Иран и проблема сирийского урегулирования

Длящийся уже без малого 18 месяцев сирийский конфликт создал тупиковую ситуацию не только в самой Сирии, но и ввел в ступор всю систему международных отношений на Ближнем Востоке. Состояние «ни мира, ни победы» в сирийском противостоянии не может долго сохранять существующий статус-кво и способно обернуться катастрофой не только для самой Сирии, но подвести весь Ближний Восток на грань большой региональной войны.

Наиболее вероятной целью начального этапа данной войны может стать Иран, который по сравнению с другими союзниками сирийского режима оказался очень глубоко вовлечен в сирийский конфликт, как в военно-стратегическом, геополитическом, так и религиозно-идеологическом отношении. Скорее всего, в иранском руководстве не могут не считаться с подобной угрозой.

Одним из показателей того, что Тегеран озабочен складывающейся в регионе и вокруг него обстановкой стало присоединение ИРИ к «четверке» региональных посредников по разрешению сирийского кризиса, создание которой инициировал новый президент Египта М. Мурси. Однако с точки зрения иранских руководителей шансы М. Мурси на успех миротворческой миссии «четверки» пока не очень велики, и она может окончиться провалом, как и все предыдущие планы по урегулированию сирийского кризиса.

Иран, несомненно, привлекают данные в ходе последнего визита в Тегеран на саммит Движения неприсоединения М. Мурси неофициальные обещания иранским руководителям в полном объеме восстановить двусторонние египетско-иранские отношения и активно посредничать в налаживании отношений ИРИ с арабскими монархиями Персидского Залива в обмен на отказ от поддержки режима Асада. Иран даже сделал ряд ответных жестов в отношении Египта. 11 сентября министр нефти ИРИ заявил о ведущихся с Каиром переговорах о снабжении страдающего от нехватки топлива и свободных валютных средств Египта иранской нефтью на льготных условиях. Об этом же говорил на одном из семинаров в Каире 12 сентября новый руководитель иранской дипломатической миссии в Каире Халед Эмараи. Иран, несомненно, принимает во внимание, что у египетского президента есть определенные шансы на успех в продвижении своего плана мирного урегулирования в Сирии. Сегодня после серии масштабных кадровых перестановок в армии, спецслужбах, судебном корпусе, административном аппарате, СМИ М. Мурси фактически единолично управляет Египтом в условиях, когда основные институты власти еще только формируются. Это дает ему возможность действовать самостоятельно и оперативно, избегая естественного торможения бюрократической машины, которая еще только создается. С другой стороны, в подобной ситуации и вероятность ошибок больше, а степень ответственности выше. Не ясно сможет ли М. Мурси справиться с таким грузом ответственности, а главное успеет ли он реализовать свой план по Сирии до тех пор, пока его новая бюрократическая машина не заработает в полную силу. Но не только это обстоятельство беспокоит иранских руководителей.

Тегеран не верит, что Саудовская Аравия, другие члены ССАГПЗ так легко согласятся отказаться от своих давних планов изоляции Ирана в регионе. Сомнительно, что М. Мурси сумеет быстро разрешить проблему трех островов в Персидском заливе. А также убедить лидеров КСА и Бахрейна в том, что Иран не будет использовать против них в своих интересах местные шиитские общины, а при этом еще и добьется того, что Иран сохранит прежнее влияние в Ираке через шиитское руководство этой арабской страны.

К тому же явно обозначившийся крен М. Мурси во время его недавнего визита в Саудовскую Аравию к налаживанию стратегического союза с арабскими монархиями Персидского залива, который, по данным иранских спецслужб, уже к 2014 году может принять институализированные формы по типу «Дамасской декларации» 1990 года сильно настораживает иранских клерикалов. Поскольку во внешней политике ИРИ сильно представлен религиозный компонент, то иранское военно-клерикальное руководство опасается, что ИРИ могут банально использовать для свержения Асада, а в результате Иран окажется перед лицом нового суннитского пояса безопасности в составе Египта, Турции, Иордании, новой Сирии и ССАГПЗ. В этом случае баланс сил в регионе изменится явно не в пользу Ирана, что негативно отразится не только на его позициях, на Ближнем Востоке, но и поставит под удар планы развития иранской ядерной программы, и в конечном итоге дестабилизирует внутреннюю ситуацию в стране, подорвав устои нынешнего режима.

