Ближневосточная проблематика в предвыборной кампании США

Предвыборная президентская гонка в Соединенных Штатах подходит к концу. Позади месяцы турне по стране и миру, выступлений перед избирателями, дебатов и агитационной деятельности. Трагический природный катаклизм, потрясший восточное побережье страны буквально накануне выборов стал финальным испытанием для действующего президента Барака Обамы. Действия федеральных властей по подготовке к урагану «Сэнди» и минимизации его разрушительных последствий стали важнейшим фактором, оказавшим влияние на выбор так называемых «сомневающихся избирателей», еще не определившихся, кандидата от какой партии поддержать на грядущих выборах.

Вплоть до того момента, когда ураган обрушился на США и стал основным информационным поводом в местных, да и во многих зарубежных СМИ, внимание всех заинтересованных в американской президентской кампании было приковано к заявлениям политиков, сделанных ими в ходе дебатов и публичных выступлений.

Внешнеполитическая проблематика традиционно занимает важное место в президентской кампании. Человек, претендующий на то, чтобы возглавить страну, несомненно оказывающую значительное влияние на международную политическую обстановку, должен доказать избирателям свою компетентность и способность отстаивать американские интересы в мире. В связи с этим, внешнеполитический аспект предвыборной гонки интересен по двум главным причинам. Во-первых, он позволяет понять основное направление политики, в котором будет двигаться потенциальный президент и разъяснить разницу в подходе кандидатов по ключевым вопросам (если таковая разница имеется). Во-вторых, он демонстрирует, какие внешнеполитические вопросы действительно волнуют американские элиты, что является приоритетом и каков основной тон дискурса по тем или иным проблемам международных отношений. И несмотря на то, что предвыборная риторика зачастую расходится или не в полной мере соответствует последующим действиям более успешного кандидата, она создает образ политика и в целом в своих основополагающих элементах определяет его будущий курс.

Предвыборная гонка 2012 показала, что Ближний Восток уверенно лидирует среди регионов мира по уровню интереса со стороны претендентов на президентский пост. На это есть ряд объективных причин. Во-первых, протестная волна в арабском мире и свержение многолетних авторитарных режимов периодически приносит сюрпризы, доказывающие, что Соединенные Штаты слабо контролируют процесс в регионе. Далеко не гостеприимная встреча госсекретаря Клинтон в Каире в июле и, конечно, трагические события в американском диппредставительстве в Бенгази в сентябре ставят вопрос о позиции, которую американское руководство должно занять в отношении новых лидеров постреволюционного арабского мира, в том числе, как себя дальше вести в отношении Сирии. Во-вторых, позиция США по иранской ядерной проблеме, формулировка «красных линий», которые непозволительно переступать иранскому руководству, и возможность военной поддержки Израиля в случае его атаки на Иран, представляет собой сложную и важную проблему. В ней переплетается несколько сюжетов: действительная мера опасности ядерного Ирана для США, поддержание высокой и основополагающей роли Америки в решении ключевых региональных проблем, состояние американо-израильского союза и возможность или готовность Соединенных Штатов ввязаться в еще один вооруженный конфликт. В-третьих, проблема радикального ислама и вытекающая из него террористическая угроза остается важнейшей причиной тревог, как американской администрации, так и рядовых американцев. С течением времени объективных причин для волнения становится все больше.

Именно эти темы были в центре внимания кандидатов в ходе предвыборной кампании. Интересно заметить, что традиционная тема ближневосточного мирного урегулирования вообще практически не обсуждалась. Митт Ромни лишь поставил действующему президенту в укор, что на протяжении последних двух лет не было сделано ни одного шага навстречу мирному договору, хотя сам не отмечал при этом важность этой темы в своей ближневосточной повестке дня.

Оба кандидата при этом стремились подчеркнуть важность союза с Израилем и свое намерение развивать сотрудничество с ним в сфере безопасности. Митт Ромни в этом вопросе был существенно более решительным, противопоставляя себя кандидату от Демократической партии, который предпочел не прочерчивать «красных линий» для Ирана и который неоднократно осуждал поселенческую политику Израиля как важное препятствие на пути решения палестино-израильского конфликта по формуле «два государства для двух народов». Чтобы подчеркнуть свою безоговорочную поддержку Израиля, Ромни во время летнего визита в Израиль в ходе речи поделился с аудиторией, какие сильные эмоции у него вызывает выступление в  «Иерусалиме, столице Израиля»(1). Хотя имеются сомнения относительно того, что в случае избрания Ромни примет решение о переносе посольства в Иерусалим, но само заявление и общий настрой его предвыборной риторики склонили симпатии многих израильтян и произраильски настроенных американцев в сторону Ромни. К слову сказать, социологические опросы показали, что единственной страной, помимо Израиля, где большая часть населения в случае, если бы они могли бы выбирать, тоже выбрала Ромни, является Пакистан, где постоянные обстрелы населенных пунктов американскими беспилотниками обострили антипатию к американской администрации(2).

