Судьба фонда Конрада Аденауэра в Каире и его сотрудников: мнение немецких экспертов

После долгого периода неопределенности руководитель каирского офиса Фонда Конрада Аденауэра (KAS) Андреас Якобс и его коллега Кристина Бааде 1 марта с.г. покинули Египет. Об этом 3 марта сообщил немецким СМИ пресс-секретарь KAS, добавив, что самолетом отправлены названные сотрудники и члены их семей, которые вначале прибыли на Кипр, а затем были переправлены на родину. Освобождение состоялось после того, как за каждого из сотрудников был внесен залог в сумме 250 тыс. евро.

Как мы уже сообщали, 29 декабря 2011 г. правоохранительные органы Египта провели внезапный обыск в офисе, во время которого изъяли жесткие диски компьютеров и папки с документацией. Руководитель каирского отделения Фонда имени Аденауэра Андреас Якобс 3 января с.г. был вызван в египетскую прокуратуру для дачи объяснений. Его сопровождал сотрудник немецкого консульства. Берлин отреагировал на обыски в каирских филиалах иностранных неправительственных организаций, в том числе немецкого Фонда имени Конрада Аденауэра: федеральный министр иностранных дел Германии Гидо Вестервелле направил в Египет уполномоченного МИДа по вопросам перемен в арабском мире Фолькмара Венцеля, который 4 января с.г. начал переговоры с египетскими властями.

До сведения высоких официальных лиц ФРГ довели следующую информацию. Работники немецкой НПО KAS обвиняются в ряде преступлений, в том числе шпионаже, деятельности без регистрации, незаконном финансировании из средств фонда египетских правозащитных организаций и независимых СМИ. Фонд Конрада Аденауэра — не единственная НПО в стране, которой представлены аналогичные обвинения. Всего их 17. Обвинения, выдвинутые в адрес этого фонда, означают удар по его деятельности и бросают тень на политические преобразования в Египте, подчеркивалось в заявлении германского внешнеполитического ведомства, обнародованном в Берлине 6 февраля с.г.

Угроза тюремного заключения была отведена после того, как глава египетского ведомства по международному сотрудничеству Фаиза Абул Нага, которая считается инициатором расследования по подозрению в нелегальном финансировании египетских демократических структур из-за рубежа, согласовала с египетским правосудием условия освобождения. Между тем дата судебного процесса — 26 апреля с.г. — не отменена. Судьба 43 обвиняемых из НПО США и других стран Запада, проходящих по одному делу с сотрудниками KAS, неизвестна.

Говоря об отправке сотрудников KAS на родину, федеральный министр иностранных дел Гидо Вестервелле отметил, что «рад тому, что наши активные усилия в последние дни и недели принесли свои плоды, в том числе за кулисами». Он не прокомментировал выражение «за кулисами». По мнению немецких экспертов, это может означать два вектора деятельности. Первый — непосредственное участие в событиях канцлера Ангелы Меркель, министра иностранных дел Гидо Вестервелле и других ведущих политиков. Второй — учитывая высокий уровень коррупции в Египте, речь идет о крупных суммах, переданных в дополнение к официально оглашенным. Увы, таковы реалии. С ними приходится считаться экспертам Фонда Конрада Аденауэра, которые, по иронии судьбы, стараются привить реформируемым структурам исполнительной и судебной власти Египта элементарные представления о демократии.

Случай с НПО Konrad-Adenauer-Stiftung во многом символичен. Вопреки реальности, люди Запада упрямо пропагандируют качественно иной политический образ жизни. Только в декабре 2011 г. сотрудники KAS провели в Каире серию мероприятий, среди которых семинар «Бизнес-интересы и социальная справедливость», а в ноябре 2011 г. — семинар «Права женщин после победы революции», конференция «Верховенство права в политическом процессе трансформации». Египетская власть не приемлет подобные темы. Реальная обстановка сбивает романтический флер с немцев — проводников современных идей в мусульманском государстве, где господствуют радикальные исламисты, ждущие момента, когда можно будет устранить военную элиту и мощные промубаракские структуры, сформированные за несколько десятилетий.

Приходится действовать откровенным подкупом, в чем немцы, естественно, не желают признаваться, и увещеваниями, охотно декларируемыми в разных инстанциях Каира. Председатель Konrad-Adenauer-Stiftung Ханс-Герт Поттеринг, как и Гидо Вестервелле, «с облегчением переведя дух», как отмечает пресса ФРГ, призвал к прекращению производства по делу. Он охарактеризовал ситуацию как абсурдную. «В настоящее время у нас нет никакой уверенности в том, как собираются действовать египетские власти, — отметил он, пытаясь объяснить суть обвинений и предстоящий процесс. — В связи с этим деятельность фонда в любом случае будет приостановлена, мы предпримем все меры, чтобы защитить права наших сотрудников». Ханс-Герт Поттеринг также выразил надежду, что офис Фонда Конрада Аденауэра в Каире возобновит свою деятельность. «Мы хотели бы, чтобы на это потребовались разумные сроки, и мы смогли бы продолжить нашу работу, которую многие считают плодотворной. Надеемся, что отношениям между Германией и Египтом не будет нанесен серьезный ущерб».

