Суннитские кланы в сирийском конфликте

Миллионы сельских и городских сирийцев отождествляют себя с тем или иным племенем или кланом. Клановая идентичность активно используется для мобилизации как в проправительственные, так и оппозиционные силы.

Сирийские власти длительное время стремилась подорвать независимость племен и авторитет лидеров кланов. Эта политика усугублялась десятилетиями экономического застоя и почти полного краха сельских регионов в Южной и Восточной Сирии, вследствие засухи, коррупции, неэффективного использования водных ресурсов и управления пахотными землями. Под давлением со стороны государства многие племенные шейхи были вынуждены переехать из традиционных территорий расселения большинства своих соплеменников.

За последние несколько десятилетий отношения между различными племенами усилились счет этих трудностей, подталкивающих их к укреплению за счет взаимодействия в сферах представляющих взаимный интерес.

Вместе с тем клановые связи в обосновавшихся на новом месте родственных группах сохраняются, что позволяет им координировать свои действия с соплеменниками в местах их традиционного расселения. Таким образом, проживающие в Дамаске, Алеппо представители суннитских племен обеспечивают всем необходимым своих родственников, принимающих участие в боевых действиях на стороне Свободной сирийской армии. Среди повстанцев довольно сильно желание отомстить своим обидчикам из служб безопасности страны, которые активно различными методами подрывали авторитет местных вождей, применяя пытки, аресты, похищения и убийства наиболее влиятельных старейшин. В результате, гибель представителей того или иного клана, в частности, в г.Деръа автоматически ведет к мести их представителей в сирийской столице, где проживает значительное количество членов племен из конфедерации шаммар.

В ходе начальной фазы восстания сторонники племенных конфедераций джаббур, таи, унайза 5 февраля 2011 г. устроили демонстрации под названием «День гнева» против сирийского правительства в этнически смешанном г. Хасеке в восточной части страны. «Союз арабских сирийских кланов и племен», находящаяся в Алеппо оппозиционная группировка, представляющая собой более чем 50 процентов населения Сирии 11 марта 2011 г. объявила о своем существование через YouTube . Одна из первых общенациональных пятничных демонстраций 10 июня 2011 года, организованных оппозиционными группами внутри Сирии, под названием «Пятница племен», по сути, стала доказательством той роли, которую играют суннитские арабские кланы в антиправительственных выступлениях. Многие сирийские племенные лидеры, такие как Шейх Навваф аль-Башир, лидер крупного племени баггара и бывший член парламента Сирии, стали активными членами оппозиционного Сирийского национального совета. Недавно группа из старейшин в изгнании создали в Стамбуле «Ассамблею племен». По утверждению ее лидеров организация представляет около 40 процентов сирийских племен.

Суннитский арабский клановый фактор оказывает существенное социокультурное, политическое воздействие на кризис в Сирии (в первую очередь в Деръа, Дейр эз-Зор, Хомсе, Дамаске, в долине реки Евфрат).

Несмотря на удаленность в 280 км от сирийской столицы, Дейр эз-Зор является ключевым стратегическим форпостом для режима Асада. Здесь расположены нефтяные месторождения, а также инфраструктура по транспортировке углеводородов. Через провинцию приходит нефтепровод, ведущий из Ирака (хотя в настоящее время он не функционирует, но в случае возобновления потоков нефти между двумя странами он станет ключевым транспортным узлом), а также инфраструктура по транспортировке иракского газа. Обе артерии могли бы стать источником транзитных сборов для Дамаска.

Местные племена, не обращая особого внимания на проведенную в 1920 г. границу между Ираком и Сирией, исторически поддерживают друг с другом прочные культурные, этнические, семейные и экономические связи.

Многие недовольны алавитским режимом в Дамаске, чья религиозная принадлежность чужда им. С момента начала восстания, режим стремится ограничить масштабы протестов в провинции, оказывая давление на лидеров племен (многие из которых живут в Дамаске и Алеппо), а также осуществляя набор боевиков в проправительственные военизированные формирования. Хотя эти меры замедлили распространение восстания на востоке страны, местные старейшины призывают молодежь присоединиться к акциям протеста против власти.

