К предстоящему российско-турецкому саммиту

На 3 декабря 2012 года запланирован рабочий визит президента Российской Федерации В.В.Путина в Турцию для участия в третьем заседании Совета сотрудничества высшего уровня между Российской Федерацией и Турецкой Республикой (ССВУ). Предстоящий визит, как отмечают многие наблюдатели, станет продолжением интенсивного российско-турецкого политического диалога на высшем уровне, который развивается в конструктивном, доверительном плане. В ходе визита стороны намерены обсудить весь комплекс российско-турецких отношений, включая сотрудничество в энергетической сфере, а также «сверить часы» по ключевым региональным и международным проблемам.

За десятилетний отрезок времени нахождения у власти возглавляемой премьер-министром Р.Эрдоганом Партии справедливости и развития (ПСР),  российско-турецкие контакты на высшем уровне впервые за всю историю межгосударственных связей стали привычным, регулярным явлением в динамично развивающихся отношениях между двумя странами. Более того, укрепилось мнение, и на это есть все основания, о сложившихся хороших личных отношениях между лидерами двух стран В.Путиным и Р.Эрдоганом. Именно эти отношения неоднократно позволяли оперативно решать непростые вопросы двустороннего и регионального характера. Они сумели обеспечить, несмотря на все сложности ситуации в регионе и мире в целом, поступательное развитие российско-турецкого партнерства, ставшее на нынешнем этапе весомым элементом региональной и глобальной стабильности и безопасности.

Этому во многом способствовала отработанная и, в принципе, эффективно действующая договорно-правовая база /около 70-ти межгосударственных документов – авт./ двусторонних отношений, а потому очередные российско-турецкие саммиты уже традиционно стали  рассматриваться через призму «отсутствия значимых разногласий, близких или совпадающих позиций Москвы и Анкары по всем вопросам двустороннего, регионального, международного партнерства». Это не значит, что проблем не было. Они регулярно появлялись, но оперативно и конструктивно, за столом или же в ходе телефонных переговоров двух лидеров, решались Москвой и Анкарой, это отмечали и зарубежные эксперты, на основе высокого уровня доверия, с учетом национальных интересов друг друга и в духе добрососедства.

Напомним в связи с этим коротко о первом визите в Москву Р.Эрдогана в декабре 2002 года в качестве генерального председателя ПСР. Его партия на всеобщих парламентских выборах завоевала абсолютное большинство в парламенте. Тогда, впервые за последние 15 лет, политическая партия в Турции получила право на формирование однопартийного правительства. Сразу возглавить его Р.Эрдоган не смог по причине имевшейся у него ранее судимости и предварительной необходимости юридического решения этой коллизии[i].

Тем не менее, первые два своих зарубежных визита Р.Эрдоган совершил в США и Россию. И если визит в США был объясним и понятен с точки зрения членства Турции в НАТО и стратегического партнерства с Вашингтоном, то визит в Москву вызвал некоторое недоумение в политических и дипломатических кругах ряда стран.

Генпредседатель правящей партии Р.Эрдоган не оставил тогда без ответа возникший вопрос. Цель визита в Москву, по его словам, — «обсуждение с российским руководством вопросов, связанных с дальнейшим развитием двусторонних экономических отношений, налаживание очень важного политического диалога». Заявление лидера правящей партии о необходимости и далее развивать двусторонние российско-турецкие связи изначально продемонстрировало понимание новым турецким руководством важности и взаимовыгодности добрососедских отношений с точки зрения национальных интересов как России, так и Турции.

В высшем турецком руководстве, высоко оценив итоги состоявшихся тогда переговоров, однозначно констатировали: Турция на пороге активной работы с Россией. Главная цель Анкары – дальнейшее развитие связей с Москвой. Тогда же состоялось первое знакомство В.Путина и Р.Эрдогана, которым, как показало реальное развитие событий, оба лидера были удовлетворены. И это понятно. Ведь российско-турецкие отношения при В.Путине и Р.Эрдогане, по мнению ряда западных политологов, которых в этом плане трудно заподозрить в каком-либо конъюнктурном интересе, «стали примером равноправных отношений двух партнеров на основе высокой степени доверия».

Что касается предстоящего 3 декабря очередного российско-турецкого саммита, то интерес к нему в политических кругах многих стран, международных организациях особый. Связано это, прежде всего, с различными позициями Москвы и Анкары на пути урегулирования сложной ситуации вокруг Сирии, которые так и не удалось реально сблизить в ходе неоднократных дипломатических консультаций и телефонных переговоров на высшем и высоком уровне.

