«Арабская весна» расползается в виде терроризма

Военная операция Франции в Мали против исламистких организаций и племен туарегов, недавний захват иностранных заложников в Алжире и радикализация  боевиков, воюющих в Сирии – все это свидетельствует о дальнейшем расползании «арабской весны» в регионе Ближнего Востока и Северной Африки, включая зону Сахеля, а также перерастании народных «революций» в широкомасштабные действия террористов. Хотя на первый, поверхностный взгляд, ничего общего между конфликтом в Сирии , военной операцией в Мали и терактом на газодобывающем объекте в Алжире нет. Кроме одного – все они являются порождением арабской народной «революции», начавшейся чуть более двух лет назад, оказавшейся на самом деле революцией исламистской.

В Сирии уже совершенно очевидно, что те силы, которые начинали выступление против президента Б.Асада, и в которых большинство составляли по началу относительно «умеренные» «Братья – мусульмане» и значительно число светских деятелей прозападной либеральной ориентации, все дальше отходят на задний план, а на их место заступают боевики откровенно террористических исламистских организаций, причем все больше из других арабских и исламских стран. Судя по всему, первое поколение сирийской «революции» уже и не радо, что начало вооруженную борьбу с режимом Асада. Многие из его деятелей  ностальгируют по тому времени, когда можно было спокойно заниматься бизнесом в мирной и стабильной Сирии, либо зарабатывать на сотрудничестве с этой страной, ведя дела не только изнутри, но и из-за рубежа. Сейчас же все это разрушено по мере того, как боевые действия полностью прервали любую деловую активность в стране, как разрушались наиболее крупные и активные в деловом плане сирийские города, а население их покинуло, убегая от войны.

Чтобы восстановить разрушенное и наладить вновь нормальную жизнь в Сирии , понадобится много лет после завершения конфликта, да и то, при условии, что страна не развалится на анклавы по религиозному и национальному признаку. Уже сейчас курды, проживающие на севере и северо-востоке САР фактически полностью автономны , в том числе в плане самоуправления и политического контроля над территорией своего компактного проживания. А на Западе упорно распространяются прогнозы о том, что в случае приближения конца режиму Асада, алавиты, составляющие основу правящей верхушки и ее вооруженных сил, которым просто некуда бежать, создадут свое государство в зоне компактного проживания алавитского населения между границами САР с Ливаном на юге  и Турцией на севере на полосе вдоль побережья Средиземного моря, где находятся такие крупные города как Латакия , Тартус и Банияс, чтобы не оказаться под угрозой физического уничтожения суннитскими экстремистскими силами.

То, что произойдет резкая радикализация повстанческого движения в Сирии , явно не ожидали те, кто начинал «революцию», рассчитывая на свою скорую победу с помощью катарских и саудовских денег и при политической поддержке Запада и Турции. Однако сирийский режим оказался более прочным, а сирийское население, в т.ч. его суннитская часть, более устойчиво по отношению к исламистским идеям и шариатской перспективе по сравнению с египтянами и ливийцами. Блицкриг не прошел, а конфликт затянулся почти на два года. В условиях, когда Россия и Китай не стали одобрять различные планы внешнего вмешательства под прикрытием международного зонтика в лице ООН, а сирийская армия не перешла на сторону оппозиции, да еще и при пестроте политических и идейных течений       внутри многополюсной оппозиционной коалиции, которая с трудом смогла создать относительно единую структуру, причем под мощным давлением Эр-Рияда и Дохи лишь в ноябре прошлого года, исход вооруженного конфликта в САР и время, когда это случится, пока невозможно предсказать. Пока что никто не может победить друг друга – ни правительство, ни боевики. Хотя ситуация постоянно колеблется в ту или иную стороны.

