Ситуация в Тунисе: сентябрь 2012 г.

Вооруженное нападение радикальных исламистов (салафитов) на американское посольство стало последней каплей, переполнившей чашу терпения тунисского правительства. Во главе с умеренными исламистами оно объявило, что салафиты представляют угрозу для национальной безопасности и развернуло кампанию по поимке главарей группировки «Ансар аш-Шариа». Кроме того, в сентябре имели место инциденты грубого нарушения прав человека, что не прибавило популярности силам правящей коалиции.

Внутренняя политика

В сентябре произошла кардинальная эволюция восприятия правительством и тунисской общественностью салафитов и их действий. Еще в начале месяца, 4 сентября, группа молодых людей (около 50 чел.) в традиционной исламской одежде практически безнаказанно атаковала кафе-бар в отеле г. Сиди-Бу-Зид по причине того, что там продавали спиртное, и хозяин заведения не пожелал даже вызвать полицию. Так победоносно завершилась трехмесячная акция борьбы с алкоголем в Тунисе, где реализация спиртного законодательно не запрещена. Однако после того как 14 сентября салафиты атаковали дипломатическую миссию США в Тунисе, и 16 сентября госдеп США эвакуировал второстепенный штат посольства, тунисское политическое руководство почувствовало неотвратимую необходимость подавления агрессоров.

Причиной негодования радикальных мусульман послужил снятый в США видео-фильм «Невинность мусульман», где жизнь пророка Мухаммеда показана в оскорбительной форме. Американский президент Барак Обама назвал кинокартину «грубой и отвратительной», а госсекретарь США  Хиллари Клинтон подчеркнула, что официальные власти не имеют к фильму никакого отношения. Тем не менее, мусульмане многих стран не преминули выразить свой протест, порой в чрезвычайно жесткой форме.

На американское посольство в Тунисе  напало порядка тысячи человек, которые в фойе били окна и пытались устроить пожар. Зачинщики беспорядка также подожгли американскую школу. Полиция была вынуждена применить слезоточивый газ и оружие. В результате трехчасового противостояния были убиты четверо тунисцев, 49 — ранены, пострадали около 80 полицейских. Удалось задержать более сотни чел., причастных к разбою, против пятерых уже открыто уголовное дело. Под арест попал, в том числе, «человек номер два» движения салафитов Хассен Брик. На следующий день вокруг посольства расположилась бронированная техника. [1]

По словам аналитиков, инцидент свидетельствовал о крайне низком уровне безопасности в столице и беспомощности полиции в чрезвычайных ситуациях. Работа МВД и министерства обороны подверглась критике на заседании Национального учредительного собрания (НУС). В свою очередь, тунисское руководство очевидно испугалось возможных последствий для экономики и туризма. Президент страны Монсеф Марзуки подчеркнул в выступлении по национальному телевидению, что религиозные сообщества «перешли красную линию», «агрессия против представителей дружественного государства, которое нас поддерживает … недопустима». [2] Министр туризма Ильяс Фахфах выразил мнение, что реакция со стороны США «слегка преувеличена» и меры предосторожности чрезмерны. Однако Тунис, по его словам, уважает решение американской администрации, но «прискорбно, что в плане принятых США мер Тунис оказался на одном ряду с Суданом». [3]

Отец-основатель движения умеренных исламистов «Ан-Нахда» Рашид аль-Ганнуши, который доныне ратовал за диалог с самыми крайними религиозными фанатиками, заявил в интервью Франс-Пресс, что салафиты «представляют опасность не только для «Ан-Нахды», но в целом гарантиям свобод в стране, национальной безопасности, поэтому необходимо совместно противостоять этой угрозе законными средствами … укрепить порядок». Р. аль-Ганнуши добавил, что важна не религиозная принадлежность и убеждения, а поступки людей — преступающие закон должны быть наказаны. [4] Последним высказался премьер-министр Хамади аль-Джебали, который 29 сентября отметил в интервью центральным тунисским телеканалам: «Самое время твердо противопоставить себя тем, кто полагает, что Аллах поручил им очистить общество. Мы дадим отпор всем видам насилия и будем повсюду преследовать подстрекателей беспорядков и хаоса». [5]

