Ситуация в Тунисе: октябрь 2012 г.

В октябре правительство исламистов оказалось на грани кризиса легитимности, поэтому вынуждено было пойти на серьезные политические уступки светским кругам. Была назначена дата следующих парламентских и президентских выборов – 23 июня 2013 г., второй раунд президентских выборов – 7 июля. Кроме того, на официальном уровне было признано, что радикальный ислам представляет угрозу безопасности. Журналисты добились утверждения правительством декретов, касающихся свободы СМИ. Вместе с тем межпартийная борьба обострилась до крайней степени: против правительственного движения умеренных исламистов «Ан-Нахда» было выдвинуто обвинение в политическом убийстве одного из функционеров оппозиционной партии «Призыв Туниса».

Внутренняя политика

Неспособность управлять социально-экономической ситуацией так, чтобы улучшить качество жизни граждан, двойственная позиция в отношении радикальных исламистов (салафитов), приводящая к снижению уровня безопасности, а также попытка контролировать информационное пространство – так выглядел в глазах многих граждан итог годового пребывания правительства исламистов у власти. (Движение умеренных исламистов «Ан-Нахда» победило на выборах 23 октября 2011 г. и создало коалицию с двумя светскими партиями, составив большинство в Национальном учредительном собрании). Некоторые события октября лишь добавили сочных красок в этот букет народного недовольства.

Так, многие города центральных и южных провинций были свидетелями эпизодических антиправительственных демонстраций на социально-экономической почве (задержка зарплат, безработица, перебои с электроснабжением и водой). Развернувшаяся еще в сентябре борьба жителей провинции Сиди-Бу-Зид (400 тыс. чел.) с местным руководством вылилась в начале октября в отставку губернатора этой провинции. Назначение на эту должность Амара Тлижани, экономиста, руководившего проектами регионального развития при прежнем президенте Зине аль-Абидине Бен Али, не удовлетворило жителей округа, заметивших, что правительство назначило губернатором человека, ранее не справлявшегося со своими обязанностями и связанного с диктаторским режимом. Таким образом, протесты не утихли. Похожая ситуация скалывалась в городах Тала и Кассерин, а также Кебили, где жители заблокировали центральную автотрассу. В очередной раз до конца месяца был продлен режим чрезвычайного положения, усилена охрана госучреждений, иностранных культурных миссий.

3 октября временный президент Туниса Монсеф Марзуки заявил в интервью газете «Аль-Хайат», выходящей в Лондоне, что радикальные исламисты представляют собой угрозу Арабскому Магрибу,  превращая его в анклав терроризма. Он напомнил, что полиция оценивает количество салафитов в Тунисе в 3 тыс. человек, притом «все они идентифицированы». [1]

Факт того, что полиция получила санкцию на открытое противодействие салафитам после предпринятого ими в прошлом месяце штурма американского посольства, кажется, напугал местных радикальных имамов. Так, 11 октября группа шейхов выступила с проповедью, в которой упрекала правительство в травле салафитов и не исключала, что в ближайшее время следует ожидать «подстроенных инцидентов», которые могут быть списаны на счет салафитов. Шейхи призвали своих последователей отказаться от агрессии, а правительство – не перегибать палку и не возвращаться к практике прежнего режима. [2] Между тем участились случаи агрессивного нападения салафитов на полицейские участки. В октябре подобные противостояния стоили двум салафитам жизни. [3]

В связи с пошатнувшейся позицией тунисских салафитов представляет интерес секретное видео-обращение к ним лидера движения «Ан-Нахда» Рашида аль-Ганнуши. На видео он вдохновлял их «действовать мудро, чтобы закрепить победу над секуляристами». Р.аль-Ганнуши просил мусульманскую молодежь не поддаваться иллюзорным представлениям о легкой победе исламских сил, а набраться терпения для того, чтобы усилить те достижения, которых удалось добиться путем революции. Он напомнил салафитам об алжирском опыте, когда победа на выборах создала у исламистов иллюзию контроля над страной и курса на исламизацию, однако ситуация вскоре коренным образом изменилась. «Мечети в наших руках, читайте там лекции, организуйте радио- и телевещание, открывайте коранические школы. Просвещайте население страны, которое за время правления Бен Али отдалилось от исламских ценностей», – советовал лидер исламистов. Кроме того, Р.аль-Ганнуши сетовал, что основные рычаги управления продолжают оставаться в руках сторонников Запада, поэтому «администрация, полиция, армия и СМИ не заслуживают доверия». Видео появилось в сети Интернет 10 октября, а обращение, как подтвердил сам оратор, было сделано в феврале 2012 г.