Конфедерация племен шаммар является крупнейшей трансграничной группой, выходцы из которой, проживая как на территории Ирака, так и Сирии задействованы в контрабанде товаров, переправке наркотиков, оружия, людей между двумя странами. Они представляют серьезную угрозу действующему режиму в Дамаске, оказывая поддержку оппозиционно настроенным родственным кланам в САР. Незаинтересованный в падении правящего режима Б.Асада и недопущения активной поддержки шаммар своим сирийским соплеменникам, иракский премьер-министр Нури аль-Малики 30 мая 2012 г. провел специальную сессию кабинета министров в провинции Найнава («родина» этой конфедерации), предлагая племенам рабочие места в силах безопасности, а также финансирование правительством ирригационной системы сельскохозяйственных угодий.

В более густонаселенных районах долины реки Евфрат племена Сирии и Ирака сотни лет активно взаимодействуют друг с другом. Во время американской оккупации Ирака, кланы и мечети Дейр эз-Зора стали главными поставщиками боевиков и оружия, а также центрами пропаганды для суннитских боевиков иракской провинции Анбар. Сегодня наметилась обратная тенденция — переправка иракских боевиков в Сирию для участия в антиправительственном мятеже.

Кроме того финансирование Саудовской Аравией и Катаром антиасадовских сил активизировало помощь иракских боевиков повстанцам на востоке САР. В феврале и марте 2012 г. катарский премьер-министр Джассем бен Хамад Аль Тани и министр иностранных дел Саудовской Аравии Сауд аль-Фейсал публично призвали вооружать оппозиционеров из Свободной сирийской армии. В частности, 22 февраля Wall Street Journal отмечает, что официальные лица из стран Персидского залива обратились через посредников из числа находящихся в Иордании иракских бизнес- кругов с просьбой к лидерам племен из иракских провинций Анбар и Найнавы оказать поддержку сирийской оппозиции.

Племена также участвуют в боевых действиях на стороне ССА. Вооруженные отряды племен ведут борьбу с сирийскими военными на местном уровне. Кроме того племена Северо-Восточной и Восточной Сирии, например шаммар, баггара, джаббур, дулейм и угайда, имеют тесные и прочные отношения с родственными им племенными группами в Саудовской Аравии и Ираке. Это обстоятельство активно используется Дохой и Эр-Риядом для переправки оружия в Сирию, хотя это официально отрицается. Существует также убедительные свидетельства того, что иракские племена также оказывают помощь оппозиционерам из родственных им сирийских кланов оружием и боеприпасами, а также боевиками.

Хотя сирийские племена хорошо представлены во внутренней оппозиции, некоторые суннитские лидеры кланов продолжают сотрудничать с правительством. Как и оппозиция, режим Асада стремится обеспечить себе поддержку племен. Во многих районах Сирии на основе кланов были развернуты полувоенные формирования «шабиха» (призрак), нередко упоминаемые как «джихаз», что означает «аппарат».

С начала протестных выступлений правительство спонсировало серию конференций, под названием «Форум сирийских и арабских племен и кланов», целью которых стало недопущение иностранной интервенции во внутрисирийский кризис и обеспечение суверенитета САР. Под давлением режима сирийские лидеры племен встретились с российским послом в Сирии и преподнесли ему подарки после того, как Москва наложила вето на февральскую резолюцию СБ ООН. С начала восстания многие представители сирийских племен поддержали режим Асада. Это не новая практика, и сирийские племена использовались правительством в качестве инструмента в течение многих десятилетий для обеспечения своей безопасности.

Племена в арабских государствах остаются важнейшим политическим игроком, обладающим мощным мобилизационным ресурсом. Победить оппозицию, большей частью, представленную суннитскими племенами, в масштабной партизанской войне представляется очень сложным. Отлаженные механизмы взаимодействия между сирийскими кланами обеспечивают «живучесть» противникам правящего режима.

33.61MB | MySQL:69 | 0,887sec