Отвергая подозрения немцев, главный судья Мухаммед Шукри отметил на минувшей неделе, что никаких «политических мотивов», по которым преследуются сотрудники 17 западных НПО, не существует. Хотя именно на подобные раздумья и наводят действия египетских властей. Это тем более удивительно по отношению к ФРГ — единственной стране Запада, с которой у Египта заключено многовекторное соглашение «Берлинская декларация». Согласно этому соглашению, Германия является главным консультантом и спонсором демократических процессов в стране. Подписывая «Берлинскую декларацию» в августе 2011 г., федеральный министр иностранных дел Гидо Вестервелле отметил: «Мы хотим предоставить помощь в строительстве демократических институтов, способствовать поддержке верховенства закона, содействовать культурному диалогу».

Тогда же правительство ФРГ заявило о намерении преобразовать египетский долг таким образом, чтобы 240 млн евро его можно было вложить в течение ближайших четырех лет в совместно согласованные проекты развития и реформы. Добавим, что из стран Запада лишь в Германии решением федерального кабмина создана работающая с марта с.г. «Команда трансформации Северной Африки» из восьми ведущих экспертов. Они дадут оценки многочисленным проектам по реформированию политической и экономической жизни, в том числе по созданию демократических институтов, борьбе с коррупцией, борьбе с безработицей, подготовке профессиональных кадров. В контексте «Берлинской декларации» немецкие НПО в Египте занимают свое место, проводя семинары и консультации, знакомя кадры независимых журналистов и правозащитников с вопросом освещения в СМИ процесса подготовки и проведения президентских выборов. Таким образом, немцы пытаются создать египетское общество, восприимчивое к идеям свободы, равенства, братства.

На фоне обысков, обвинений и подготовки к судебному заседанию рождается множество спекуляций. Однако большинство западных аналитиков считают, что у египетских властей есть серьезные причины для подобных репрессий. Американский сенатор Линдси Грэм, который входил в состав делегации во главе с сенатором США Джоном Маккейном, посетившей Каир 20 февраля с.г., прямо указал, что действия судебной власти в Египте политически мотивированы. Его комментарии — прямое обвинение в адрес Фаизы Абул Нага, высокопоставленного чиновника, которого утвердил на должность бывший президент Египта Хосни Мубарак. Ее действия являются отражением опасений египетской власти, которая не желает допускать участие зарубежного элемента в процесс поддержки египетских групп реформаторов. Эти группы слабы, они только формируются. Однако помощь из-за рубежа Каиром расценивается как действия, направленные против страны. Таким образом, им легко приписать самые невероятные обвинения, включая шпионаж, нелегальные поступления средств и прочие противоправные действия.

Как подчеркивают немецкие эксперты, в данном случае египетская власть хочет прервать консультативно-разъяснительную работу западных НПО, которые пытаются сформировать гражданское общество, объяснить гражданам их права в демократическом обществе. Военная элита Египта, считая, что арабская революция в формате площади Ат-Тахрир завершена, желает, чтобы оппозиция замолчала. Штефан Ролль, эксперт Берлинского центра Stiftung Wissenschaft und Politik, отмечает: Военному совету не с руки напрямую выступать с обвинениями в адрес НПО, так как это может подорвать его имидж. Вместо публичного осуждения военная элита использует прикормленные ею судебные структуры. За всем этим так или иначе стоит мотив, повсеместно транслируемый во всех странах «арабской весны», освободившихся от режимов: Запад нам не друг, наш путь — ислам, а это другая система ценностей. Комментируя действия Фаизы Абул Нага, Ш. Ролль отмечает, что таков ее путь к политическому выживанию в новых условиях, и удивляться этому не стоит.

Христиан Вольф, эксперт Института политических исследований Университета Эрлангена-Нюрнберга, видит две причины, которыми объясняется антизападная истерия в Египте. «Поскольку в стране до сих пор идет становление истинной демократии, которое еще неизвестно, к чему приведет, военная элита во главе страны определила границы этой демократии. Согласован вопрос, где проходит та красная черта, за которую нельзя заступать. Обозначая ее, военное руководство и основа старой элиты, стоящие де-факто у власти, показывают иностранцам: от сих до сих, не дальше. Видимо, по мнению официального Каира, 17 НПО переступили красную черту». С другой стороны, инициирование судебного процесса против НПО означает неустойчивость политической системы, которая испытывает давление со стороны новых политических игроков с различными интересами и планами. Никто в современном египетском правительстве не знает, как стабилизировать систему. В этой связи весьма вероятно, что руководство в Каире не обладает полным контролем над процессами в обществе. С этой точки зрения, если есть политические игроки, заинтересованные в тесных контактах с миром Запада, в том числе в участии германских экспертов из KAS в трансформации общества, им находится мощное противодействие, в данной ситуации оказывающееся сильнее.