Тем не менее, дипломатические ведомства активно ищут сегодня пути такого сближения. Турецкие СМИ публикуют накануне визита интервью посла РФ в Анкаре Владимира Ивановского, в котором дипломат подчеркнул, что Россия и Турция разделяют одинаковые взгляды на пути выхода из сирийского кризиса: обе страны выступают за скорейшее прекращение кровопролития в Сирии и противостоят военному вмешательству извне.

При этом особое внимание В.Ивановский обратил на стремительное развитие российско-турецких отношений, которые шаг за шагом выходят на стратегический уровень. Об этом свидетельствуют расширяющиеся торговые и экономические связи, увеличение в 10 раз объемов торговли по сравнению с ситуацией конца 1990-х годов, крупномасштабные совместные проекты, отмена визового режима для граждан двух государств. По мнению российского посла, отношения России и Турции на сегодняшний день основаны на взаимопонимании и доверии.

Исходя из этого, эксперты и политологи задаются одним из ключевых вопросов предстоящего саммита. Формулируют они его следующим образом: поможет ли накопленное за последнее десятилетие взаимопонимание и доверие лидерам двух стран выйти на такие взаимоприемлемые договоренности по Сирии, которые не только не нанесут вред всему тому, что было создано в российско-турецких отношениях за минувшее десятилетие, но и укрепят партнерство двух стран?

А создано было действительно немало. Сегодня между Россией и Турцией поддерживаются контакты на всех уровнях, что позволяет на взаимовыгодной основе решать актуальные вопросы двусторонних связей, выстраивать взаимодействие на ключевых направлениях международной политики.

Напомним, что современные политические отношения между Россией и Турцией базируются на Договоре об основах отношений 1992 г. и ряде межправительственных соглашений о сотрудничестве в различных сферах. В ходе официального визита В.Путина в Турцию 5-6 декабря 2004 года в Совместной политической декларации была поставлена задача вывести двусторонние отношения на уровень продвинутого многопланового партнерства. Сегодня российско-турецкие отношения достигли уровня многопланового партнерства, а в ряде сфер (в частности, в энергетике) носят стратегический характер.

За последние годы между Россией и Турцией развернут интенсивный политический диалог на высшем уровне. Начиная с упомянутого  визита Р.Эрдогана в Москву в декабре 2002 года состоялось более 35 встреч. Очередная беседа В.Путина с Р.Эрдоганом имела место 18 июля 2012 года в ходе его рабочего визита в Москву.

Наряду с этим, лидеры двух стран регулярно проводят телефонные разговоры по различным аспектам двусторонних отношений, актуальным региональным и международным проблемам. Эта форма регулярного российско-турецкого политического диалога была введена В.Путиным и Р.Эрдоганом и неоднократно демонстрировала свою эффективность.

К примеру, очередной телефонный разговор между лидерами двух стран состоялся по инициативе турецкого премьера 16 ноября 2012 года. Разговор имел место поздно ночью и касался резко обострившегося палестино-израильского конфликта. Договорились о координации действий двух стран в урегулировании очень опасного для всего региона противостояния. А уже утром следующего дня, 17 ноября, в свете указаний лидеров двух стран министры иностранных дел России и Турции обсуждали конкретный план такой координации, что говорит об оперативности политических контактов, имеющих реальный результат.

По итогам состоявшегося 13-15 февраля 2009 года государственного визита в Россию президента Турции А.Гюля главы двух государств зафиксировали выход наших отношений на уровень продвинутого многопланового партнерства, а по ряду параметров – на стратегический уровень. То есть была выполнена задача, поставленная лидерами двух стран в 2004 году. Президенты поставили следующую задачу по обеспечению дальнейшего поступательного развития взаимодействия в различных областях. Эта цель отражена в подписанной в 2010 году Д.Медведевым и А.Гюлем Совместной декларации о продвижении к новому этапу отношений и дальнейшем углублении дружбы и многопланового партнерства.

В ходе рабочего визита В.Путина в Анкару 6 августа 2009 года удалось выйти на стратегические договоренности по целому ряду приоритетных направлений взаимного сотрудничества, в том числе в области энергетики. Была достигнута договоренность о создании принципиальнонового механизма российско-турецких межгосударственных консультаций на высшем уровне − Совета сотрудничества высшего уровня (ССВУ), который продолжает успешно функционировать под председательством президента Российской Федерации и премьер-министра Турецкой Республики. В рамках ССВУ действуют: Смешанная Межправительственная Российско-Турецкая комиссия по торгово-экономическому сотрудничеству, курирующая экономический блок, Совместная группа стратегического планирования, которая отвечает за вопросы взаимодействия на международной арене, и Форум общественности, занимающийся общественно-гуманитарными связями.

