Ситуация в Марокко: январь 2013 г.

В январе наметился определенный кризис в отношениях между двумя основными участниками правительственной коалиции – исламистской Партией справедливости и развития /ПСР/, представитель которой Абдельилла Бенкиран возглавляет кабинет министров, и национал-консервативной Партией Истикляль /ПИ/. 4 января глава ПИ Хамид Шабат официально потребовал от А.Бенкирана произвести перестановки в правительстве с тем, чтобы довести представительство женщин в кабинете министров до 20 проц. Обращение Х.Шабата к премьеру было опубликовано в марокканских СМИ.

В действующем правительстве, в состав которого входят 31 министр, значится всего одна женщина – министр по делам семьи.

Как утверждал в своем обращении Х.Шабат, «перестановки в правительстве предоставят возможность внести свежую кровь /в состав кабинета/ и увеличить представительство женщин в нем до 20 процентов».

До избрания в сентябре 2012г. на пост главы ПИ Х.Шабат занимал пост мэра одной из четырех исторических столиц Марокко – города Фес. С момента избрания он регулярно подвергал критике деятельность правительства А.Бенкирана и на словах требовал произвести в нем перестановки. Письменное обращение к премьеру стало первым такого рода от лидера партии – участницы правительственной коалиции. Оно появилось ровно год спустя после формирования кабинета А.Бенкирана.

Еще одно требование Х.Шабата – «необходимо сократить число министерских портфелей, а также распределить их в соответствии с числом мест, занятых представителями партий, входящих в правительственную коалицию, на парламентских выборах».

Реакции А.Бенкирана на это обращение лидера ПИ в январе не последовало.

Достаточно загадочная авиакатастрофа произошла 5 января близ французского города Гренобль, где через несколько минут после взлета разбился двухмоторный самолет бизнес-класса, перевозивший марокканскую супружескую пару и трех их детей. Все они погибли. Как выяснилось позднее, зарегистрированный в Марокко самолет принадлежал погибшей семье и направлялся в королевство. По пути он должен был сделать промежуточную посадку в Испании. Поскольку было объявлено о пяти погибших, можно было предположить, что владелец самолета сам пилотировал его.

10 января компетентные французские власти объявили, что катастрофа самолета Piper PA 34 произошла скорее всего из-за «ошибки в пилотировании», версия технической проблемы на борту была признана менее вероятной. К тому времени стало известно, что за штурвалом самолета находился 46-летний Фарид Беррада, глава известной в Марокко компании «Колорадо». Его отец Мохамед Беррада, скончавшийся в Париже два года назад, в свое время был одним из руководителей ПИ и первым директором франкоязычной газеты ПИ «Опиньон».

7 января один из представителей руководства запрещенного, но терпимого властями исламистского движения «Аль-Адль валь-Ихсан» /«Справедливость и благочестие»/ Фатхалла Арсалан в интервью арабоязычной газете «Ахбар аль-Яум» заявил, что эта организация «готова создать свою собственную политическую партию» в случае, если власти согласятся с этим.

«Если мы представим запрос на создание и легализацию партии, мы окажемся лицом к лицу с юстицией, которой управляет государство», — заметил Ф.Арсалан, занявший недавно пост заместителя генерального секретаря движения. Он заметил, что «власти не дают ни одного сигнала относительно возможности положительного ответа на такой запрос».

Выступление в прессе Ф.Арсалана стало первым со стороны руководства «Аль-Адль» после того, как в декабре 2012г. в возрасте 84-х лет скончался основатель и духовный лидер движения Абдессалям Ясин.

«Аль-Адль» выступает за создание исламского государства в Марокко и на словах отвергает насильственный путь достижения этой цели. Движение не признает статус монарха как верховного предводителя верующих, чем оно отличается от продворцовой ПСР.

Говоря об отношении «Аль-Адль» к правительству Марокко во главе с ПСР, Ф.Арсалан признал, что «представители ПСР – серьезные и правоверные, но что касается кабинета министров, то необходимо признать, что не он управляет государством». «В этом нет ничего нового», — добавил он, по всей видимости, вспоминая годы, когда премьером Марокко был представитель Социалистического союза народных сил Абдеррахман Юсуфи, а реальные нити управления страной были в руках у дворца. На подобную ситуацию никак не повлияло и принятие в 2011 г. на волне «арабской весны» новой конституции Марокко, формально расширившей прерогативы правительства и премьера.