Шеф Konrad-Adenauer-Foundation в Берлине Ханс-Герт Поттеринг, бывший в 2007–2009 гг. президентом Европейского парламента, который 7 февраля с.г. отправился в Каир, чтобы на месте прояснить обстановку и по мере возможности приостановить ход судебной машины, считает, что борьба еще не закончена. Выказывая радость по поводу того, что Кристина Бааде и Андреас Якобс выведены из сложной ситуации, он отмечает, что «беда еще не миновала, процесс идет дальше»: 26 апреля будет следующее слушание, и «мы потребуем, чтобы процесс был прекращен». Утверждения официального Каира абсурдны — по крайней мере, по отношению к Konrad-Adenauer-Stiftung, который действует в Египте более 30 лет и имеет давние контакты с различными социальными группами. Однако, судя по всему, именно это и беспокоит власть. «В настоящее время обвинения, предъявляемые сотрудникам фонда, имеют чисто политические причины, и я надеюсь, что Египет сможет вернуться к демократическому курсу и верховенству закона». Сейчас необходимо дождаться развития ситуации и обсудить вопрос с сотрудниками фонда. «Таким образом, вопрос о продолжении работы в Каире все еще не решен окончательно».

Обвинения египетских властей в том, что политические фонды, в том числе и Фонд Конрада Аденауэра, хотят сознательно дестабилизировать Египет на историческом этапе его движения к демократии, ложны. Дестабилизация происходит якобы путем подкупа. «Утверждение абсолютно абсурдно: мы никогда не давали деньги политическим партиям или группам в Египте. Наша работа — проведение встреч в рамках конференций и семинаров, то, что мы делали на протяжении 30 лет. Я могу объяснить эти случаи только тем, что, очевидно, в Египте это важно для людей, которые хотят вернуться в политическое прошлое», подчеркивает Ханс-Герт Поттеринг.

Выводы

Первый. Немецкие политические инициативы, вписанные в правовое поле двусторонних правительственных соглашений, продиктованы желанием быстрей включить египтян в процесс формирования демократического общества. В данном контексте актуальную деятельность Фонда Конрада Аденауэра, действующего в Каире более 30 лет, следует рассматривать как вклад в решение ряда ключевых проблем, в том числе в борьбу с высокой безработицей среди молодежи, и содействовать развитию малых и средних предприятий в стране, где около 30% молодых людей не имеют работы. Работа фонда рассчитана на перспективу. После окончательного формирования нового правительства группа экспертов рассчитывала помочь Египту в разработке решений, которые могут воплотиться в конкретные проекты, профинансированные федеральным кабмином. Направления есть, но как проекты будут выглядеть и на какие сферы распространяться — этот вопрос еще в стадии проработки и нуждается в уточнении. Главное, что преобразования возможны, если в них «участвуют люди, которые обеспокоены ситуацией», подчеркивает федеральный министр экономики Ф. Реслер. Формированию этого слоя «обеспокоенных» способствует Фонд Конрада Аденауэра, работа которого сейчас пресечена абсурдными и ложными обвинениями.

Второй. В данных условиях руководство фонда не может рекомендовать своим сотрудникам вернуться в Каир к началу судебного разбирательства. Египетская власть показала, что верить ей нельзя. Руководству Konrad-Adenauer-Stiftung было, к примеру, неоднократно обещано, что будут возвращены все документы и компьютеры, изъятые в ходе обыска 29 декабря 2011 г. Этого не произошло. В свое время фонду было заявлено, что необходимо заключить культурное соглашение между Германией и Египтом, которое станет правовой основой для его деятельности в Египте, а также для деятельности других немецких фондов. «Теперь нам говорят, что для принятия этого соглашения необходимо полгода», говорит Ханс-Герт Поттеринг. Фонд выступил с встречным предложением: для заключения такого соглашения можно просто обменяться нотами между Министерствами иностранных дел в Берлине и Каире, на что уйдет несколько дней. Подобные примеры убеждают в том, что Каир намеренно тормозит и усложняет решение простых процедур, поэтому «в настоящее время нет уверенности в выполнении египетской властью своих обещаний».

Третий. Ирония судьбы состоит в том, что судить в апреле сотрудников 17 западных НПО будут, не исключено, те правоведы, которые принимали самое активное участие в проводимых KAS многочисленных семинарах по правам человека, а в ряде случаев патронировали эти мероприятия. Среди них такие высшие чиновники Министерства юстиции, как Ехия аль-Дакрури и Самия аль-Мотаям, известный криминалист профессор Эссам аль-Мелиги, профессор-правовед Хешам Бешир, профессор по международному праву Мохамед Шавки.

Использованы данные сайтов федерального МИДа, Deutsche Welle.

40.76MB | MySQL:66 | 0,912sec