Сегодня налицо взаимная заинтересованность, об этом свидетельствуют регулярные заявления обеих сторон на высоком и высшем уровне, в дальнейшем углублении двусторонних связей и стремление расширять диалог в интересах закрепления и развития позитивных тенденций, присущих в настоящее время российско-турецким отношениям.

Последние события на Ближнем Востоке и в Северной Африке еще раз подтвердили важность двустороннего политического диалога между нашими государствами для решения острых региональных и глобальных проблем. Именно поэтому особое значение приобретает деятельность Совместной группы стратегического планирования под руководством министров иностранных дел России и Турции. Насессии Группы в январе с.г. было принято Совместное заявление, отразившее общее понимание международной ситуации.

Взаимодействие в международных делах – важнейшая сфера партнерства двух стран и одна из ключевых тем предстоящих в Турции переговоров. Москва и Анкара придают большое значение сотрудничеству в рамках международных организаций – ООН, ОБСЕ, ЧЭС, на многосторонних площадках, включая «Группу двадцати», ШОС (Турция является «партнёром по диалогу» в ШОС). При этом Россия и Турция выступают за повышение эффективности противодействия глобальным и региональным вызовам, обеспечение устойчивого развития на этом направлении.

Примером такого сотрудничества двух стран может служить партнерство Москвы и Анкары в рамках Черноморской военно-морской группы оперативного взаимодействия «Блэксифор». 8 апреля 2011 года по приглашению турецкой стороны в Стамбуле состоялось празднование 10-летней годовщины подписания Соглашения о создании ЧВМГ «Блэксифор». С российской стороны в нём приняла участие делегация представителей ВМФ и МИД России под руководством начальника Главного штаба ВМФ России А.Татаринова.

В ходе визита российского президента в Турцию планируется провести обстоятельный обмен мнениями по широкому кругу актуальных международных проблем. Предстоит обсудить обстановку в регионе Ближнего Востока и Северной Африки, в том числе в секторе Газа и Сирии, будет продолжен диалог по всему спектру вопросов, связанных с ситуацией в Закавказье, положением в Центральной Азии и на Балканах. Россия и Турция, и на этом неоднократно акцентировали внимание лидеры двух стран, придерживаются сходных или совпадающих подходов по многим глобальным и региональным проблемам, намерены продолжать конструктивный диалог.

Именно такую позицию двух стран необходимо иметь в виду при рассмотрении процесса урегулирования ситуации вокруг Сирии. Как известно, кризис в Сирии является предметом особой озабоченности для Анкары. Повышенное внимание Турции к ситуации в этой стране обусловлено тем, что Анкара считает Сирию зоной своих национальных интересов. Премьер-министр Р.Эрдоган не раз заявлял о том, что события в Сирии – это «внутреннее дело» Турции, так как две страны объединяет не только общая 850-километровая граница, но и исторические и культурные связи.

В Турции хорошо понимают значение этой страны с точки зрения обеспечения региональной стабильности, а также разрушительное воздействие слома режима в Дамаске на ситуацию в Ливане, Ираке, дальнейшее состояние процесса ближневосточного урегулирования. Позиция Анкары в отношении событий в Сирии эволюционировала в течение года от уговоров безотлагательно начать реформы и прекратить насилие до жесткой критики режима Б.Асада. Р.Эрдоган не раз заявлял, что полностью потерял доверие к сирийскому руководству и поэтому вынужден прекратить с ним все контакты. А не так давно Р.Эрдоган назвал Б.Асада «политическим трупом».

При оценке позиции Турции по Сирии необходимо учитывать и роль США в ее формировании. Приведем только один пример. В ходе визита госсекретаря США Х.Клинтон в Стамбул 11 августа 2012 года было решено сформировать турецко-американскую группу оперативного планирования по Сирии. В группу вошли представители министерств иностранных дел, обороны, спецслужб и других заинтересованных ведомств. Стороны договорились о совместном анализе обстановки, в результате которого  должен быть выработан специальный план, включающий  скоординированные действия Анкары и Вашингтона при ухудшении гуманитарной обстановки, предотвращение попыток со стороны неконтролируемых террористических групп, направленных на захват власти, арсеналов химического оружия и его использование.

