Особенности салафитов в Йемене

Попытки «Аль-Каиды» удерживать длительное время контроль над определенной территорией в различных государствах чаще всего заканчивались неудачей. Наиболее очевидно это было продемонстрировано в Ираке, где салафиты не только утратили поддержку местного суннитского населения, но и настроили его против себя. Это обстоятельство было виртуозно использовано американцами, поддерживавшими Советы спасения (сахва) в их борьбе против фундаменталистов.

Располагаясь в укрепленной горной местности Аззан в Шабва, салафиты в настоящее время действуют, по крайней мере, в 12 из 21 провинций Йемена, включая столицу. Салафиты берут на себя функции по обеспечению безопасности, осуществляют судопроизводство по шариату. При этом они демонстрируют прагматичный подход, что имеет много более общего с действиями талибов в Афганистане, чем с яркими примерами проведения операций салафитов в Ираке. В частности, захват в 2011 г. города Джаар в провинции Абьян стал результатом трехлетней работы радикальных исламистов. Очень низкий уровень жизни, слабость племенных структур, неспособность шейхов решить проблему нищеты и безопасности способствовали тому, что салафиты взяли на себя функции по организации общественно-политической жизни. За три года они смогли заручиться поддержкой местных жителей, обеспечили им возможность стать интегрированной частью местного социума.

Основатели структуры, С. аш-Шихри (бывший заключенный Гуантанамо) и М. аль-Харби (которого неудачно пытались вернуть к мирной жизни по программе репатриации в Саудовской Аравии), Н. аль-Вахайши (вместе с Усамой бен-Ладеном воевал в Афганистане до возвращения на родину), проверенные в боях и закаленные в тюрьмах, объединив усилия, начали борьбу против йеменского режима.

В отличие от Афганистана, Пакистана или других мест на географической периферии ислама, боевики «Аль-Каиды на Аравийском полуострове» (АКАП) говорят на местном языке, понимают местную культуру. Даже саудовские члены АКАП активно интегрируются в местное общество: женятся на йеменских девушках и получают покровительство местных кланов.

Как и «Аль-Каида в Ираке», АКАП объявила о создании исламского государства на юге Йемена — «Эмирата Викар». Получив значительное количество боеприпасов, салафиты создали два новых лагеря в окрестностях г. Джаар. Более 50 боевиков АКАП высшего эшелона переехали в указанный район. Новый форпост салафитов был настолько безопасным, что руководители АКАП на еженедельной основе стали совершать беспрепятственные поездки между Джааром и Аззаном.

Как и центральное руководство «Аль-Каиды», йеменское отделение приложило немало усилий для того, чтобы заручиться поддержкой местных вождей племен. В подконтрольных салафитам районах исламисты с помощью финансовых и посреднических рычагов предприняли небезуспешные попытки снизить накал межклановых противоречий.  Как и «центральный аппарат» «Аль-Каиды», в Йемене радикалы заручились поддержкой авторитетных богословов, таких как А. аз-Зиндани, и видных шейхов, как Т. аль-Фадли. Несмотря на эти сходства, АКАП проявляет осторожность в плане внедрения жестких норм «чистого ислама», чтобы не настроить широкие массы против салафитов, с чем в свое время столкнулась «Аль-Каида в Ираке».

Многое из этого плана осуществляется через группировку «Ансар аш-Шариа», которая была создана в 2009 г. Действующая под собственным знаменем, группировка ведет активную пропаганду, направленную на суннитские племена Йемена. При этом «Ансар аш-Шариа» отказалась от не всегда понятной высокоинтеллектуальной риторики, поддерживаемой центральной «Аль-Каидой».

Духовный лидер АКАП А. аль-Aбаб четко объясняет, для каких целей используется «Ансар аш-Шариа». По его словам, эта группировка представляет АКАП, «чтобы рассказать людям о целях салафитов». «Ансар аш-Шариа» была создана из-за того, что само название «Аль-Каида» заметно дискредитировало себя, ассоциируясь у жителей с террором и уничтожением всего того, что противоречит принципам «чистого ислама». Даже в тех случаях, когда салафиты намереваются изменить тактику действий в том или ином регионе, бремя прошлого имиджа «Аль-Каиды» заметно осложняет их действия. Проект «Ансар аш-Шариа» — это своего рода мимикрия под окружающую действительность.