Именно в этих условиях, когда более-менее умеренные и либеральные группировки оппозиции начали впадать в политический пессимизм,  их место естественно стали занимать не просто вооруженные экстремисты, а откровенно террористические отряды, готовые сражаться против режима Асада до последнего сирийца. Этому способствовало и изменение подходов Саудовской Аравии и Катара к действиям оппозиции, поскольку на войну ими затрачены десятки миллиардов долларов, а желаемого результата все нет. ( По некоторым данным, ваххабитские монархии затратили на финансирование сирийской «революции» уже св. 150 млрд. долл., что вынудило их даже начать сворачивание собственных программ социально – экономического развития). Теперь ставка делается не на политику и международные акции по сплочению «друзей Сирии», а на целевую оплату иностранных наемников и самого радикального крыла Сирийской свободной армии (ССА) в лице де-факто бандитов и мародеров, а также оружия для них для ведения боевых действий против правящего режима и совершения терактов против мирного населения в целях его устрашения. По мере того, как сирийцы бегут в лагеря беженцев в сопредельные страны, либо просто отказываются вступать в вооруженные антиправительственные отряды, уменьшается потенциальный «контингент» для вербовки на войну. Поэтому Эр-Рияду и Дохе все чаще приходится прибегать к рекрутированию иностранных джихадистов из числа сторонников «Аль-Каиды», ее ответвлений и союзников для замены ими сирийского «компонента», который быстро тает под ударами сирийской армии. По различным оценкам, число иностранных наемников в САР уже превысило 12 тыс. чел, что составляет почти треть от всей численности активных вооруженных повстанцев с стране. На саудовские и катарские деньги их готовят в специальных лагерях в ряде арабских стран, в т.ч. В Северной Африке, вооружают, а затем переправляют в Сирию через турецкую, ливанскую, иорданскую и иракскую границы. Причем в последнее время особенно заметен рост числа суннитских джихадистов из Ирака, которые, после ухода оттуда американских войск и по мере укрепления силовых структур нынешнего режима в Багдаде с шиитским большинством, переориентировались на нового «врага» ислама в лице сирийского алавитского правительства. Боевики из суннитских районов западной иракской провинции  Аль-Анбар, примыкающей к САР, уже не могут и не хотят вернуться к мирной жизни и предпочитают зарабатывать прежним способом – войной и терроризмом, как это было с арабскими «афганцами» после ухода из Афганистана советских войск и падения режима Наджибуллы ( тогда арабские «моджахеды» вернулись домой, главным образом в Алжир и Египет, и развернули там террористические войны). Тем более что есть щедрые спонсоры в лице Саудовской Аравии и Катара, (которые в свое время поддерживали их, чтобы не допустить прихода к власти в Багдаде шиитов, связанных с Ираном), которые с охотой стали оплачивать их «работу» против Дамаска, включая нападения на транспортные конвои на шоссе Багдад – Дамаск, проходящей по провинции Аль-Анбар, которые перевозят гуманитарные грузы и военное имущество для нужд населения и сирийских властей.

«Арабская весна» расцвела и в другой части арабо-исламского мира – в Северной Африке. Там всегда было «слабое звено» с точки зрения террористической угрозы, но после падения режима Каддафи в Ливии опасность вспышек террористических атак резко возросла. Забрав с собой оружие с многочисленных военных складов в Ливии , бывшие бойцы «за свободу» в этой стране и племена туарегов хлынули в зону Сахеля , начав концентрацию сил в северной части Мали. Уже в начале 2012 года северная часть этой страны оказалась отрезанной от южных районов, где находится столица страны Бамако. Власть там перешла к «тройке» в лице «Аль-Каиды исламского Магриба» (АКИМ), Движения за единство и джихад в Западной Африке и «Ансар ад-Дин»( организация туарегов – исламистов). К ним частично примкнули и отряды Национального движения за освобождения Азавада ( провозглашенное несколько лет назад государство туарегов Сахеля). Воспользовавшись внутренними разборками внутри малийского руководства и вмешательством малийской армии в политику ( в стране сначала убрали законного президента, а затем отстранили и премьер-министра), вышеупомянутые группировки исламистов и туарегов скопили силы и в декабре 2012 года развернули наступление на Бамако с целью установления полного контроля над Мали. По оценкам экспертов, до его падения оставалось несколько дней, что побудило Париж направить туда в срочном порядке свои войска, предварительно начав бомбардировки городов севера и центра страны, контролируемых исламистами. 11 января с.г. началась наземная военная операции Франции в Мали, причем без получения мандата ООН ( он был получен чуть позже на заседании СБ ООН). Алжир и Марокко дали разрешение на пролет французских боевых самолетов и беспилотников через свое воздушное пространство для нанесения ударов по джихадистам. Сначала это делали самолеты «Рафаль», дислоцированные в самой Франции, затем к ним присоединились 8 « Миражей», находившихся в аэропорту Нджамены с 1986 года, а также дозаправщики С-135. Находясь с визитом в ОАЭ в середине января с.г., президент Франции Ф.Олланд, посетив французскую военную базу вблизи Абу-Даби заявил и о готовности привлечь к операции еще 6 «Рафалей», если этого потребует ситуация. Удары наносили и вертолеты «Газель», причем исламистам удалось сбить уже 2 из них. По признанию министра обороны Франции, военный контингент его страны и подразделения малийской армии столкнулись с ожесточенным сопротивлением хорошо обученных и отлично вооруженных боевиков. Сейчас уже более 2500 французских солдат участвуют в наземной операции в Мали, а еще 2000 человек обеспечивают ее извне. Возможно увеличение этого числа, так как межафриканские силы, созданные из подразделений 9 западноафриканских стран – Нигерии, Того, Бенина, Сенегала, Нигера, Гвинеи, Ганы , Буркина – Фасо и Чада – в количестве 5800 военнослужащих, пока не спешат передислоцироваться в Мали для смены французского контингента в соответствии с мандатом ООН. Уже сейчас очевидно, что Франция завязла в этой войне, несмотря на то, что ей оказывают логистическую помощь союзники по НАТО, включая США, Великобританию, Германию и т. д. (в основном транспортной авиацией и разведданными). Но посылать в Мали своих солдат для участия в боевых действиях они не собираются. Ирак, Афганистан и арабские «революции» видимо не прошли даром для лидеров этих стран. И лишь Франция, с ее нео – консервативной внешней политикой «а — ля – Америка», рвется в бой.

