Современное состояние курдского вопроса в странах Западной Азии

Сирийский (Восточный) Курдистан, находящийся как бы на периферии разделенного государственными границами Ирака, Турции, Сирии и Ирана этнического Курдистана, под влиянием событий, связанных с попытками свержения баасистского режима Б.Асада, за последний год стал важным политическим центром. Там насчитывается около 2, 5 млн курдов. Активизация борьбы множества партий сирийских курдов за свои гражданские права потребовала их объединения и выработки общей платформы действий. Они составили два блока: один из них – Курдский национальный совет (КНС) объединяет организации прозападной ориентации, а другой —  Народный Совет Сирийского Курдистана (НССК) находится под влиянием идеологии А.Оджалана. Лидирующее место в последнем занимает Партия демократического союза (ПДС), аффилированная с Рабочей партией Курдистана (РПК) турецких курдов. Эти блоки представляют серьезную военно-политическую силу, решительно заявившую о себе в Сирийском Курдистане, выступающую за установление национально-культурной автономии после падения режима Б.Асада. Они стремятся  к решению курдского вопроса в Сирии на законодательной основе  и новой конституции.

Летом 2012 г. силы сирийской оппозиции и армия покинули большинство городов Сирийского Курдистана, сосредоточившись на борьбе за Алеппо. Этим воспользовались вооруженные формирования ПДС, которые захватили над ними контроль и течение уже нескольких месяцев не только удерживают их, но и стараются расширить территорию своего доминирования. В ноябре 2012 г. милиция ПДС, известная как Комитет народной обороны, захватила город Маликие, именуемый курдами  Дерик. Она захватила в нем центр  политической разведки и муниципальные учреждения и предложила сторонникам Б.Асада мирно покинуть город. Ее подразделения действуют независимо от Сирийской свободной армии (ССА). В захваченном городе был демонтирован памятник Х.Асада и атрибутика правящего режима Б.Асада, и был вывешен красно-желто-зеленый флаг сторонников А.Оджалана. Бойцы курдской милиции настроены не отдавать город ни ССА, ни правительственным силам Б.Асада, хотя курды и не располагают достаточными вооруженными силами для удержания власти на контролируемой ими территории Сирийского Курдистана. Они вместе с тем стремятся также к контролю города Эль-Камышлы, крупнейшего курдского политического центра Сирии. При этом недостаток  и слабость сил, с помощью которых ПДС контролирует часть сирийской территории, способствовали распространению слухов о том, что хотя ПДС и не сотрудничает с Б.Асадом, но толерантна к нему. Это привносит оттенок некоторого сомнения курдов в ее помыслы. Между тем, сирийские курды и поддерживающие их силы сторонников А.Оджалана стремятся не только к установлению национальной автономии в рамках нового федеративного Сирийского государства, но и мечтают об объединении Сирийского (Западного) и Иракского ( Южного) Курдистана.

Хотя курды и контролируют часть территории Сирийского Курдистана, значительное курдское население Дамаска и Алеппо вынуждено искать убежище в Иракском Курдистане. Они следуют в лагерь для беженцев Домиз, расположенный в пустынной долине вблизи ирано-сирийской границы. Ежедневно он принимает 250 чел. Благодаря заботе своих соплеменников, там курды чувствуют себя более комфортно, чем в лагерях в Турции, Ливане и Иордании. Кризис в Сирии усиливает их стремление добиться самоопределения в рамках автономии. И многие молодые люди в лагере готовы вернуться назад и вступить в отряды курдских вооруженных формирований — пешмерга. При этом военные инструкторы в Иракском Курдистане тренируют сирийских курдов для обороны контролируемых районов. На иракско-сирийской границе скопились тысячи бойцов, готовых переступить границу, но силы ПДС сдерживают процесс их просачивания в Сирию. Это, по-видимому, связано с опасениями вторжения в Сирийский Курдистан сил турецкой армии, что чревато утратой курдами своих позиций.

Между тем, на границе Сирийского Курдистана с Турцией постоянно происходят вооруженные столкновения. Так, например, усиление напряженности между суннитскими повстанцами и бойцами ПДС в курдских городах, граничащих с Турцией, вынудило курдов прибегнуть к чрезвычайной мобилизации. Опасения того, что новый курдско-арабский фронт осложнит и без того сложную военную ситуацию в Сирии, возникли в октябре 2012 г. после ожесточенных столкновений ССА с бойцами ПДС в Ашрафие, пригороде Алеппо, в ходе которых было убито 30 чел. Напряженность достигла своего апогея тогда, когда произошла вооруженная стычка между исламистскими повстанцами и бойцами ПДС в Рас аль-Айне, на сирийско-турецкой границе. Повстанцы убили 10 чел. и разгромили пограничный пост. Причиной тому послужило то, что повстанцы противились тому, чтобы курды повесили там свой флаг. По данным представителя ПДС в Маликие в ходе боя погибло 35 чел. Некоторые курдские демократы полагают, что инцидент в Рас аль-Айне якобы был скоординирован Турцией, которая поддерживает арабо-суннитскую вооруженную оппозицию, сражающуюся с силами Б.Асада. Некоторое время назад с ними также сражались бойцы РПК на турецко-иракской границе. Турция заявила, что не потерпит усиления позиций РПК внутри Сирии.  Ответом РПК было заявление о том, что она будет оборонять курдское сообщество от «любого врага». В то же время  продолжаются вооруженные столкновения между бойцами РПК и турецкой армией в Турецком Курдистане. В настоящий момент РПК борется за автономию 23-млн курдского населения Турции. Она требует конституционного признания курдского меньшинства, регионального самоуправления и введения курдского языка в местную систему образования.

