Салафитские идеологи о сирийской оппозиции

Вопросы участия иностранных моджахедов в так называемых «горячих точках» всегда занимали важное место в полемике джихадистских идеологов. Между ними, пожалуй, начиная с войны в Афганистане против советских войск всегда существовали разногласия какую из местных оппозиционных группировок поддержать. Так, когда в 2003 г. были введены американские войска в Ирак, в Чеченской республике продолжались боевые действия. При этом арабские боевики принимали активное участие на стороне радикальных исламистов. После непродолжительной полемики среди салафитских идеологов, Ираку было отдано приоритетное значение в качестве мирового очага борьбы против неверных. Во многом именно благодаря этому с республик Северного Кавказа начался отток иностранцев на Ближний Восток.

В 1979 г. Абдалла Аззам (духовный лидер многих «арабских афганцев» в том числе и Усамы бен Ладена) настоятельно призвал большинство мусульман поддержать афганских моджахедов, а не палестинские группировки, вследствие того, что «исламский флаг, развевающийся над Афганистаном, более «понятен» и важен, нежели над «пропитанными националистической идеологией палестинскими группировками».

Не стала исключением и Сирия. При этом «Аль-Каида» и ведущие идеологи современного движения джихада активно подстрекают моджахедов вступить в борьбу в САР.

Наиболее значимым заявлением от радикальных исламистов в поддержку джихада в Сирии стало обращение лидера «Аль-Каиды» Аймана аз-Завахири в начале 2012 г. В нем он потребовал, чтобы «каждый мусульманин и каждый свободный и честный человек в Турции, Ираке, Иордании и Ливане встал на защиту своих братьев в Сирии и оказал им помощь, которая ему по силам».

На события в Сирии также откликнулись авторитетные идеологи всемирного радикального исламизма: иорданский профессор Акрам Хиджази, кувейтский Шейх Хамид аль-Али, авторитетный сирийский теолог салафитской направленности проживающий в Европе Абу Басир ат-Тартуси, палестинский Абу Катада, мавританский Шейх Абу аш-Шинкити и известный иорданский салафит Мухаммад Абу ат-Тахави.

Причем аш-Шинкити и ат-Тахави всячески призвали поддерживать в первую очередь моджахедов из «Джабха ан-Нусра» в силу того, что они ведут борьбу исключительно под знаменем шариата. Ат-Тахави решительно осудил салафитских мыслителей, особенно проживающего в Лондоне ат-Тартуси, который критикует тех добровольцев, которые приезжают в Сирию, чтобы воевать на стороне «Аль-Каиды», а также выступает категорически против вооруженного мятежа в республике.

Другим важным аспектом обсуждений среди исламистских идеологов стала проблема легитимности с точки зрения шариата взаимодействия моджахедов с подразделениями «несалафитской» Свободной сирийской армии (ССА).

Радикальные исламистские богословы единогласно не поддерживают методы ССА в силу ее ориентированности на взаимодействие с международным сообществом, а также националистическую идеологию. Вместе с тем они не призывают к противостоянию с ССА, исходя из горьких уроков, полученных сторонниками «чистого ислама» в Ираке, где «Аль-Каида» своими жесткими мерами в отношении националистических суннитских группировок настроила местных жителей против себя. Именно иракские суннитские вооруженные формирования из «Советов спасения» (сахва) нанесли салафитам гораздо больший урон, чем международные силы и местная полиция. По мнению известного салафитского идеолога из Кувейта Хамеда аль-Али, «Джихад подтверждает, что все разногласия и расхождения в концепциях, стратегии и приоритетах…все то, что может ослабить джихад должны быть отложены до момента свержения режима».

Большинством сторонников «чистого ислама» «Джабха ан-Нусра» рассматривается как салафитская структура. Многие видные идеологи современного радикального салафизма поддержали создание этой организации. Ат-Тахави, находящийся в г.Ирбид призывает иорданцев присоединиться к джихаду в Сирии. Другой менее известный в международных исламистских кругах ливанский идеолог Абу аз-Захра аз-Зубейди (Осама аш-Шихаби) также призывает моджахедов присоединиться именно к «Джабха ан-Нусра», решительно критикуя тех, кто пытается создать другие группировки салафитской направленности. По его мнению, такие попытки только лишь создают неясность среди добровольцев относительно того, в состав каких бригад следует вступать, а также тех сторонников, кто намеревается оказывать сторонникам «чистого ислама» всяческую поддержку. Известный мавританский салафитский теолог Абу аль-Мундир аш-Шанкити выступающий со своими заявлениями и работами на авторитетном сайте «Манбар ат-Тавхид ва-ль-Джихад» также поддержал «Джабха ан-Нусра».