После описанных выше событий полиция получила ордер на арест Сейфуллы Бен Хусейна (Абу Йада), лидера группировки салафитов «Ансар аш-Шариа» (имеющей связи с «Аль-Каидой»), которого подозревают в руководстве нападавшими. Однако он отрицает свою причастность, единомышленники его укрывают. Когда полиция совместно с военными оцепила 17 сентября здание столичной мечети аль-Фатах, где Абу Йад давал проповедь, его «упустили». По информации СМИ, в какой-то момент люди в форме на 200 м. отступили от мечети. Попытка застать после этого Абу Йада дома тоже провалилась, ибо он с тех пор там не появлялся. Пятничная проповедь радикального богослова содержала, в частности, призыв добиться отставки министра внутренних дел, члена движения «Ан-Нахда» Али Ларайеда, и замечание, что салафиты выступили в качестве «жертвенного барашка», а не агрессоров, т.к. полиция намеренно не несла дежурства у посольства в момент нападения. По его словам, «заварушка с посольством» было подстроена, чтобы сорвать сроки проведения запланированных на весну 2013 г. выборов. [6]

Между тем 19 сентября французская миссия и сеть французских учебных и культурных заведений в Тунисе были временно закрыты после публикации сатирической еженедельной французской газетой карикатуры, где пророк Мухаммед предстал обнаженным. Хотя угроз в свой адрес французское посольство в Тунисе не получало, после случая с американским посольством оно предпочло перестраховаться. Тунисское правительство официально выступило с осуждением карикатуры, но МВД не дало разрешения на проведение демонстраций протеста, и повторного кровопролития удалось избежать.

Тем не менее, авторитет Туниса как безопасной страны сильно пошатнулся. Например, канцлер Германии Ангела Меркель приняла решение отменить свой визит в Тунис, запланированный на октябрь, по причине проблем там с внутренней безопасностью. Оппозиция в лице лидера партии «Призыв Туниса» Беджи Каида ас-Себси резко осудила слабость нынешнего правительства и его политику, которая подталкивает страну в «пропасть». На пресс-конференции 20 сентября Каид ас-Себси обвинил правящую коалицию в том, что она «провалила» свою миссию, поскольку 23 октября 2012 г. истекает срок полномочий правительства, которое избиралось на год и обязалось к указанному сроку подготовить конституцию. В качестве варианта выхода из сложившегося кризиса политик предложил назначить на министерские посты (главным образом занятые исламистами) независимых беспартийных кандидатов. [7] 28 сентября лидер исламистов Рашид аль-Ганнуши ответил, что поддерживает лишь расширение кабинета министров и присоединения других игроков к правящей коалиции (куда входят партии «Ан-Нахда», Конгресс за республику и Демократический форум за труд и свободы), но против полного переформирования правительства.[8]

В правительстве не отреагировали как-либо на эту полемику, ведь партия «Призыв Туниса» считается одним из основных конкурентов умеренных исламистов на предстоящих выборах. Тунисские газеты «La Presse» и «Le Quotidien» иронично замечали, что «Ан-Нахда» слишком горячо взялась за борьбу со своими электоральными конкурентами вместо того, чтобы разрабатывать конституцию. [9] Так, 7 сентября более тысячи нахдистов собрались возле резиденции правительства, требуя завершить чистку госструктур от элементов прежнего режима. Они держали красноречивые транспаранты «Демократическое конституционное объединение (ДКО, бывшая партия власти — авт.) прочь!», «Призыв Туниса – это клон партии ДКО» и «За политическую изоляцию группировки Беджи (Каида ас-Себси – авт.)!». В ответ правительство пообещало провести работу в НУС для расширения списка бывших членов ДКО, которых лишат права участия в политике. [10] Примечательно, что одним из аргументов журналистов, недовольных нападками со стороны властей на свободу прессы, как раз служит назначение на руководящие посты в государственные СМИ бывших функционеров павшего режима по причине их лояльности, а не профессиональных навыков. [11]

Усомниться в профессиональных навыках членов движения «Ан-Нахда» дает повод выступление жителей г. Кассерин (внутренний район Туниса) против местного мэра. 9 сентября более 20 демонстрантов, выставленные из здания мэрии и обосновавшиеся после этого у входа в отделение Всеобщего союза тунисских трудящихся (ВСТТ), объявили голодовку. Требование негодующих заключалось в отставке недавно назначенного мэра, члена движения «Ан-Нахда», который отказался выплачивать компенсации пострадавшим от революции жителям района и не справлялся с обеспечением рабочих мест гражданам, стоящим на учете биржи труда.