АКАП использует «Ансар аш-Шариа» для манипулирования людьми, которые утратили доверие к «Аль-Каиде». По сути, эта организация проводит прежнюю линию через новую организацию, не обремененную негативным имиджем своей предшественницы. Обе организации возглавляются одним и тем же лидером Н. аль-Вахайши.

«Ансар аш-Шариа» изучила потребности местных жителей. В частности, в г. Джаар «ансаровцы» пообещали найти решение проблемы отсутствия коммунальных услуг, таких как канализация и водоснабжение, для нуждающегося населения, что центральное правительство в Сане было не в состоянии сделать в течение многих лет. Наряду с этим салафиты начали вводить альтернативную правовую систему, основанную на нормах шариата.

Жители некоторых населенных пунктов провинции Абьян указывают, что «Ансар аш-Шариа» электрифицировала примерно 300 домов, что сработало в пользу салафитов: «даже дети, посмотрите на детей, они счастливы! Раньше мы желали этого (электроэнергии. – Авт.), наши деды желали этого».

АКАП использует «ансаровцев» для продвижения своей деятельности в племенных районах, для легализации своих членов. В сочетании со средствами экономического стимулирования в провинциях Аль-Джауф и Мариб «Ансар аш-Шариат» ведет интенсивную работу по привлечению в свои ряды новых боевиков, обещая каждому новый автомобиль, оружие и гарантированную выплату около 400 долларов в месяц. Организация получает эти доходы за счет налетов на государственные учреждения, включая банки, полицейские участки и правительственные здания. Другим источником доходов стали сборы за проезд через территорию, контролируемую салафитами. Третьим источником поступления в казну организации являются финансовые перечисления из стран Персидского залива.

Для безработных молодых людей с низким уровнем образования и социальным статусом вступление в радикальные исламистские группировки позволяет улучшить эти показатели. Учитывая, что почти половина населения Йемена живет менее чем на 2 доллара в день, доход в 400 долларов может обеспечить не каждый племенной шейх.

В «Ансар аш-Шариа» считают, что основная угроза для организации исходит не от США и не от йеменского руководства, а от местных племен.

Салафиты предоставляют услуги, которые должно брать на себя государство. Причем делают это бесплатно и  быстро. По словам одного жителя г. Джаар, «ансаровцы» за несколько месяцев смогли сделать для населения то, что правительству не удавалось более 20 лет.

Фундаменталисты распределили среди местного населения саудовскую помощь, предназначенную для нужд йеменских правительственных войск. Они также наладили снабжение больниц ряда населенных пунктов Абьяна медикаментами. В сельских районах, в особенности в тех, которые пострадали от засухи, боевики АКАП помогают восстанавливать скважины, создавать новые ирригационные системы и обеспечивать население продуктами питания. Некоторых «слабых» шейхов радикальные исламисты принуждают сотрудничать с ними силовым путем.

Наряду с этим АКАП в своих интересах активно используют  племенной фактор. Например, почти 70% боевиков из «Ансар аш-Шариа», которые ведут боевые действия в провинции Абьян, происходят из центральных и северных регионов, таких как Аль-Джауф и Мариб, и поэтому не имеют родственных связей с местными кланами.

Обращает на себя внимание гибкость, которую проявляют салафиты из «Ансар аш-Шариа» при рассмотрении особо тяжких преступлений. Так, выходец из племени джадна в провинции Абьян был убит членом другого клана. Чтобы не допустить перерастания инцидента в кровную месть, выходцы обоих родов приняли услуги «Ансар аш-Шариат», предложившей самостоятельно осуществить суд над виновником. Формальная система правосудия неэффективна, неформальная система имеет ограничения, когда речь идет о вопросах мести. Салафиты же выступили в качестве надклановой структуры как независимый арбитр.