Однако, не все известные салафитские теологи выступают в поддержку «Джабха ан-Нусра». В частности, проживающий в Лондоне Абу Басир ат-Тартуси, который бежал из Сирии во время восстания исламистов 1979-1982 гг. против режима Хафеза Асада в г.Хаме, очень благосклонно воспринял вооруженные выступления против нынешнего режима в САР и даже сформировал группировку «Аль-Муарада аль-Исламийя ли-ль-Низам ас-Сури» ( Исламская оппозиция режиму в Сирии). В мае 2012 г. его организация разместила видеоклип, где Абу Басир был запечатлен со своими вооруженными сторонниками в приграничных районах Ливана. Этот идеолог скептически смотрит на «Джабха ан-Нусра», высказывая сомнения в связи с тем, что ее руководитель не выступает с обращениями и прячет свою внешность. Лидер «Джабха ан-Нусра» известный под псевдонимом аль-Фатих Абу Мухаммад аль-Джулани появляется только посредством искаженных голосовых записей. Он полагает, что в ССА принимают участие «героические моджахеды» — «современные хариджиты.» Это положение привело к столкновению с аш-Шинкити, который заявляет, что, недопустимо «объявлять о поддержке тех, кто принимает демократическую программу и в то же самое время критиковать следующих шариату». В отличие от ат-Тартуси он полагает, что моджахеды должны поддерживать ССА в боях. Однако он выражает серьезное разочарование в связи с тем, что такая боеспособная и влиятельная организация, как ССА «не борется под знаменем шариата, а выступает за демократические западные ценности». Мусульмане должны вместо этого «руководствоваться в своем выборе в пользу присоединения к моджахедам из «Джабха ан-Нусра», существование которой избавило от необходимости создавать другие салафитские структуры в Сирии». Вместе с тем он призывает не вступать в вооруженное противостояние со светской ССА, выражая надежду на то, что отдаленность ССА от «истинного ислама» — это лишь тактическая уловка. Он наставляет моджахедов взаимодействовать с ССА, чтобы получать иностранную помощь, оказываемую светским оппозиционным силам.

В настоящее время осталось мало авторитетных салафитских идеологов. Одни уничтожены, другие находятся в тюрьмах. Поэтому взгляд на события в Сирии со стороны ат-Тартуси и аш-Шинкити представляют наибольший интерес. Вероятно, отрицательное отношение к экстремистской концепции борьбы с нынешним сирийским режимом, предлагаемым «Джабха ан-Нусра» объясняется традиционным негативным отношением ат-Тартуси к операциям смертников, в результате которых гибнет значительное число мирных жителей. К примеру, касаясь ситуации в Йемене, ат-Тартуси выступил с серьезной критикой методов радикальных исламистов из «Ансар аш-Шариа». Более того, находясь длительный период времени в Европе, ат-Тартуси хотя и знаком с сирийскими реалиями, вместе с тем, он в своих работах большое внимание отводит «очаговой исламизации» стран Запада, сторонясь действий экстремистов. В этом плане его можно даже назвать умеренным. Во-вторых, будучи в отличие от аш-Шинкити сирийцем, он считает недопустимым столкновение между различными фракциями оппозиционеров по причине некоторых идеологических расхождений, что в перспективе нанесет вред его стране. В силу этого он стремится сделать ставку, в первую очередь на сирийских повстанцев, которые лучше знакомы с реалиями своей страны и ориентированы, прежде всего, на свержении правящего режима и не заинтересованы в погружении САР в постасадовский период в бессмысленное кровопролитие. Он намерен реализовать на родине исламистский проект умеренного характера по примеру Туниса или Египта. При этом набирающие силу радикальные исламисты могут стать серьезным препятствием на пути реализации этого сценария.

На волне «арабской весны» на Ближнем востоке и в Северной Африке появилось несколько очагов, где радикальные исламисты проявляют повышенную активность. Среди них важное место занимает Сирия. Заявления радикальных салафитских идеологов относительно происходящих событий в этой стране очень важны. Это государство еще со времени начала войны в Ираке стало привлекательным для сторонников радикального исламизма, также потому что режим закрывал глаза на иностранных боевиков, которые пересекали страну с целью присоединиться к «Аль-Каиде» в соседней стране в 2004-2007 гг. Хотя экстремистская инфраструктура, созданная в те годы стала менее активна в 2009-2010 гг., она, как представляется, была реанимирована с началом протестных выступлений в САР и призывами к джихаду против режима Башара Асада. Таким образом, иностранные боевики по отработанным каналам проникают в Сирию. В САР существует нескольких группировок, стоящих на позициях радикального салафизма. Наряду с этим у сирийских джихадистских фракций сложились устойчивые взаимосвязи с действующей в Ираке организации «Исламское государство Ирак».

32.25MB | MySQL:64 | 0,664sec