Пора ли отменять эмбарго на поставки оружия в Сомали?

На следующей неделе в Совете Безопасности ООН планируется обсуждение происходящих  изменений в политической ситуации в Сомали и дополнительных международных усилий по скорейшей стабилизации обстановки в этой стране и регионе Африканского Рога в целом. В частности, по просьбе официального правительства Сомали и по инициативе руководства Африканского союза (АС) вновь будет поставлен вопрос об отмене действующего с 1992 года эмбарго на поставки в Сомали оружия, боеприпасов и военной техники. По убеждению новых властей Сомали, данный запрет препятствует восстановлению боеспособных национальных вооруженных сил, которым предстоит сыграть главную роль в освобождении всей территории страны от боевиков экстремистской организации «Аш-Шабаб» и обеспечить безопасность возрождающегося сомалийского государства. Как считают в Могадишо, по завершении 12-летнего переходного периода в Сомали, после принятия новой конституции страны и законного избрания нового общенационального руководства, сомалийское правительство вправе налаживать военное сотрудничество с другими странами и получать от них необходимую военно-техническую помощь.

Однако давайте задумаемся, так ли кардинально изменилась политическая ситуация в Сомали? Устранены ли внутренние политические и этнические противоречия, обострение которых четверть века тому назад привело к гражданской войне и распаду сомалийского государства?

Несомненно, за последние два года в военно-политической обстановке в центральных и южных провинциях Сомали произошли определенные позитивные изменения. Под давлением миротворческих сил АС (АМИСОМ), эфиопских войск, подразделений Сомалийской национальной армии (СНА) и взаимодействующих с ней региональных сомалийских группировок («Ахлу Сунна уаль-Джамаа», «Рас-Камбони») вооруженные формирования «Аш-Шабаб» были вынуждены оставить большинство крупных городов, находившихся прежде под их контролем, и перейти исключительно к партизанским методам борьбы. Вместе с тем, освобожденные от исламистов районы в провинциях Хиран, Бай, Бакол, Гедо, Южная Джуба по-прежнему остаются в изоляции, так как шоссейные дороги, ведущие из Могадишо в эти районы, все еще контролируются боевиками «Аш-Шабаб». Власть так называемого федерального правительства Сомали фактически распространяется лишь на Могадишо и соседние районы в пределах 100 км от столицы. В то же время в Кисмайо, Гарбахаррей, Байдабо, Беледуэйнэ, Дусамареб и других «освобожденных» городах образованы собственные временные администрации, взявшие курс на создание федеральных округов (регионов), которые в будущем должны стать полноправными субъектами Федеративной Республики Сомали наряду с уже существующими — Пунтлендом и Гальмудугом. (Напомним, что согласно новой конституции страны допускается создание новых федеральных округов, включающих две и более провинции прежней СДР). В настоящее время в Кисмайо, Байдабо, Дусамаребе и других городах идет подготовка к проведению сразу нескольких съездов представителей местной общественности для провозглашения новых федеральных округов, таких Джубаленд (в составе провинций Нижняя и Средняя Джуба, Гедо), Юго-Западный ФО (в составе Бай, Бакол, Нижняя Шабелле, а возможно и остальных южных провинций), Центральный ФО (в составе Гальмудуга и остальных центральных провинций).

Следует отметить, что инициативы временных сомалийских администраций и военно-политических группировок по созданию региональных правительств расцениваются президентом и правительством Сомали как преждевременные и неуместные. По мнению президента, в первую очередь необходимо полностью освободить все провинции страны от исламистов, обеспечить там общественную безопасность, принять соответствующий закон о порядке создания федеральных округов, а уж затем, если местное население выразит свою волю, приступать к их формированию под контролем правительственных органов. Во всяком случае, пока назначение временных администраций на «освобожденных» территориях и разработка упомянутого закона поручена министерствам внутренних дел и национальной безопасности, которое уже начало заменять неугодных руководителей провинций на более лояльных правительству функционеров.

Таким образом, в очередной раз в Сомали намечается конфликт между центральной властью, выражающей в большей степени интересы группы племен хавие, и региональными сомалийскими группировками, представляющими интересы других крупных племен и этнических групп (дарод, раханвейн, дир).