Вопрос о поддержке Израиля в случае войны с Ираном заставил кандидатов балансировать между двумя положениями, каждое из которых представляется весьма важным для будущего президента, но которые с трудом сочетаются друг с другом. С одной стороны, оба кандидата в ходе своих многочисленных выступлений и также в ходе последнего, третьего тура дебатов, посвященного вопросам внешней политики, признали что Израиль – это главный друг США на Ближнем Востоке, и что в случае атаки на еврейское государство, Америка будет поддерживать своего союзника (хотя только Ромни сказал о «военной поддержке»)(3). С другой стороны, ни один из кандидатов не мог себе позволить заявить о готовности участвовать в потенциальном новом военном конфликте. Во-первых, еще не прошел эффект травмы от войны в Ираке, не видно конца конфликту в Афганистане, а участие в военных действиях против Ирана приведет к вовлечению в конфликт американский военный контингент в регионе и будет представлять угрозу гражданам США во всем мире, в том числе на территории их страны. Тем не менее, обсуждая действия по предотвращению обладания Ираном ядерного оружия, Обама и Ромни практически дублировали друг друга, говоря о военной операции как крайней мере, не объявляя, что будет сигналом для перехода к этой «крайней мере». Очевидно, что в сложившейся ситуации, вне зависимости от победителя президентской кампании ситуация вокруг Ирана будет лишь нагнетаться. Ромни, будучи более милитаристским политиком, (с его резкой критикой сокращений финансирования военного ведомства и обещанием еще более наращивать американскую военную мощь, особенно флот) будет более склонен к силовому решению конфликта. Тем более, что его относительная «мягкость» на последнем этапе предвыборной кампании объясняется скорее стремлением привлечь на свою сторону умеренных консерваторов, для которых одинаково неприятен как «левый» Обама, так и «ястреб»-Ромни, каким он представлял себя раньше, особенно в период внутрипартийной борьбы. Обама, в свою очередь, четко придерживается линии «санкции и дипломатия», не желая до своего переизбрания чертить в отношении Ирана «красные линии», что могло бы дать ложный сигнал как Израилю, так и его собственному электорату.

Вообще под конец президентской гонки Ромни стал в своих внешнеполитических заявления походить или даже повторять и соглашаться с подходом администрации Обамы. Это касается позиции по Ирану, решению Обамы вывести войска из Афганистана к 2014 г. и политики использования беспилотников для поражения баз исламистских боевиков в Пакистане. Более того, он призвал к более широкому использованию «мягкой силы», уповая на то, что образование и развитие демократических институтов окажут положительное воздействие для выхода из хаоса, в котором пребывает регион. При этом в укор действующему президенту он ставил как укрепление позиций исламистских боевиков в Ливии, так и тот факт, что президент Сирии до сих пор находится у власти.

Относительно непосредственно сирийского конфликта оба кандидата также звучали практически в унисон, заявляя о необходимости поддержки «разумной» оппозиции и недопустимости американского военного участия в конфликте. Тем не менее, обвинения Ромни в адрес Обамы относительно отсутствия американского лидерства в сирийском конфликте объяснимы. США действительно безуспешно ищут того самого ответственного игрока среди сирийских оппозиционных сил. И пока идет этот безрезультатный поиск, оружие продолжает перетекать в страну из соседних государств и попадать в руки самым разным группам и военным объединениям. Не зная, на кого в этой ситуации сделать ставку, оба кандидата уповают на мифическую ответственную оппозицию, так как сценарий потерять в Сирии контроль окончательно представляется худшим вариантом. Вспоминая пример Египта, где американская администрация относительно быстро отказалась от поддержки своего давнего союзника Хосни Мубарака, но до сих пор не чувствует уверенности во взаимоотношениях с новыми египетскими властями, будущий американский президент хочет по возможности держать руку на пульсе событий, происходящих в Сирии.

Дебаты между кандидатами в президенты и их утверждения в ходе выступлений не являются идентичными тому, как победитель будет себя вести после того, как займет президентское кресло. Участвующий в кампании действующий президент США скорее склонен продолжать свой курс, сделав скидку на то, что в предвыборный год он не мог позволить себе непопулярные и резкие действия. Новый претендент, напротив, в ходе кампании склонен критиковать своего конкурента и предлагать кардинально новые действия, но, в случае избрания, редко меняет текущую политику на 180 градусов. В случае кампании 2012 г. мы видим, что накануне выборов позиция кандидата-республиканца весьма приблизилась к той, что разделяет его конкурент. Ближневосточная проблематика сохраняет свою лидирующую роль во внешнеполитической сфере американской администрации. Оба претендента на президентский пост концентрируются на этом регионе, стараясь контролировать происходящие в регионе процессы. Для достижения этой цели будущему президенту предстоит приложить немалые усилия, чтобы найти баланс между поддержкой демократии и стремлением к сохранению стабильности и управляемости. Осуществить это будет возможно только при условии совместной работы и открытости к диалогу с различными игроками в ближневосточном политическом процессе.

1) Rubin, Jeniffer. Romney: You bet Jerusalem is the capital. The Washington Post, July 27, 2012.  URL: http://www.washingtonpost.com/blogs/right-turn/post/romney-you-bet-jerusalem-is-the-capital/2012/07/29/gJQAuEUTIX_blog.html

2)  Friedman, Uri. New poll: Israeli Jews prefer Romney by large margin. Foreign Policy, October 28, 2012.  URL: http://blog.foreignpolicy.com/posts/2012/10/28/new_poll_israeli_jews_prefer_romney_by_large_margin

3) Third Presidential Debate: Full Transcript.  URL: http://abcnews.go.com/Politics/OTUS/presidential-debate-full-transcript/story?id=17538888&singlePage=true#.UJN2OIZ2CrY

52.48MB | MySQL:103 | 0,517sec