Наряду с этим, зная популярность слабого наркотика «ката» среди местного населения, салафиты не стали применять жесткие меры в отношении тех, кто его потребляет и производит. Они ограничились перенесением рынка на окраину г. Джаар.

Салафиты демонстрируют кадры приведения в исполнение приговоров обвиняемым посредством отсечения рук, расстрелов, избиения плетьми. Вместе с тем судьи из этой организации разъясняют местному населению, что если «вы крадете еду с рынка, потому что вы голодны, мы не будем резать руки. Но… если вы украли во время молитвы или если вы похитили на сумму больше чем 65 долларов, то мы отсечем».

В контролируемых салафитами районах торговцы оставляют магазины во время молитвы открытыми. Ранее владельцы лавок были вынуждены давать взятки местным преступникам, чтобы те не трогали их товар. «Ансаровцы» настолько обрели уверенность в своих позициях в южных провинциях Йемена, что даже позволили журналистам снимать репортажи в контролируемых ими районах.

По словам местных жителей в г. Джаар, судьи из «Ансар аш-Шариа» в течение двух недель смогли рассмотреть 42 дела. Причем нередко люди приходят даже из районов, не контролируемых салафитами, и просят, чтобы фундаменталисты решили их проблемы на основе шариатских норм. При этом салафиты обеспечивают объективное и очень быстрое рассмотрение поставленных вопросов. Наряду с этим они смогли гарантировать неподкупную систему правосудия независимо от социального статуса и племенной принадлежности тех, кто к ним обращается, что благоприятно воспринимается жителями контролируемых ими районов.

Салафиты даже навели порядок во время проведения школьных экзаменов в Аззане, искоренив фальсификацию результатов.

Захватив столицу провинции Абьян, радикальные исламисты не стали чинить расправу над полицейскими и военными, демонстрируя всем, что «служащие государству — всего лишь заблудшие, которым необходимо объяснить преимущества истинного ислама». Боевики захватили не только огромное количество оружия и боеприпасов, но и разграбили банк, а полученные средства использовали для финансирования своей деятельности по всей стране. Кампания салафитов в Зинджибаре продемонстрировала способность АКАП захватывать и длительное время удерживать территорию даже в разгар контрнаступления правительственных войск. По словам очевидцев, боевики создали пропагандистские центры для идеологической обработки местного населения.

Другие операции АКАП были направлены на территориальную изоляцию стратегически важных для йеменского правительства районов. Одним из ярких примеров является захват в январе 2012 г. города Радда в провинции Байда. Этот город расположен рядом с шоссе, связывающим Сану с восемью южными провинциями.

Руководство АКАП рассматривает Йемен в качестве плацдарма для будущих операций в Саудовской Аравии. Для него «священная война» не столько политическая борьба, это больше вопрос этики. В связи с этим оно ориентировано на резонансные теракты, а также диверсионные акты против высших представителей государственной власти. Тем самым АКАП стремится задавать тон в международном движении джихада. Наиболее ярким примером этого может служить покушение на министра внутренних дел Саудовской Аравии принца М. Найефа 27 августа 2009 г. Хотя операция не удалась, в ряде случаев АКАП действует очень жестоко: решение тогдашнего руководителя организации И. аль-Асири принести в жертву своего собственного брата продемонстрировало беспрецедентную степень жестокости и решимости.

«Ансаровцы» пытаются смягчить свою повестку дня и тактику для достижения политических целей, однако есть случаи, свидетельствующие об обратном. Так, один из подозреваемых шпионов был распят, а другие были публично казнены. В г. Джаар местный шейх, который выступал против идеологии «Ансар аш-Шариа» и призывал мусульман противодействовать салафитам, был заключен в тюрьму. «Ансаровцы» также наказывают палками тех, кто пьет алкоголь, и запрещают арабскую музыку.

52.46MB | MySQL:102 | 0,660sec