Обе стороны уже сегодня активно прорабатывают комплекс мер, связанных со стабилизацией обстановки в Сирии в случае ухода с политической арены Б. Асада и его сторонников, хотя ряд правительственных турецких экспертов высказывают мнение о чрезвычайной сложности решения этой задачи, требующей значительных материальных затрат и высокопрофессионального человеческого ресурса. И с тем, и с другим существуют определенные проблемы. Это было отмечено экспертами в рамках очередных консультаций в формате группы, которые  прошли в конце октября 2012 года в Турции с участием заместителя председателя Объединенного комитета начальников штабов ВС США адмирала Дж.Уинфелда.

При реализации вышеуказанных задач Группы отчетливо проявилась и ранее существовавшая тенденция ряда западных стран, прежде всего, США по дальнейшему втягиванию Турции в конфликт вокруг Сирии с минимальными для себя потерями, в т.ч. материальными. К примеру, проблемы, в т.ч. материального и финансового плана, с сирийскими беженцами в Турции, число которых динамично растет и перевалило сегодня за 120 тысяч человек, несмотря на неоднократные призывы турецкого правительства на самом высоком уровне, решаются только за счет турецкого бюджета. Это вызывает неудовольствие в политических и деловых кругах страны. Вашингтон же собирает «сливки» с этой ситуации, получив, в частности, доступ к высокопоставленным сирийским беженцам, с которыми на перспективу можно работать по линии американских спецслужб, далеко не всегда информируя турецкую сторону о результатах такой работы.

Сегодня Анкара оказалась практически «на острие» процесса сирийского урегулирования с однозначной позицией с одной стороны категоричного неприятия режима Б.Асада, с другой — всецелой материальной, моральной и информационной поддержкой оппозиции. Надежды Анкары на создание в сжатые сроки единого влиятельного ядра оппозиции во главе с  лидером, способным объединить  ее разношерстные группировки, так и не оправдались. Единства в оппозиции нет, более того, по мнению ряда экспертов, влияние Анкары в среде сирийской оппозиции, которая рассчитывала на более активное участие турецкой стороны в конфликте, имеет тенденцию к снижению.

Пробуксовка усилий турецкой дипломатии на сирийском направлении привела к ухудшению отношений с соседними странами, прежде всего с Ираном. Критическое отношение к внешнеполитическому курсу кабинета министров все более активно стало проявляться как в общественных кругах, так и в политических кругах.

Вот как оценивает политику правительства Турции на сирийском направлении опытный дипломат и политик, многие годы возглавлявший турецкие дипломатические представительства  в ряде стран, в т.ч. в США, бывший первый заместитель министра иностранных дел Турции, ныне член парламентской комиссии по иностранным делам, заместитель генерального председателя основной оппозиционной Народно-республиканской партии Фарук Логоглу: «С самого начала сирийского кризиса мы критически оцениваем политику правительства Турции на сирийском направлении. Сегодня политика, проводимая правительством Турции в отношении Дамаска, – это односторонняя предвзятая поддержка только одного из участников конфликта. Мы против внешнего силового вмешательства в него. Мы, также как и Россия, за решение проблемы посредством политического диалога между оппозицией и режимом Б.Асада».

Наряду с усилением критики внешней политики Р.Эрдогана со стороны основных оппозиционных партий снижается поддержка действий правительства на сирийском направлении и в общественном мнении страны. Так, по данным ряда опросов общественного мнения, только порядка 30 процентов опрошенных турецких граждан разделяют позицию правительства по Сирии. Показательным является и тот факт, что менее половины электората самой правящей ПСР одобряют действия исполнительной турецкой власти по сирийской проблематике. А это, с учетом предстоящих выборов в местные органы власти, всеобщих парламентских выборов и выборов президента, малоприятный симптом.

Эксперты не исключают, что в курсе Анкары при таком развитии событий могут появиться определенные нюансы. Так, Турция пытается наладить политический диалог с Ираном и Ираком. Не исключено подключение и России к этому диалогу. Именно участие в нем Москвы может способствовать реальной корректировке турецкой позиции по Сирии.

По мнению профессора Университета Йедитепе Месута Хаккы Чашина, высказанному в преддверии визита российского президента, «Россия и Турция, несмотря ни на что, сохраняют способность достигнуть компромисс по Сирии». Как утверждает влиятельная в политических кругах газета «Хюрриет», «при наличии достаточно глубоких расхождений во взглядах на сирийский кризис, у Москвы нет намерений жертвовать накопленным после «холодной войны» политическим капиталом во взаимоотношениях с Турцией. Да и Турции есть что терять в такой ситуации».

