Йеменская Конференция по Национальному диалогу: состав участников

Изданный президентом Йемена Абдо Раббо Мансуром Хади 16 марта, всего лишь за два дня до официального открытия Конференции по Национальному диалогу, указ №11 определил окончательный список непосредственных участников Конференции — 565 человек[i]. Определение участников Конференции от партий превратилось в целую эпопею – крайние сроки предоставления списков в  Подготовительный комитет по Конференции по Национальному диалогу переносили несколько раз, газеты регулярно публиковали якобы окончательные списки участников от той или иной партии или движения, внутри крупнейшего политического блока Йемена  — «Ликаа Муштарак» — шёл спор за распределение выделенного лимита между входящими в блок партиями (небольшие партии – юнионисты, Союз народных сил, аль-Хакк были недовольны своими квотами).

В итоге мандаты участников Конференции были распределены следующим образом[ii]:

Партия/движение

Мест

Всеобщий национальный конгресс 112
Ислах 50
Социалисты 37
Насеристы 30
Баас, юнионисты, Союз народных сил, Национальный совет, аль-Хакк 20 (по 4 места на каждую партию)
Южное движение 85
Хауситы 35
Представители молодёжных движений 40
Представители женский организаций 40
Организации гражданского общества 40
Партия Рашад (салафиты) 7
Партия справедливости и строительства 7
Лица, назначенные президентом Йемена 62

 

В президентский список вошли известные общественные деятели (в т.ч. вышедшая ранее из Ислаха, и потому не прошедшая по партийному списку, активистка феминистского движения Йемена, лауреатка Нобелевской премии мира 2011 г. Таваккуль Карман), представители различных племён, видимо представители еврейской общины (в декабре 2012 г. было принято решение о выделении еврейской общине Йемена пяти мест).

Однако, в Конференции не примут участие представители ряда весомых сил йеменского общественно-политического спектра. Согласно сообщениям СМИ, незадолго до опубликования указа А. Хади предложил влиятельнейшему представителю йеменских исламистов Абдель-Маджиду аз-Зиндани и его сторонникам пять мест в Конференции, однако тот отказался, заявив, что мог согласиться на участие в Диалоге только в том случае, если бы он был выстроен в полном соответствии с законами шариата[iii].

Под давлением мировой общественности и противников внутри Йемена отстранён от официальной политической деятельность (не считая Всеобщего народного конгресса) бывший президент Йемена Али Абдалла Салех. Лидером ВНК в Национальном диалоге стал А. Хади. Примерно под таким же прессом находится и бывший второй человек в Йемене Али Мохсен аль-Ахмар (хотя газета «Аль-Уля» в опубликованном ею списке участников Диалога и ставит пометку «группировка Али Мохсена» напротив одиннадцати человек[iv], среди которых Али Абдо Раббо аль-Кади, член влиятельной йеменской семьи, ещё двое родственников которого также вошли в состав участников Конференции).

Вскоре после опубликования указа от участия в Конференции отказались несколько влиятельных фигур йеменского политического пространства, в том числе упомянутая выше Таваккуль Карман, включённая в список решением президента, Хамид аль-Ахмар — миллиардер и брат главы влиятельнейшей племенной конфедерации Йемена — Хашид — Садика аль-Ахмара, депутат йеменского парламента Ахмед Сейф Хашид, член йеменской партии Баас и представитель «Ликаа Муштарак» Наиф аль-Каниси.

Несмотря на усилия, приложенные многими игроками, в т.ч. и Спецпосланником ООН в Йемене Джамалем Бен Омаром (который на позапрошлых выходных провёл в ОАЭ ряд встреч с представителями южнойеменской оппозиции), южане-радикалы, возглавляемые бывшим президентом НДРЙ Али Салемом аль-Бейдом, бойкотируют диалог. Включённый А. Хади в число участников Абдель-Азиз Абдель-Хамид аль-Мифляхи, один из лидеров южнойеменской оппозиции, проживающий в Каире, отказался от участия в Конференции, заявив, что такой ход А. Хади – не что иное  как «дешёвая попытка испортить его репутацию»[v].

Газета «Yemen Observer» сообщила о том, что об отказе от участия в Конференции заявила йеменская пария Баас[vi]. О неприятии результатов Конференции уже заявили йеменские салафиты, часть хауситов, ряд племён, недовольных теми или иными действиями властей. Во многих регионах страны (причём не только на оппозиционном Юге, сотрясаемом столкновениями между Южным движением и полицией уже в течение нескольких недель), в т.ч. и в третьем по значимости городе – Таизе – прошли демонстрации против Конференции, по крайней мере в ее нынешнем виде.

Ряд йеменских политических сил раскритиковал список участников, утверждённый А. Хади. Среди них упомянутый ваше Хамид аль-Ахмар и представители ВНК, указавшие на то, что данный список идёт вразрез с инициативой ССАГПЗ, по сути оставляя за бортом Диалога хауситов, молодёжные и женские организации Йемена. Недостаточное представительство молодёжи на Конференции отметил  в ходе своей пресс-конференции в Сане и Джамаль Бен Омар. Во вторник 19 марта один из лидеров партии Ислах Мухаммад аль-Йадуми в заключении своей речи на Общем собрании Конференции заявил, что готов отдать своё место на Конференции кому-нибудь из представителей молодёжного движения Йемена[vii]. Подобная критика раздаётся несмотря на то, что по данным того же Джамаля Бен Омара[viii] процент молодёжи в Диалоге выше, чем планировалось Подготовительным комитетом (28% вместо 20%).

Раздаются и экзотические недовольные голоса: члены правившей Северным Йеменом до 1962 г. семьи Хамад ад-Динов разочарованы тем, что не приглашены к участию в Диалоге, несмотря на неоднократные обращения по этому поводу в разные государственные инстанции, в т.ч. и к президенту страны[ix].

Известную обеспокоенность в обществе вызвало отсутствие на открытии Конференции премьер-министра страны М. Басиндвы.

Таким образом, мы видим, что несмотря на длительный подготовительный процесс и серьёзные усилия, приложенные как внутренними, так и внешним игроками для того, чтобы на Конференции по Национальному диалоге был представлен по возможности весь общественно-политический спектр страны, состав Конференции далеко не всеобъемлющ: целый ряд политических  сил  оставлен, по сути, за бортом Диалога. Не менее тревожным знаком является и количество отказов от участия в Конференции со стороны тех, кто уже был включён в окончательный список.

С самого начала было очевидно, что вне зависимости от итогов Конференции нашлись бы те, кто их не принял, однако теперь ясно  и то, что у оппонентов решений Конференции будет больше шансов объявить Диалог нелегитимным.


[i]               http://www.ndc.ye/ar-news.aspx?id=36.

[ii]              Yemen Observer, Vol. 16 – Issue 22, March 18, 2013, p. 14.

[iii]              almasdaronline.com/article/42920.

[iv]              ىلولا, №670,17.03.2013, сс. 4-6.

[v]              http://almasdaronline.com/article/42939.

[vi]              Yemen Observer., p. 3.

[vii]             http://almasdaronline.com/article/43094.

[viii]            http://al-tagheer.com/news55452.html.

[ix]              Yemen Observer, p. 3.

42.12MB | MySQL:92 | 0,927sec