Кроме вопроса о свободе СМИ неожиданно обострилась проблема соблюдения прав человека в Тунисе. В этой связи показательны два инцидента. Один из них имел место 10 сентября, когда горожане поселка района Эль-Кеф устроили митинг против применения пыток. Полиция едва смогла разогнать толпу слезоточивым газом и выстрелами в воздух. Дело в том, что накануне в столичной больнице скоропостижно скончался соплеменник собравшихся, доставленный из отделения полиции с кровоизлиянием в мозг, как утверждается, после пыток. Тунисская ассоциация против пыток также возмутилась, подчеркнув, что, как и при диктатуре Зина аль-Абидина Бен Али, одним из способов расследования остаются пытки, а это недопустимо. По этому поводу правительство осудило «насилие как способ расследования и сбора улик», а также поручило МВД разобраться в случившемся и пресекать случаи превышения полномочий полицией. [12]

Второй случай обернулся скандалом для правительства и МВД. 3 сентября двое полицейских изнасиловали девушку после того, как якобы застали ее с другом в машине в «неприличной позе». По словам жертвы, третий полицейский занимался тем временем вымогательством у молодого человека. При этом была подана в суд жалоба на девушку за «непристойное поведение и внешний вид». Суд вызвал девушку с молодым человеком в качестве обвиняемых, но, разобравшись, арестовал полицейских. Хотя вина работников полиции была признана, до конца сентября правозащитные и женские организации упрекали временное правительство за попирание прав женщин, что имело следствием подобные правонарушения и в целом половую дискриминацию. Из состава правительства вышла Карима Суид, член партии Демократический форум за труд и свободы, указав, что «изнасилование и допрос  потерпевшей в качестве обвиняемой – это слишком». [13]

Внешняя политика

10 сентября эмир Катара шейх Хамад  Аль Тани издал декрет об экстрадиции Сакера аль-Матри, зятя свергнутого тунисского президента З.А. Бен Али, по просьбе временного главы Туниса Монсефа Марзуки. С аль-Матри в свое время прочили в наследники престола, в 2011 г. ему удалось скрыться в Катаре. На родине его заочно приговорили к 16 годам лишения свободы и штрафу 61 млн долл. за коррупцию и незаконные финансовые махинации. Неясно, намерен ли Катар провести экстрадицию в ближайшее время. Широкий жест был приурочен к проходившему в Катаре «Арабскому форуму по проблеме злоупотребления незаконно полученными денежными средствами», куда был приглашен Марзуки.

22 сентября министр иностранных дел Туниса Рафик Абдессалам, находившийся с визитом в Вашингтоне, получил от госсекретаря США Хиллари Клинтон обещание посетить Тунис в декабре, когда там будет проходить «Форум будущего». Кроме того, американская сторона выразила на встрече удовлетворение тем, как в Тунисе обеспечивается безопасность американских граждан, тунисская – еще раз принесла свои извинения за нападение на посольство.

28 сентября президент Туниса Монсеф Марзуки, принимавший участие в работе 67-ой сессии ГА ООН в Нью-Йорке и проведший ряд встреч с политическими и финансовыми лидерами, указал, что Тунис теряет внешние инвестиции и испытывает трудности в восстановлении своей экономики из-за необдуманных агрессивных действий радикальных исламистов. Он добавил, что последние составляют лишь малую часть общества — 3 тыс. человек в государстве с численностью населения 10 млн чел. Он пояснил, что никто «не ожидал, что эти люди пойдут на такую степень насилия. Если не пресечь это явление сейчас, они серьезно навредят имиджу страны».  Кроме того, Марзуки призвал направить контингент арабских миротворческих сил в Сирию, где «сейчас гражданская война». [14]

Таким образом, тунисское правительство умеренных исламистов проявило прагматизм, отступилось о прежних принципов и перешло от «политики пряника» к «политике кнута» в отношении салафитов в надежде вернуть своих международных партнеров. Между тем, уровень общественной безопасности остается неудовлетворительным, что, впрочем, характерно для «переходных периодов» развития, но не снимает ответственности с новых властей, больше занятых предвыборной подготовкой.

[1] http://www.aljazeera.net/news/pages/feb139c2-457b-40ff-b466-ab292b380c88

[2] http://www.attounissia.com.tn/details_article.php?t=41&a=69322

[3] http://kalima-tunisie.info/kr/News-file-article-sid-13494.html

[4] http://alhayat.com/Details/437305

[5] http://www.babnet.net/cadredetail-54848.asp

[6] http://ara.reuters.com/article/topNews/idARACAE88G0A920120917

[7] http://www.al-jazirah.com/2012/20120921/fr5.htm ; http://www.babnet.net/rttdetail-54623.asp

[8] http://www.elaph.com/Web/news/2012/9/764584.html?entry=arab

[9] http://middle-east-online.com/english/?id=54257

[10] http://www.medi1.com/infos/actualite/actualite.php?idinf=31423

[11] http://www.alarabiya.net/articles/2012/09/09/236926.html

[12] http://www.kalima-tunisie.info/kr/News-file-article-sid-13348.html

[13] http://www.babnet.net/rttdetail-54741.asp

[14] http://www.assabah.com.tn/article-76942.html

31.37MB | MySQL:67 | 0,852sec