Разумеется, упомянутая речь к салафитам не осталась незамеченной светской оппозицией, осудившей нахдистов за двойную игру и дискредитацию государственных институтов. Пресс-служба «Ан-Нахды» парировала, что видео попало в Интернет частями, и некоторые предложения вырваны из контекста. [4] Министерство обороны тут же опровергло связи с какой-либо политической партией или течением, в ответ на обвинения оппозиционеров в попытке лидеров «Ан-Нахды» создать исламское государство и подчинить себе для этого армию. [5]

В Национальном учредительном собрании (НУС) по поводу речи Р.аль-Ганнуши было созвано экстренное совещание. 11 октября 75 депутатов подписали коллективную петицию, в которой требовали роспуска движения «Ан-Нахда», поскольку оно «осуществляет заговор с целью подрыва светских основ и внутреннего порядка в государстве». Соответствующий иск был подан в суд г. Махдия. [6]

Наступление на исламистов усилилось по мере того, как приближалось 23 октября, когда, по мнению ряда политологов, должен был истечь срок полномочий правительства. Такую позицию проводил, в частности, лидер партии «Призыв Туниса» Беджи Каид ас-Себси. По его мнению, после 23 октября 2013 г. «легитимность правительства будет исчерпана, а возложенная миссия по утверждению новой конституции провалена». 13 октября Республиканская партия (объединившая 9 апреля 2012 г. Прогрессивную демократическую партию, партию «Тунисские перспективы», партию «Инициатива» и др.) предложила сформировать новое правительство из независимых беспартийных кандидатов.  Один из ее лидеров Ахмед Неджиб аш-Шабби напомнил, что 15 сентября 2011 г. одиннадцать партий в т.ч. партии «тройки» («а\Ан-Нахда», Конгресс за республику, Демократический форум за труд и свободы) подписали документ, согласно которому предполагалось в течение года со дня избрания НУС подготовить конституцию. А эта основная задача определяла легитимность временного правительства.  Однако вскоре президент М.Марзуки упомянул, что «тройка» выходит из подписанного соглашения.

Ощущая давление общественности, а также по причине обострившихся разногласий в самой правящей коалиции «Ан-Нахда» отступила от жесткой линии по некоторым принципиальным вопросам. Председатель НУС Мустафа Бен Джаафар сообщил 12 октября в интервью агентству Франс пресс, что законопроект о богохульстве, который исламисты пытались протащить и включить в текст конституции, не будет принят, но «не потому, что мы поощряем нападки на сакральное, а потому что само сакральное трудно поддается определению». «Мы чувствуем, что позиция исламистов иногда меняется», — пояснил один из членов правительства, занятый составлением новой конституции. [7]

Кризис между партиями «тройки» был окончательно преодолен 14 октября с помощью консенсуса, что следующие президентские и парламентские выборы должны состояться не позже 23 июня 2013 г. Второй тур президентских выборов, как планируется, 7 июля 2013 г. Несмотря на твердое требование исламистов об установлении парламентской республики, коалиционное правительство «одобрило смешанный тип политической системы, где президент будет избираться всеобщим голосованием…Это создаст баланс ветвей власти».  Разумеется, еще до парламентских выборов необходимо утвердить конституцию, окончательный проект которой, как ожидается, будет представлен в НУС в ноябре 2012 г. СМИ также сообщают, что председателем независимой избирательной комиссии решено назначить Камеля Джендуби, который исполнял эту обязанность на предыдущих выборах 2011 г. [8]

Решение «тройки» было одобрительно воспринято со стороны лидеров оппозиционных партий («Призыв Туниса», Республиканской партии и др.). Однако бросалось в глаза то, что «тройка» поспешила разрешить кризисную ситуацию прежде, чем 16 октября Всеобщий союз тунисских трудящихся  (главный профсоюз Туниса) организовал круглый стол с участием более 60 политических организаций по поводу будущей конституции, где две партии правящей коалиции – «Ан-Нахда» и Конгресс за республику, принять участие отказались. Политологи назвали в числе причин нежелание встречаться лицом к лицу с членами партии Каида ас-Себси «Призыв Туниса», главного соперника исламистов. Пусть даже на приглашение откликнулись лидер «Ан-Нахды», премьер-министр Хамади аль-Джебали и бывший генсек партии КЗР, президент Туниса М.Марзуки. Вероятно, партии «тройки» не намерены вести реальный диалог с оппозицией и предпочитают держаться узкого состава в принятии стратегических решений.