Высокий уровень российско-турецкого политического диалога, который станет предметом предстоящих переговоров, безусловно, оказывает позитивное влияние и на расширение двусторонних отношений во всех других областях. Для примера возьмем торгово-экономические связи двух стран.

Россия занимает второе место после Германии среди внешнеторговых партнеров Турции. Удельный вес России во внешнеторговом обороте Турции составляет более 9%. Турция занимает седьмое место среди внешнеторговых партнеров России, в т.ч. шестое по экспорту и тринадцатое по импорту. Доля Турции во внешнеторговом обороте России составляет более 4%.

В 2011 г. объём взаимной торговли по сравнению с 2010 г. вырос на 26% и составил почти 32 млрд долл. США. В январе-сентябре 2012 г.российско-турецкий товарооборот достиг 25,6 млрд долл. США. Прирост составил 14,3% по сравнению с аналогичным периодом 2011 года. Актуальной и реальной остается задача вывода в ближайшие годы двустороннего товарооборота на уровень 100 млрд долл. США.

Продолжает расширяться сотрудничество в энергетической сфере. В настоящее время Турция занимает второе место после Германии по объемам закупок российского природного газа. Россия же для Турции – главный и надежный поставщик «голубого топлива» (около 65% всего закупаемого за рубежом газа). По данным ОАО «Газпром экспорт», в 2011 г. в Турцию поставлено 26 млрд м³ российского природного газа (на 44,3% больше, чем в 2010 году). В октябре 2012 года «Газпром» дважды увеличивал объём поставок газа в Турцию в связи с перебоями в транспортировке в страну иранского газа.

Крупнейшим инвестиционным проектом России в Турции является сооружение атомной электростанции на площадке «Аккую», общая стоимость которого составляет порядка 20 млрд долл. США. Проект сооружения АЭС «Аккую» в Турции является первым в мире проектом АЭС, реализуемым по модели «BOO» (build-own-operate, строй-владей-эксплуатируй), когда фактическим заказчиком и собственником АЭС является сторона, обеспечивающая исполнение проекта.

АЭС «Аккую» представляет 4 блока мощностью 1200 МВт каждый, потенциальный объем выработки электроэнергии составляет порядка 32 млн. МВтч. В соответствии с Соглашением между правительством Российской Федерации и правительством Турецкой Республики о сотрудничестве в сфере строительства и эксплуатации атомной электростанции на площадке «Аккую» в Турецкой Республике 13 декабря 2010 года учреждена Проектная компания по реализации Проекта строительства АЭС на территории Турции. Данная компания учреждена в форме акционерного общества в соответствии с законами и нормами Турецкой Республики. В июле 2011 г. подписано соглашение с органами государственной власти Турции о передаче российской стороне земли в округе Гюльнар вилайета Мерсин, что на побережье Средиземного моря, где будет осуществлено строительство АЭС. В 2011 году ОАО «Атомэнергопроект» завершило первый этап изыскательских работ на площадке АЭС.

В рамках содействия Турецкому агентству по атомной энергии (ТАЕК) представители МАГАТЭ в августе посетили площадку АЭС «Аккую». Показателен тот факт, что по итогам визита эксперты МАГАТЭ дали высокую оценку организации и техническому уровню исполнения инженерных изысканий, отметив их соответствие руководящим документам и требованиям МАГАТЭ. Продолжается обучение турецких студентов в НИЯУ МИФИ.

Успешно реализуется стратегический проект сооружения газопровода «Южный поток». Российская сторона проводит комплексные инженерно-геологические изыскания в исключительной экономической зоне Турции в Черном море.

Крупным инвестиционным проектом является покупка компанией «ЛУКОЙЛ» 100% акций крупного турецкого оператора сети АЗС «Акпет», который покрывает 5% турецкого розничного рынка нефтепродуктов. «Акпет» включает в себя около 700 АЗС на основе дилерских соглашений, восемь нефтепродуктовых терминалов общей емкостью 300 тыс. куб. м, пять хранилищ сжиженного углеводородного газа емкостью 7,65 тыс. куб. м, три авиатопливозаправочных комплекса емкостью 7 тыс. куб. м, завод по производству и фасовке моторных масел мощностью 12 тыс. тонн в год. Шесть из восьми нефтепродуктовых терминалов располагают возможностью осуществлять морскую перевалку, три терминала из восьми соединены с НПЗ «Тюпраш» нефтепродуктопроводами. Общая сумма сделки составила 555 млн долл. США. Все деньги российским покупателем уже выплачены.

