов. От посвященного требуется соблюдение целого ряда условий, главное из которых — сохранение тайны религии. Обряд посвящения состоит из нескольких этапов и проходит на собраниях «особых» алавитов под руководством местного имама, в ходе которых дается клятва не разглашать тайну (подкрепляется бокалом вина). Посвященный пятьсот раз повторяет священное слово «Амас» (Али, Мухаммед, Сальман). Вот отсюда и начинается покрытая тайной суть алавитской общины.

Когда на территории Сирии установилась власть Османской империи, нусайриты подвергались жестоким преследованиям. Потом началась борьба с французами. В конце концов было образовано Алавитское государство в рамках французского мандата, которое существовало с 1922 по 1936 го. Алавитский флаг был белого цвета с желтым солнцем посредине и четырьмя красными углами. В 1936 году французы приняли решение присоединить Алавитское государство к Сирии.

Являясь в большинстве бедными крестьянами и ремесленниками, алавиты не могли соперничать в экономической области с крупными суннитскими землевладельцами и торговцами. В связи с этим они активно проникали в армию, стремясь через этот важнейший государственный институт обрести влияние. В алавитской среде нашли широкий отклик социалистические идеи, в результате чего многие из них, особенно офицеры, вступили в партию Арабского социалистического Возрождения (ПАСВ).

Алавитское сообщество довольно разнородно по своему присхождению. Среди алавитских племен в Сирии есть потомки местных жителей, а также арабских завоевателей, персов, турок, выходцев с Кавказа. Основных групп алавитских племен четыре: Хаятыя, Калябия, Хаддадия и Мутавира.

Алавитское сообщество, связанное в последние десятилетия свою судьбу с идеями баасизма (возрождение), борьбой за общенациональные интересы Сирии, выдвинуло своих видных представителей в высшие эшелоны власти САР. Это обстоятельство создало условия для нападок на алавитов, которых обвиняют якобы в попытках «узурпировать» власть. Однако президент Сирии Башар Асад, принадлежа к алавитскому меньшинству, тем не менее стремится решать широкий круг общенациональных задач в интересах большинства населения страны.

И тем не менее сама ситуация в ближневосточном регионе вызывает целый ряд вопросов. В Сирии есть авторитаризм, жесткий централизм в практике, нарушение демократии и прав человека. Это превалирование одной партии, претензия на политический гегемонизм в регионе, претензии на идеологический экспансионизм, свои национальные интересы.

Сирийский режим довольно быстро трансформировал руководство баасистского государства, сконцентрировав власть в авторитарном президентстве, которое имеет широкие полномочия назначать и издавать декреты, вплоть до декрета о передаче власти по наследству. Осознавая, что в Сирии многие, особенно среди генералов, не смогут воспринять Башара в качестве достойного «престолонаследника», Хафез Асад назначил его своим политическим советником, затем прикомандировал к элитным частям президентской охраны — дивизии республиканской гвардии, приставил к нему опытных генералов и сделал его ответственным за «ливанский узел». Чтобы расчистить сыну дорогу на сирийский «престол» Хафез постепенно отсранял от дел тех, кто был недоволен деятельностью преемника, осуществив серию увольнений в армии, спецслужбах и других важных государственных структурах в том числе командующего войсками спецназа генерала Али Хейдара и начальника генерального штаба Хикмата Шихаби.

За три десятилетия правления президента Хафеза Асада факты открытого проявления неприязни и вражды в отношении нусайритов пошли на убыль. Однако они «подогреваются» непринятием привилегий, предоставленных алавитской общине президентом-алавитом. Неприязнь к алавитам вообще переносится и на Башара.

Президент САР Башар Асад пока не пользуется в стране таким уважением, как его покойный отец Хафез Асад. По данным радиостанции «Голос Израиля», со ссылкой на сообщение из Вашингтона, окружение молодого сирийского президента делает все, чтобы изолировать Башара Асада от потока важной информации. В Белом доме опасаются, что Асад может стать марионеткой в руках этих лиц.

Между тем, против сближения США с Сирией выступает бывший главнокомандующий войсками НАТО в Европе генерал Александр Хейг. Он считает, что не Ирак, а Сирия должна стать следующей мишенью в борьбе с международным терроризмом. По мнению генерала, следы причастности Дамаска к международному терроризму намного заметнее, чем следы Багдада. Сирия, по его словам, по всем признакам является террористическим государством.

Однако следует учитывать, что Сирия не изолирована в арабском мире, она участвовала в операции «Буря в пустыне» на стороне американских и арабских войск против агрессии Ирака. Чтобы консолидировать позицию близких Сирии сил, включая президента Ливана Эмиля Лахуда, Башар Асад принял решение о выводе сирийских вооруженных сил из Бейрута и некоторых других областей. После вступления в должность Башар Асад стал использовать язык непримиримости, который ранее с момента мирного процесса применялся только радикальными националистами и радикальными исламистами. Можно предположить, что сирийский президент своим поведением попытается предотвратить опасность ослабления позиций своей страны в регионе. А это не может нравиться некоторым членам его окружения.

41.33MB | MySQL:101 | 2,014sec