В январе достаточно много новостей, касавшихся Марокко, было связано с событиями в Мали. 15 января президент Франции Франсуа Олланд в ходе визита в ОАЭ объявил, что Марокко и Алжир разрешили самолетам французских ВВС, выполняющим полеты в Мали, использовать свое воздушное пространство. Причем, по имеющимся данным, если через воздушное пространство Алжира следовали самолеты французской военно-транспортной авиации, доставлявшие в Мали французских военных и оружие, воздушное пространство Марокко использовали истребители «Рафаль», наносившие удары по наземным целям.

16 января представители салафитского течения в исламистском движении Марокко осудили военное вмешательство Франции в Мали, назвав его очередным «крестовым походом» и тем самым пойдя против официальной позиции Рабата. Они назвали «неверными» всех тех мусульман, которые поддержали это вмешательство прямо или косвенно. «Ни одно исламское государство не должно содействовать таким действиям немусульманской страны против мусульманской, и в частности, путем предоставления своего воздушного пространства. Это запрещено исламом», — утверждал один из лидеров марокканских салафитов шейх Омар Хаддуши. По его мнению, «любой, кто оказывает помощь немусульманам, должен рассматриваться как неверный».

Еще один представитель салафитов шейх Мохаммед Рафики утверждал, что «не в коем случае нельзя поддерживать силы оккупантов в их агрессии против мусульманской страны».

Ему вторил один из самых известных марокканских салафитов Хасан Кеттани, согласно которому «ни один иностранец и ни под каким предлогом не имеет права вмешиваться во внутренние дела мусульманского государства». Все трое после терактов в Касабланке в мае 2003 г. были осуждены на сроки от 10 до 30 лет по обвинению в подстрекательстве к насилию, однако позднее помилованы.

19 января марокканские власти объявили о нейтрализации очередной, пятой по счету начиная с осени 2012 г., ячейки «Аль-Каиды», занимавшейся вербовкой кандидатов в джихадисты. В этой связи они выразили озабоченность в связи с распространением таких ячеек в Марокко. По данным властей, эти ячейки действовали, в частности, в Танжере и Мекнесе с задачей вербовки молодежи с последующим направлением новобранцев на джихад. При этом не уточнялись страны, куда могли быть направлены молодые джихадисты. Как сообщило МВД, расследование деятельности этих ячеек показало, что в «организации, связанные с «Аль-Каидой», они отправили порядка 40 молодых марокканцев, в том числе двух бывших узников Гуантанамо».

21 января суд Марракеша приговорил 10 участников беспорядков, происшедших в этом городе в конце декабря, к срокам тюремного заключения от 18 до 30 месяцев. Все они обвинялись в участии в неразрешенной манифестации и в совершении актов вандализма.

Как сообщалось, 28 декабря в Марракеше состоялась стихийная манифестация протеста против повышения цен на воду и электричество. Она вылилась в столкновения с полицией, в ходе которых до 30 участников акции были арестованы. По данным свидетелей, до 60 человек получили ранения. Участников акции удалось разогнать только после того, как полиция применила слезоточивый газ и водометы.

25 января в Рабате состоялась встреча глав МВД Марокко, Франции, Испании и Португалии, по итогам которой было объявлено о намерении этих стран углублять сотрудничество в сфере безопасности. В совместной декларации подчеркивалась необходимость давать «скоординированные и эффективные ответы угрозам стабильности и безопасности». На пресс-конференции по итогам встречи глава МВД Марокко Моханд Лаенсар заявил, что королевство «безоговорочно поддерживает» действия Франции в Мали. «Мы считаем, что вмешательство Франции было своевременным и уместным, так как оно направлено на защиту территориальной целостности Мали», — сказал он. По его оценке, «благодаря французскому вмешательству Мали было спасено».

В свою очередь глава МВФ Франции Мануэль Вальс заметил, что если бы Париж «быстро не откликнулся на запрос о помощи со стороны Мали, то столица этой страны Бамако уже была бы в руках террористических группировок».

В целом, несмотря на отсутствие общей границы с Мали, в Рабате с понимаем и поддержкой восприняли действия Франции в этой стране. Ответные сигналы от благодарного Парижа последовал незамедлительно. В ходе 4-го Марракешского форума по вопросам безопасности бригадный генерал Жан Морен высказался по военному прямо и однозначно: «Поскольку Фронт ПОЛИСАРИО пользуется поддержкой Алжира в его войне против Марокко, королевство может рассчитывать на поддержку Франции, которая считает реалистичным марокканский план предоставления сахарским провинциям автономии». Тем самым французский военный подтвердил известную позицию французских политиков, которые по вопросу западносахарского урегулирования традиционно поддерживают Рабат.

52.79MB | MySQL:103 | 0,465sec