Активно сотрудничает с турецкими партнерами ОАО «ИНТЕР РАО ЕЭС. Российская компания через свое дочернее предприятие в Турции «ТГР Энерджи» осуществляет импорт электроэнергии из Грузии и России транзитом через территорию Грузии в Турцию по линии электропередачи 220 кВ «Батуми (Грузия) — Хопа (Турция)». В рамках договоров поставки электроэнергии, заключенных между турецкой компанией «Акса Энерджи Юретим» и «ТГР Энерджи» на территорию Турции по высоковольтной линии 220 кВ «Батуми -Хопа» поставлено электроэнергии в 2010 г. — 67 млн. кВтч, в 2011 г. -132 млн. кВтч.

Российско-турецкие торгово-экономические связи не ограничиваются энергетикой. Успешным примером сотрудничества, базирующегося на современных технологиях, является осуществленное ОАО «Магнитогорский металлургический комбинат» (ММК) строительство металлургического комбината в городе Искендерун мощностью 2,3 млн тонн листового проката в год. Объем инвестиций оценивается в 1,4 млрд долл. США. 9 марта 2011 г. состоялся пуск в эксплуатацию этого завода. После этого руководство Магнитогорского металлургического комбината выкупило долю своего турецкого партнера — компании «Атакаш Груп» в металлургическом комплексе «ММК-Атакаш» за 485 млн долл. Таким образом, в результате сделки ОАО ММК консолидировал 100% акций компании. На турецком рынке хорошо зарекомендовали себя также такие компании, как ОАО «ВО «Техностройэкспорт», ОАО «Силовые машины» и другие.

Один из свежих примеров инвестиционного сотрудничества – российская компания «Группа ГАЗ» в начале декабря этого года планирует совместно с турецкой компанией «Мерса Отомотив» открыть в турецком городе Сакарья предприятие по производству российских коммерческих автомобилей «Газель». Помимо сборочного производства (12 тысяч автомобилей в 2013-2015 годах) предусматривается создание полноценной сбытовой и сервисной сети.

Россия и Турция наработали определенный опыт военно-технического сотрудничества и рассматривают это направление как важную и перспективную составляющую российско-турецких отношений. Примерами успешного взаимодействия в области ВТС в последний период стали поставки Турции противотанковых ракетных комплексов средней дальности «Корнет-Э», подключение России к тендеру по системам ПВО большой дальности. Вместе с тем, потенциал двух стран в этой сфере далеко не использован в полной мере, ведь Турция была первой страной НАТО, которая заключила с Россией ряд весомых контрактов в этой сфере. Существует хорошая договорно-правовая база между двумя странами. По мнению экспертов, необходима, прежде всего с турецкой стороны, политическая воля для реализации ряда выгодных для обеих сторон контрактов. Этот вопрос также может быть предметом обсуждения в рамках предстоящих переговоров на высшем уровне.

Политический диалог В.Путина и Р.Эрдогана дал мощный импульс сотрудничеству по линии правоохранительных органов и спецслужб. Оба лидера затронут этот вопрос в Стамбуле, в том числе в плане эффективной реализации договоренности о тесном взаимодействии в сфере обеспечения безопасности Универсиады в Казани и Олимпиады в Сочи. И Москва, и Анкара заинтересованы в поддержании постоянных рабочих контактов по антитеррористической линии.

Активно развиваются контакты в банковской сфере. В декабре 2011 года в Москве открылось представительство уже седьмого турецкого банка – «Делового банка Турции» («Тюркие Иш Банкасы»). В июне 2012 года «Сбербанк России» купил турецкий банк «Денизбанк», входящий по размеру активов в десятку ведущих финансовых институтов Турции. Эта крупнейшая за всю историю «Сбербанка» международная сделка позволила российскому банку занять лидирующие позиции в быстро растущем банковском секторе турецкой экономики и превратиться в ведущее международное финансовое учреждение. Известно, что «Сбербанк России» намерен и далее укреплять свои позиции на российском рынке.

Имеется значительный потенциал для наращивания достигнутого уровня инвестиционного сотрудничества. Наблюдается заметное повышение интереса российских инвесторов к осуществлению капиталовложений в растущую турецкую экономику, в частности, в такие области как телекоммуникации, черная металлургия, атомная энергетика, банковское дело, ТЭК. Накопленные инвестиции из России в Турцию за первое полугодие 2012 года составили 1 млрд 372 млн долл. США, из Турции в Россию – 566 млн долл. США. Необходимо отметить, что Россия и Турция не останавливаются на достигнутом, а ищут новые формы сотрудничества, в том числе, в таких высокотехнологичных областях, как спутниковая связь, освоение космоса.