Наиболее остро проявляются разногласия между властями Могадишо и Кисмайо, временную администрацию которого возглавляет лидер южно-сомалийской группировки «Рас-Камбони» шейх Ахмед Махмед Ислан «Мадобе». Эта группировка, опирающаяся на поддержку племени огаден и других племен абсамэ, принимала, во взаимодействии с кенийскими войсками, наиболее активное участие в освобождении провинции Нижняя Джуба от вооруженных формирований «Аш-Шабаб» и теперь рассчитывает на достойное представительство в будущем региональном правительстве Джубаленда. Однако в Могадишо опасаются того, что формирование правительства Джубаленда во главе с представителями огаден может привести к дальнейшему усилению позиций Кении на юге Сомали и подрыву суверенитета ФРС. Перспектива прихода к власти представителей огадена на юге Сомали не устраивает и правительство Эфиопии, которое усматривает в этом угрозу своей национальной безопасности вследствие вероятной поддержки Джубалендом сепаратистской деятельности Национально-освободительного  фронта Огадена (ONLF).

Натянутыми остаются отношения федерального правительства Сомали и с уже существующими региональными правительствами Пунтленда и Гальмудуга. За пять месяцев, прошедших со дня своего избрания, новый президент Сомали Хасан Шейх Махмуд успел совершить поездку по странам Восточной Африки, посетить Турцию, США, Западную Европу, но так и не удосужился встретиться ни с президентом Пунтленда Абдирахманом «Фароле», ни с новым президентом Гальмудуга Абди «Кайбдидом». Заключенные в 2011 г. соглашения о сотрудничестве федерального правительства Сомали с Пунтлендом и Гальмудугом практически не действуют. В этой связи власти Пунтленда подозревают президента Сомали в намерении изменить основы новой конституции и отказаться от принципов федерализма в государственном строительстве. Парламент же Сомали, которому по конституции отводится главная роль в строительстве федеративного государства, пока не сказал своего решающего слова. Упомянутая в конституции парламентская комиссия по вопросам федерализма до сих пор не сформирована.

Нет какого-либо прогресса и в переговорном процессе между правительствами Сомали и Сомалиленда. Двусторонние переговоры, начатые при посредничестве Великобритании в июне 2012 года и прерванные в связи со сменой власти в Сомали, официально так и не возобновились. Таким образом, процесс национального примирения, оживившийся было в 2011-12 гг., с приходом к власти президента Хасана снова оказался замороженным.

Не заметны пока и какие-либо практические шаги федерального правительства по реализации ранее объявленного плана по включению в состав СНА вооруженных формирований различных проправительственных сомалийских группировок и разоружению ополченцев многочисленных родоплеменных общин. Костяк СНА по-прежнему составляют представители племен хавие. Материально-техническое и финансовое обеспечение, боевая подготовка, дисциплина и моральное состояние военнослужащих остаются на низком уровне. Нерегулярные финансовые инъекции США и Катара не столь значительны и не позволяют новым сомалийским властям погасить полугодовую задолженность по денежному довольствию перед 17-тысячной национальной армией.

В сложившихся условиях полная отмена эмбарго на поставки оружия и боевой техники в Сомали, с нашей точки зрения, может привести не к стабилизации обстановки в этой стране, а скорее к возобновлению межклановой вооруженной борьбы. Не исключено, что, получив военно-техническое превосходство над другими политическими и этническими группировками, клан нынешнего президента Хасана может оказать на них прямое силовое давление для установления жесткой вертикали президентской власти по всей стране. Такие действия федерального правительства могут спровоцировать новый виток междоусобицы в Сомали.

Вместе с тем, в настоящее время представляется вполне допустимым определенное смягчение режима оружейного эмбарго в отношении Сомали. К примеру, было бы оправданным разрешить поставки в Сомали инженерно-строительной военной техники, различных систем боевого обеспечения, патрульных катеров и т.п. При этом необходимо обеспечить международный контроль, желательно со стороны ООН, за практическим применением поставляемой военной техники.

Предложение по отмене оружейного эмбарго в отношении Сомали, очевидно, будет поддержано в Совете Безопасности ООН США и их союзниками. Надо полагать, что именно США и другие страны НАТО станут основными поставщиками военной техники в Сомали в случае отмены эмбарго. Взамен в перспективе они, вероятно, могут рассчитывать на предоставление им сомалийским правительством концессий на разработку нефтегазовых и других месторождений на суше и на шельфе Сомали на выгодных условиях. Исходя из этого, США и их союзникам предпочтительнее было бы строить деловые отношения с сильным центральным правительством  Сомали, а не с отдельными субъектами федерации. Отсюда следует, что США и страны ЕС, по всей вероятности, поддержат курс президента Хасана на укрепление централизованной системы государственного управления в Сомали.

43.91MB | MySQL:92 | 0,905sec