Саммит совета сотрудничества в Манаме: определение подходов к некоторым актуальным проблемам

В конце декабря 2012 г. в Манаме, столице Королевства Бахрейн состоялся очередной саммит Совета сотрудничества арабских государств Залива (ССАГЗ).

Отличительная черта этого саммита то, что он не стал важным событием в развитии интеграционных процессов, затрагивающих государства, входящие в эту региональную организацию. В повестке дня совещания не были поставлены проблемы, которые необходимо было бы обсудить при участии всех глав государств Совета сотрудничества. Возможно, именно поэтому саммит стал обычным протокольным мероприятием, — только две страны были представлены высшими должностными лицами – королем Бахрейна как принимающей стороны и эмиром Кувейта.  Участие правителей этих двух стран-участниц ССАГЗ можно объяснить и тем, что их внутриполитическое положение остается нестабильным, и они нуждаются в поддержке своих партнеров по ССАГЗ.

Несмотря на то, что в заключительном коммюнике саммита были выражены позиции по уже ставшими традиционными основными проблемами региона: успехи в экономической интеграции, вмешательство Ирана во внутренние дела соседних государств, спорные острова, на которые претендуют Иран и ОАЭ, ядерное досье Ирана, палестинская проблема, стабильность Ирака, оказание помощи сирийской оппозиции, тем не менее, некоторые вопросы, которые были затронуты в этом документе, заслуживают особого внимания. Эти вопросы немногочисленны, — речь идет, прежде всего, о новой постановке проблемы ядерного досье Ирана.

Государства ССАГЗ в своих документах обычно подчеркивали право Ирана на развитие ядерной энергии в мирных целях. Однако в заключительном коммюнике состоявшегося в бахрейнской столице последнего саммита Совета сотрудничества было отмечено, что «ответственность за обеспечении безопасности лежит на государстве, которое эксплуатирует какой-либо ядерный объект». Далее в тексте этого документа подчеркивалось: «Государство, эксплуатирующее ядерный объект, должно охранять окружающую среду того масштабного географического пространства, которое включено в понятие “регион”. Оно должно неукоснительно соблюдать все требования, касающиеся обеспечения безопасности и нераспространения». Далее в заключительном коммюнике Манамского саммита, речь шла уже непосредственно об Иране. В цитируемом документе говорилось о том, что «Иран приступил к эксплуатации ядерного реактора в Бушере, и, в связи с этим, государства ССАГЗ призывают его к полной открытости в этом вопросе, а также к немедленному присоединению к соглашению о ядерной безопасности и внедрению самых жестких требований по обеспечению безопасности на своих ядерных объектах».

Этой теме было посвящено несколько интервью высокопоставленных лиц, представляющих государства-члены ССАГЗ, в которых они разъясняли позиции своих стран по этому вопросу. Халед бен Ахмед Аль Халифа – министр иностранных дел Бахрейна в интервью газете «Аш-Шарк Аль-Аусат» следующим образом объяснил озабоченность государств ССАГЗ: «Ядерные реакторы Ирана находятся в непосредственной близости от государств Совета сотрудничества, что создает угрозу окружающей среде. Использование же ядерной энергии в Иране, — по мнению бахрейнского министра иностранных дел, — представляет реальную и серьезную опасность, которую государства ССАГЗ должны принимать во внимание».

В интервью Абдаллы бен Акля Аль-Хашима – заместителя генерального секретаря ССАГЗ по вопросам человеческих ресурсов и окружающей среды, данном той же газете, была изложена история использования в Иране ядерной энергии. Высокий чиновник Совета сотрудничества отметил, что Иран располагал 23 ядерными реакторами, в том числе в Бушере, еще в середине 1970-х гг., во времена правления шаха, до свершения «хомейнистской» революции. Показательно, что чиновник высокого ранга, представляющий Совет сотрудничества, объединяющий шесть мусульманских государств, не называл революцию, которая произошла в Иране, исламской, тем самым подчеркивая свое отношение к установленному там режиму. Далее он излагал известные факты, что в создании реакторов в Бушере участвовала германская компания, но после «хомейнистской революции» все работы были приостановлены и возобновлены в 1995 г. с помощью российской компании.