Что касается турецких инвестиций в Россию, то основными направлениями по-прежнему являются текстильная, пищевая, химическая, деревообрабатывающая, электронная и электротехническая промышленность, производство строительных и отделочных материалов и сфера услуг: торговля, туризм, банковский сектор. В настоящее время особенностью инвестиционной деятельности турецких компаний являются перевод капиталовложений из крупных мегаполисов в регионы, в частности из Москвы в Подмосковье и приграничные с Московской областью Смоленскую, Владимирскую, Рязанскую области. Существенное внимание турецкий бизнес проявляет к развитию инвестиционного сотрудничества с субъектами Южного Федерального округа России, а также инвестирование в особые экономические зоны (ОЭЗ).

При этом практически не поддаются учету инвестиции во многие СП и предприятия, взятые турками в долгосрочную аренду, поскольку эти инвестиции, направленные на модернизацию и улучшение их работы, осуществляются путем приобретения оборудования и материалов на российском рынке, а также финансовые инвестиции турецких банков.

В качестве примера успешной работы предприятий с турецким капиталом можно привести деятельность новороссийской обувной фабрики «Брис-Босфор». Стабильно работает совместное предприятие «Рокланд» в Серпухове Московской области, 40% капитала которого принадлежит компании «Аймасан», а 60% российским партнерам. Продукция этого предприятия реализуется под торговой маркой «Терволина». Аналогичное сотрудничество налаживается в городах Тверь и Галич Костромской области на кожевенном заводе с участием турецкой компании «Саркем». Примером кооперации с турецкими текстильными компаниями является ЗАО Корпорация «Глория-Джинс» в Ростовской области. Это предприятие выпускает куртки, платья, брюки, сарафаны из джинсовых тканей турецких производителей.

Одним из важнейших направлений российско-турецких двусторонних отношений является межрегиональное сотрудничество. Традиционными крупнейшими российскими партнерами Турции являются Москва, Московская область, Санкт-Петербург, республики Татарстан и Башкортостан, Краснодарский и Ставропольский края, Ростовская, Смоленская, Рязанская, Владимирская области. Энергично развиваются контакты с участием республик Калмыкия, Дагестан, Свердловской и Оренбургской областей.

Расширяется сотрудничество в сфере сельского хозяйства. В настоящее время поставки сельскохозяйственной продукции являются одной из важнейших статей турецкого экспорта в Россию, поэтому эта сфера находится под самым пристальным вниманием турецкого руководства. Турецкая сторона постоянно ратует за снятие технических и нетарифных ограничений в торговле сельскохозяйственной продукцией. Российская сторона исходит из объективной необходимости обеспечения безопасности пищевой продукции.

Важным направлением российско-турецкого многопланового партнерства являются культурно-гуманитарные связи, пути активизации которых будут также рассмотрены в рамках предстоящего российско-турецкого саммита. И в Москве, и в Анкаре уверены, что этот сегмент двусторонних отношений должен соответствовать уровню политического и экономического диалога между двумя странами. Для реализации этой цели идет кропотливая работа по подготовке межправительственного соглашения о деятельности культурных центров, подписание которого в планах обеих сторон.

Российско-турецкие связи в культурно-гуманитарной сфере осуществляются сегодня на основе российско-турецкого Межправительственного Соглашения о культурном и научном сотрудничестве от 19 июля 1994 года и Программы сотрудничества между Российской Федерацией и Турецкой Республикой в области образования, науки, культуры, молодежных обменов и спорта, подписанной в августе 2009 года.

С целью активизации общественных отношений и углубления взаимопонимания между двумя странами в областях культуры и искусства, образования и науки, истории, СМИ, правовых вопросов, спорта и религии в 2010 году в рамках российско-турецкого Совета сотрудничества высшего уровня (ССВУ) был сформирован Форум общественности. В ходе второго заседания ССВУ в Москве 16 марта 2011 года был подписан протокол о деятельности Форума, определивший его функции и задачи.

Вместе с тем, нерешенность ряда организационных вопросов препятствует полномасштабной деятельности Форума. Необходимо уже в ближайшее время сформировать тематические рабочие группы и  провести первое общее заседание всех его участников. Ведь среди участников Форума много известных представителей обеих сторон, которые могут внести реальный вклад в развитие народной дипломатии, роль которой в укреплении российско-турецкого партнерства в последние годы динамично возрастает.