Весьма важный фактор в малийском конфликте – это не только борьба с терроризмом, но и откровенная демонстрация двойных стандартов в подходах цивилизованного Запада к «арабской весне». Ведь получается любопытная вещь – исламистов в Мали можно и нужно бомбить и физически уничтожать, так как они угрожают демократическим ценностям и представляют собой террористическую угрозу на пороге Европы, а в Сирии те же боевики «Аль-Каиды» и другие джихадисты — террористы спокойно могут воевать против законного светского правительства Б.Асада, да еще получать поддержку от Запада. Как ранее это имело место с исламистами, воевавшими с М.Каддафи или же спокойным созерцанием устранения египетского президента М.Мубарака путем уличных выступлений , организованных «Братьями-мусульманами» и другими исламистскими партиями.

Но как говорится, за что боролись, на то и напоролись. Поэтому не стоит удивляться, что уже через несколько дней после начала военной операции Франции в Мали «рвануло» в другом слабом месте поблизости – Алжире, где боевики  захватили в плен десятки иностранных заложников на крупном газовдобывающем объекте Ин-Аминас , в том числе и иностранных специалистов,  более 40 из них погибли во время спецоперации алжирского спецназа. Возникает вопрос – а где террористы учинят еще свои акции ? Ведь угрозы боевиков  раздаются уже в адрес собственно европейских стран, той же Франции. Где гарантии, что платить за политику своих стран в арабском и исламском мире не будут мирные граждане стран Запада как у себя дома, так и в арабских странах по последнему «алжирскому сценарию» или по сценарию того, как убили посла США в Бенгази? И где гарантии, что очередная народная «революция» не вспыхнет еще где-нибудь – в Марокко, Иордании, Мавритании , Алжире или Ливане ?

Ясно пока одно – действия Запада в союзе с консервативными ваххабитскими режимами Саудовской Аравии и Катара в отношении «арабской весны» выпустили джина из бутылки. Войны и конфликты на Ближнем Востоке, в Северной Африке, в Сахеле, на Среднем Востоке и в Центральной или Южной Азии могут продлиться годы, если не десятилетия. А поскольку речь идет о регионе, где сосредоточены главные нефтяные и газовые богатства мира, то от этого Запад, по крайней мере Евросоюз, вряд ли выиграет. США с их нефтяными и газовыми (из сланца) ресурсами  энергетический кризис особо не угрожает. Но совсем иное дело – ЕС и такие страны Азии как Китай, Япония , Южная Корея, государства ЮВА. А такое развитие исламских «революций» – это уже угроза мощного глобального энергетического, а значит и экономического кризиса. Сейчас очень важно понять, чем и как закончится конфликт в Сирии. Проигрыш там исламистов может остановить или ослабить натиск «арабской весны», создав условия для стабилизации в регионе. Победа исламистов, наоборот, приведет к новым конфликтам и породит новые террористические войны. Западу настало время взвесить, что важнее – ложные понятия о демократии в арабском мире или стабильность там. Но если возобладает разум, то придется решить еще одну проблему – остановить агрессивную политику ваххабитских монархий Персидского залива. Это, правда, не так уж сложно, учитывая их полную зависимость в плане безопасности от США и НАТО. Ждать ясности в том, куда пойдет развитие обстановки в арабо-исламском регионе, видимо, не так уж долго. Но спрогнозировать сценарий этого пока еще рано.

28.09MB | MySQL:64 | 0,593sec