Еще больше подозрений и негодования вызвало сообщение пресс-службы партии «Призыв Туниса», что 18 октября один из ее лидеров был избит до смерти сторонниками движения «Ан-Нахда». Лотфи Негед скончался в больнице после того, как в офис местного отделения профсоюза в г. Татавин (600 км южнее столицы), которое он возглавлял, ворвались «проправительственные демонстранты» и учинили там драку с единомышленниками партии «Призыв Туниса». В результате Негед получил смертельные травмы и, по версии пресс-секретаря МВД, скончался от сердечного приступа. Однако МВД не связало происшествие с нападением на офис исламистов, а сослалось на общее состояние здоровья пострадавшего. По мнению оппозиции, это было первое преднамеренное политическое убийство, пусть даже свою вину за него «Ан-Нахда» отрицает. Факт убийства подтвердил и резко осудил президент страны.  [9] На следующий день после этого правительство назначило нового начальника национальной гвардии (орган, подчиненный МВД). Им стал Абдельхамид Бузейид вместо Мухаммеда Набиля Обейда. Между тем некоторый оппозиционеры стали настаивать на аресте министра МВД Али Ларайеда.

Исламистам ничего не оставалось, как сдать свои позиции перед журналистами, которые организовали небывалую массовую забастовку. На протяжении более полугода работники СМИ жаловались, что правительство ущемляет свободу прессы и права граждан на свободу слова. В укор властям ставилось назначение на руководящие посты в сфере СМИ людей, связанных с исламистами, без учета профессиональных характеристик. 17 октября так или иначе ограничили вещание все центральные СМИ: национальное информагентство Tunis Afrique Presse, издательский дом «Дар ас-Сабах» (газеты Le Temps и «Ас-Сабах»), частная радиостанция Mosaique FM, которая как и многие другие радиостанции, передавала лишь новости о забастовке и революционные песни. Тунисцы, смотревшие телевизор, могли узнавать новости лишь по бегущей строке, информационные выпуски не выходили. Молодежное движение «Икбас», близкое к «Ан-Нахде» в ответ бойкотировало СМИ. Сотни журналистов за пределами Туниса выражали свою солидарность бастующим, собираясь на час-два около посольств североафриканской страны за рубежом.

Вечером 17 октября правительство объявило о намерении одобрить резолюции 115 «о свободе прессы, печати и публикации» и 116 «об учреждении Высшей независимой комиссии по средствам аудио-видеоинформации», разработанные при прежнем временном правительстве Каида ас-Себси. Оба законопроекта были тогда подписаны президентом Фуадом Мебазой, однако позже не утверждены нынешним правительством якобы из-за недоработанности. Напомним, что по причине нарушения этих резолюций Комиссия по реформе СМИ, созданная 2 марта 2011 г., объявил о самороспуске 4 июля 2012 г. Процесс подготовки к реформе был заморожен. [10]

18 октября министр экономики  Туниса Рида Саиди сообщил, что в ответ на осуждения правительства в попытке контролировать СМИ будет открыт негосударственный сетевой телеканал, посвященный достижениям нового правительства.  К концу октября журналисты издательского дома «Дар ас-Сабах» прекратили голодную забастовку после встречи с премьер-министром, на которой «был достигнут компромисс». Речь идет об отставке назначенного в августе 2012 г. без предварительных консультаций с профессиональными кругами главы холдинга Лотфи Туати.

Ввиду сложившейся политической напряженности годовщина первых свободных демократических выборов в Тунисе — 23 октября, не была отмечена пышным празднованием. На официальном уровне депутаты НУС провели тематическое заседание. Политические группировки разного толка и убеждений устраивали мероприятия по отдельности. Самым массовым из них было шествие оппозиционных партий с участием до 5 тыс. чел., которые собралось на проспекте им. Хабиба Бургибы в сердце столицы, чтобы выразить протест против политического насилие со стороны движения «Ан-Нахда».