Большое значение в сближении народов России и Турции имеет развитие связей в области туризма. Существенный импульс их расширению был дан вступлением в силу 16 апреля 2011 года Соглашения об условиях взаимных поездок, которое отменило визы для граждан двух стран, прибывающих в Россию и Турцию на срок до 30 дней. В 2012 году турецкие власти в одностороннем порядке в соответствии с постановлением правительства Турецкой Республики увеличили с 30 до 60 дней срок безвизового пребывания граждан Российской Федерации с 4 мая по 31 декабря 2012 года при условии нахождения в стране не более 90 дней в 180-дневный период.

По итогам 2011 года количество россиян, посетивших Турцию, достигло 3,5 млн человек. Вместе с тем, по данным Ростуризма, постоянное увеличение в последние годы взаимных туристических потоков несколько стабилизировалось. В первой половине 2012 года наблюдался некоторый спад (8,5 процентов) количества поездок из России в Турцию – 1,3 млн чел. по сравнению с 1,4 млн чел. в первом полугодии 2011 года. Несмотря на активизацию посещений России турецкими гражданами после упрощения визового режима, в соотношении поездок российских туристов в Турцию и турецких в Россию в 2010-2011 гг. сохраняется значительная диспропорция. Так, в первом полугодии 2012 года в Россию въехало 135 тыс. турецких граждан, что на 24,4% больше по сравнению с первым полугодием 2011 года.

С учетом возрастающего количества россиян, выбирающих Турцию в качестве туристического направления, все острее встают вопросы обеспечения безопасности российских граждан, защиты их прав и законных интересов, предоставления им качественных услуг. Российская сторона в ходе стамбульского заседания ССВУ, думается, привлечет внимание турецких коллег к необходимости принятия конкретных мер по недопущению дорожно-транспортных происшествий, пищевых отравлений, обеспечения безопасности при активных видах отдыха в Турции. С этой целью надо продолжать активно использовать созданную в рамках российско-турецкой межправительственной Комиссии по торгово-экономическому сотрудничеству Рабочую группу по туризму. Всего в 2009-2012 гг. состоялось семь ее заседаний, очередное прошло 16 октября 2012 года в Анталье.

Анализ вышеизложенного позволяет сделать вывод о том, что лидеры двух стран по итогам предстоящих переговоров еще раз подтвердят политическую волю наращивать российско-турецкие связи по всем направлениям, содействовать увеличению объемов взаимных инвестиций, уделяя особое внимание энергетике, в том числе атомной.

Несмотря на то, что предстоящий визит в Турцию российского президента носит рабочий характер, планируется подписание ряда двусторонних соглашений. Среди готовящихся документов – межправительственная Среднесрочная программа торгово-экономического и научно-технического сотрудничества на 2012-2015 годы, межправительственное Соглашение о деятельности культурных центров, а также документы, связанные с выходом на турецкий рынок «Сбербанка России».

Мы затронули далеко не все аспекты многопланового российско-турецкого сотрудничества, однако рассмотренные направления двустороннего партнерства позволяют сделать вывод о его внушительном объеме и реальном значении с точки зрения национальных интересов двух стран, а также региональной и глобальной стабильности. Россия и Турция – два важных евразийских государства, скоординированные действия которых в рамках комплексного многопланового партнерства могут обеспечить решение этих задач в условиях сложной международной ситуации. Реальное развитие  событий в мире и практика отношений Турции и России в течение последних десяти лет красноречиво подтверждают необходимость дальнейшего укрепления доверия и углубления взаимодействия между Москвой и Анкарой.



                 Р.Эрдоган, являясь мэром Стамбула, в 1998 году был осужден по ст.312 УК Турции за чтение на одном из митингов стихов, которые были расценены судом как призыв к «разжиганию в обществе вражды и ненависти по религиозному признаку». Провел в заключении 4 месяца. Возглавил «реформаторское крыло» в исламском политическом движении, организационно оформившееся в августе 2001 года в Партию справедливости и развития (ПСР).

В силу ограничений в отношении лиц, имеющих судимость по «политической» статье, не смог принять участие в парламентских выборах 3 ноября 2002 года. Вслед за изменением турецкого законодательства 9 марта 2003 года на повторных выборах в провинции Сиирт был избран депутатом парламента, а уже 11 марта получил мандат на формирование правительства. 14 марта 2003 года состав нового кабинета министров во главе с Р.Эрдоганом был одобрен президентом Турции.

 

 

 

42.94MB | MySQL:87 | 0,721sec