При этом все члены «квартета» сходятся на том, что сирийский кризис должен быть разрешен в ближайшее время иначе это может грозить Сирии и всему региону очень серьезной опасностью. Иран также понимает, что продолжение поддержки явно терпящего крах режима Асада, может в конечном итоге негативно отразиться на интересах его внешней и внутренней политики. Несмотря на все это, в сложившейся ситуации Тегеран вынужден подстраховываться и искать альтернативные варианты на случай провала инициативы М. Мурси и резкой смены военно-политической ситуации в Сирии и регионе, в целом.

Так, по данным из близкого окружения иракского шиитского лидера Муктады ас-Садра, иранское руководство направило «секретное» послание администрации США, которое было передано премьер-министром Ирака Нури аль-Малики посетившим Багдад в десятых числах сентября американским сенаторам Дж. Либерману и Дж. Маккейну. Иран, якобы, предложил заморозить на 10 лет реализацию своей ядерной программы и немедленно остановить процесс обогащения урана для ядерных реакторов. Тегеран также пообещал, что будет содействовать разоружению ливанской «Хизбаллы» и заручится ее согласием на то, что ливанская армия займет ее позиции на юге Ливана. Иран также выразил готовность заключить секретный пакт с Израилем о нормализации двусторонних отношений, что на практике будет выражаться в прекращении скрытого противоборства по всем прежним линиям противостояния двух стран, прежде всего в Палестине и Ливане. К тому же Тегеран ратифицирует соглашение с США о сотрудничестве в борьбе с терроризмом. В ответ Иран ожидает от США и их европейских союзников оказать давление на политическую сирийскую оппозицию, склонив ее к переговорам с Асадом. Иран также требует прекратить поддержку внутренней вооруженной сирийской оппозиции, в том числе оказав давление на Саудовскую Аравию, Катар и Турцию. Тегеран добивается, чтобы США не препятствовали масштабным операциям правительственных войск по подавлению сопротивления в Халебе (Алеппо), Хомсе, Хаме, Деръа, Дейр эз-Зоре, Дамаске, и «закрыли глаза» на то, что эта операция, естественно, будет сопровождаться большими жертвами среди мирного сирийского населения. Со своей стороны, Тегеран готов договориться с новыми сирийскими властями о том, что численность сирийской армии будет резко сокращена, все арсеналы химического и иного неконвенционального оружия будут уничтожены, а местные спецслужбы будут исключительно заниматься внутрисирийскими делами.

В тоже время нет никаких оснований полагать, что США, по крайней мере, до окончания президентских выборов, могут пойти на сделку с Ираном на указанных условиях. В США хорошо понимают, что даже в отсутствии вооруженного вмешательства в Сирию, режим Асада потерпит поражение, в условиях роста поставок оружия повстанцам, усиливающегося истощения сил правительственной армии, их моральной деградации, снижения боевого духа, возросшей степени самоорганизации внутренней вооруженной оппозиции, ее явных успехов в захвате ключевых военных и гражданских объектов режима. К тому же любое спровоцированное втягивание Ирана, вынужденно поддержанного иракским руководством, в открытую войну за Асада неминуемо приведет к свержению сирийского режима, шиитской власти в Багдаде и нанесет огромный ущерб вооруженным силам ИРИ. При этом Иран вряд ли сможет рассчитывать на то, что Россия, а тем более Китай окажут ему прямую поддержку в этой войне.

Так, что Ирану достаточно скоро надо будет выбирать между разумным политическим прагматизмом и искусно замаскированными под исламское возрождение узко конфессиональными соображениями, определяя, таким образом, общий вектор будущего развития страны.

50.04MB | MySQL:110 | 0,773sec