Высокий чиновник Совета сотрудничества добавлял далее, что страны ССАГЗ испытывают «все возрастающие опасения, связанные с эксплуатацией ядерных реакторов в Бушере, где не были приняты необходимые меры безопасности, что создает угрозу для всех государств  региона Залива, в том числе и Ирана». По словам Аль-Хашима, Иран пренебрег «советами русских, которые считали нецелесообразным продолжать давно начатое строительство атомной электростанции, но иранское правительство настояло на его завершении с тем, чтобы начать ее эксплуатацию в сентябре 2011 г.». Он указал и на то, что иранское правительство опровергло сведения, появившиеся в средствах массовой информации, о недоделках, которые были допущены при строительстве атомной электростанции в Бушере, на которые указывали иранские ученые.

Серьезные обвинения в адрес Ирана, выдвинутые Аль-Хашима, касались того факта, что «Иран является единственной страной, имеющей атомную электростанцию, которая не подписала международное соглашение об обеспечении безопасности при ее эксплуатации, подписанное после аварии на Чернобыльской атомной электростанции в 1986 г.». Еще одна проблема, связанная с эксплуатацией атомной электростанции в Бушере, заключается в том, что, как утверждал Аль-Хашим, «иранские ученые указывают на то, что эта станция расположена в сейсмически опасном районе, что может привести к катастрофе, от которой пострадают люди, экономика и окружающая среда всего мира, и, в особенности, государств Залива и самого Ирана». По мнению заместителя генерального секретаря ССАГЗ по вопросам человеческих ресурсов и окружающей среды, «элементы обеспечения безопасности на атомной электростанции в Бушере недостаточны, тем более, что государства Залива используют в значительных количествах опресненную воду Залива, поэтому, в случае аварий на атомной электростанции, гуманитарная катастрофа будет иметь огромные масштабы».

Позиция глав государств Совета сотрудничества по проблеме использования ядерных реакторов, вписывается в их общую политику, которую они проводят в отношении Ирана, рассматривая его, как реальную угрозу региональной безопасности.

На саммите в Манаме была рассмотрена и проблема повышения уровня интеграции и превращения «Совета сотрудничества» в «Союз». Эта инициатива саудовского короля встретила поддержку всех стран-участниц объединения арабских монархий Залива. Они осознают необходимость укрепления единства и объединения усилий для отражения новых угроз, возникших в арабском мире. В то же время практическое воплощение этой идеи, по всей вероятности,  вызывает разногласия. Об этом свидетельствует и текст, принятого на саммите в Манаме документа, озаглавленного Сухейрская декларация (по названию дворца бахрейнского короля). Этот документ носит ярко выраженный декларативный характер.

В нем, ссылаясь на четвертую статью Устава ССАГЗ, которая провозгласила «координацию действий, единство и тесные связи между государствами-членами  во всех областях, двигаясь к их единству и веря в общность судьбы и единство целей, к которым стремятся их народы», главы государств подтвердили некоторые основополагающие положения. Они подчеркнули, что «агрессия против одного государства-члена Совета сотрудничества означает агрессию против всех членов организации. Любая опасность, угрожающая одному из государств, угрожает всем государствам объединения».  Была также выражена убежденность в том, что «координация, сотрудничество и интеграция всех членов Совета сотрудничества упрочит стремление к единству и послужит высшим целям арабской нации».

В принятой декларации отсутствует  указание на конкретные меры, которые необходимо принять для достижения единства. «Новое образование (киян джадид)» или «объединенная структура (манзума муттахида)» – такие выражения были использованы в анализируемом документе для характеристики более высокого уровня интеграции государств-членов ССАГЗ. Это новое объединение, как указывалось в декларации, «будет способно действовать в условиях политических, экономических, социальных и имеющих отношение к безопасности изменений и угроз, достижения единой идентичности граждан и провозглашенного единства».

Далее в декларации были отмечены те достижения, которые были осуществлены государствами-членами и те задачи, которые им предстоит решить в ближайшей перспективе. Таким образом, создание «Союза арабских государств Залива» по всей видимости,  откладывается, так как не достигнуто единство точек зрения относительно того, какие наднациональные органы должны быть созданы и в каких сферах государства-члены должны отказаться от части своего суверенитета ради создания «Союза».

50.33MB | MySQL:89 | 0,926sec