Однако правительство Т.Р.Эрдогана отказывается признать курдов отдельным национальным меньшинством. Оно пошло только на некоторые уступки в области культуры: ограниченное вещание на курдском языке, частные курсы курдского языка, что было потребовано ЕС, вступить в который стремится Турция и др. Но эти меры не решают суть курдской проблемы.

Масуд Барзани, президент Курдистанского региона Ирака, высказал предложение стать посредником в урегулировании отношений между РПК и турецким правительством, чтобы решить проблему мирно.  Дело в том, что более двух месяцев тому назад 700 курдских политических заключенных в Турции начали голодовку, требуя прекращения вооруженных действий турецкой армии против РПК и начала переговоров. Кроме того, они требуют освобождения лидера РПК А.Оджалана из заключения, с которым правозащитники уже 15 месяцев не имели контактов, разрешение введения обучения на курдском языке в Турецком Курдистане и улучшения  положения курдского района в целом.

РПК рассматривается Анкарой и Вашингтоном как террористическая организация. Она включена в черный список ЕС, несмотря на то, что руководящий совет (court ruling) опроверг решение о включении курдской повстанческой группировки РПК и ее политическое крыло в террористический список Европейского союза.

Активность возглавляемых М.Барзани иракских курдов в деле этнополитической солидарности и сотрудничества с курдами Турции и Сирии заметно усилилась после отказа американской администрации поддержать его усилия по вопросу провозглашения независимости Курдистанского региона Ирака.

М.Барзани явно рассчитывал на поддержку Соединенных Штатов и Турции, но просчитался: американская администрация уведомила М.Барзани, что, как и Турция, не поддерживает провозглашение курдского независимого государства. Белый дом рекомендовал курдскому руководству начать диалог с иракскими партиями и нормализовать отношения с правительством Нури аль-Малики с целью «поддержания демократического эксперимента в Ираке». Еще двумя неделями ранее американская администрация информировала М.Барзани, чтобы он не  рассчитывал на поддержку США и Турции в деле провозглашения курдского государства, потому что «США не поддерживают движения, нацеленные на отделение от Ирака».

При этом в зарубежных СМИ началась полемика, является ли М.Барзани действительно национальным лидером и насколько искренне он защищает национальные интересы курдов.

Курдистанское руководство заявило о себе как о самостоятельной политической силе и проводит независимую от центрального правительства Ирака внутреннюю и внешнюю политику. Причиной некоторого охлаждения отношений между иракским руководством и американской администрацией, как представляется, следует искать в отказе М.Барзани на требование США повлиять на оппозицию сирийских курдов, их организации и блоки с целью склонить их перейти под контроль сирийской оппозиции, в значительной степени разделяющей американский подход решения сирийского кризиса. Однако, М.Барзани, напротив, направил усилия на развитие интеграционного национализма, солидаризуясь и поддерживая курдов Сирии и Турции, игнорируя их идейно-политические различия. В то же время курдистанское руководство попыталось оказать давление на правительство Н.аль-Малики, чтобы оно пересмотрело соглашение с РФ и Чехией о поставке вооружений в Ирак. Оно опасается того, чтобы это оружие не было бы направлено против курдов, настаивающих на реализацию ст.140 конституции Ирака, способной разрешить вопрос о спорных территориях.

Следовательно, иракские курды являются активными акторами, как в кризисной ситуации в Сирии и вокруг нее, так и внутриполитического конфликта с иракским правительством по вопросу добычи нефти, распределения доходов от ее продажи и иностранных инвестиций.

Хотя Иранский Курдистан пока не вовлечен в выше упомянутые события, некоторые политические партии иранских курдов предприняли попытку политического объединения.

22 августа 2012 г. ДПИК и Комала (Революционная партия трудящихся Курдистана) подписали соглашение о сотрудничестве, рассматриваемое ими как «основа большого политического союза» в Иранском Курдистане. Во время пятичасовой встречи А.Мохтади, руководителя Комалы, и М.Хеджири, генерального секретаря ДПИК, обсуждалась ситуация в Курдистане, Иране и Ближнем и Среднем Востоке в целом, а также текст предстоящего соглашения. В конце встречи было подписано соглашение, которое вынашивалось обеими партиями несколько лет. Оно содержит общий подход этих партий к вопросу власти и свержения исламского режима в Иране.

Кроме того, некоторые представители курдских организаций США высказывают мнение о том, что Пиджак (Партия свободной жизни Курдистана), аффилированная с РПК,  будто бы намерена расширить свои действия в Иранском Курдистане, чтобы защитить курдское население от возможного удара США или Израиля по ядерным объектам ИРИ, и она якобы строит планы по эвакуации иранских курдов в северные и южные районы страны.

 Таким образом, кризис в Сирии активизировал партикулярный национализм курдов этнического Курдистана, которые усилили свою борьбу за автономию Сирийского и Турецкого Курдистана. При этом Иракский Курдистан пытается играть роль консолидирующего этнополитического центра, медиатором мирного разрешения конфликтных ситуаций в этническом Курдистане. Вместе с тем, курды этнического Курдистана не оставляют надежд на создание курдского независимого государства, действуя в направлении создания предпосылок для его формирования.

Статья написана в рамках Программы фундаментальных исследований секции истории ОИФН РАН «Нации и государство в мировой истории»

 

40.75MB | MySQL:66 | 0,996sec