Зал собраний НУС оказался в памятный день полупустым, т.к. многие депутаты событие проигнорировали. Президент страны Монсеф Марзуки призвал оппозицию к конструктивному диалогу, отказу от информационной войны и указал в своей речи, что «невозможно что-либо создать на основе взаимной ненависти». Премьер-министр Хамади аль-Джебали говорил о необходимости осознать «историческую ответственность»  и «не загонять страну в кризис, избежать эскалации насилия». Представленный членами «Ан-Нахды» отчетный доклад констатировал некий экономический рост, повышение уровня безопасности и успешную борьбу за свободы, недоступные при прежнем диктаторском режиме. Однако доклады правозащитных организаций, подготовленные параллельно и, конечно, не представленные в НУС, изобиловали сведениями об обратном итоге пребывания исламистов у власти. «Один шаг вперед, два — назад» — так красноречиво был озаглавлен доклад Amnesty International. Критики были едины во мнении, что правительство не справляется с задачей улучшения условий жизни, решением проблемы безработицы, преступает гражданские свободы, сеет политическое насилие и не способно защитить граждан от произвола, на который решаются салафиты.

Внешняя политика

5 октября на дипломатическом саммите Группы «5+5» (Франция, Испания, Португалия, Италия, Мальта, Тунис, Алжир, Ливия, Марокко и Мавритания — по пять стран с каждой стороны Средиземного моря) тунисский президент М.Марзуки заявил, что преобразования в Северной Африке неопасны для Европы. В ответ на упрек в неспособности контролировать салафитов он заметил, что их не стоит опасаться, поскольку «антидемократическая исламская политическая система не встретит поддержки народа… мы хотим исламской демократии, а не авторитаризма». Тунисский президент подчеркнул, что перед европейскими партнерами открылись большие инвестиционные возможности, поскольку весь регион Северной Африки крайне нуждается в создании инфраструктуры. В то же время Марзуки признал, что проблема нелегальной миграции приняла характер гуманитарной катастрофы в Средиземном море, поэтому необходимо сотрудничество для предотвращения случаев смерти мигрантов. [11] По итогам форума была достигнута договоренность объединить усилия членов Группы «5+5» для борьбы с нелегальной миграцией. В итоговом коммюнике осуждались действия режима Башара Асада в Сирии. Среди других важных тем обсуждались проекты экономического развития, в том числе использования солнечной энергии.

16 октября глава департамента министерства иностранных дел Швейцарии по правовым вопросам Валентин Зельвегер сообщил, что в Тунис в ближайшее время вернется 60 млн швейцарских франков из замороженных счетов тунисских олигархов, замеченных в незаконных финансовых махинациях при прежнем режиме. Речь идет о счетах 48 человек, связанных с режимом Бен Али.

21 октября премьер-министр Туниса Х.аль-Джебали в интервью французской газете Le Parisien призвал США и Евросоюз инвестировать в тунисскую демократию, подчеркнув, что «главной целью правительства является создание образцовой демократии для Ближнего Востока». Без поддержки со стороны партнеров, по мнению Х.аль-Джебали, «Тунис ждет хаос и анархия, а это будет иметь отрицательные последствия в глобальном масштабе». [12]

Таким образом, движение умеренных исламистов, хотя и удержалось у кормила власти, все же вынуждено было в октябре терпеть политические поражения одно за другим, приняв во внимание объективные требования светской общественности. При этом исламисты умело строят хорошую мину при плохой игре, видимо, надеясь максимально использовать административный ресурс и покончить с политическими конкурентами до начала следующих выборов.

 

[1] http://alhayat.com/Details/440440

[2] http://www.elaph.com/Web/news/2012/10/767363.html?entry=arab

[3] http://www.aljazeera.net/news/pages/9ab04bcb-2792-4d1e-bff9-0e22adb72b4d

[4] http://ara.reuters.com/article/topNews/idARACAE89906J20121010

[5] http://www.attounissia.com.tn/details_article.php?a=71923&t=42&lang=ar&temp=1

[6] http://www.bbc.co.uk/arabic/interactivity/2012/10/121012_comments_alnahda_tunisia_party.shtml

[7] http://www.alarabiya.net/articles/2012/10/12/243292.html

[8] http://www.reuters.com/article/2012/10/14/us-tunisia-elections-idUSBRE89D01120121014

[9] http://ara.reuters.com/article/topNews/idARACAE89H0BN20121018

[10] http://www.aljazeera.net/news/pages/bb55297a-e9ff-4fd7-8bd3-6e1a7c51f85d

[11] http://middle-east-online.com/english/?id=54741

[12] http://www.leparisien.fr/espace-premium/actu/l-invite-du-dimanchehamadi-jebali-premier-ministre-tunisien-21-10-2012-2251723.php

28.35MB | MySQL:67 | 0,773sec