О ситуации вокруг ядерной программы Иордании

Ядерная программа любой страны на Ближнем Востоке является предметом для ожесточенных споров, значительных опасений, а подчас и фактором, гарантирующим значительный и долгосрочный конфликт на уровне государств. Вместе с тем, очевидно, что развитие ядерной энергетики не могло обойти этот регион стороной, а значит сейчас и впредь нам придётся иметь дело как со всеми характерными опасностями, связанными с данным видом энергетики, так и c особенностями, характерными именно для ближневосточного региона. К последним можно отнести нынешнюю взрывоопасность ситуации в политической, социальной и экономической сфере в большинстве государств Ближнего Востока. С одной стороны, для стран, которые попали под волну «арабской революции», ядерная энергетика сейчас не только не на первом месте, но и не на втором. С другой стороны, опасность ухудшения внутренней ситуации из-за общей эскалации в регионе характерна и для стран, удерживающих еще положение в равновесии. Это касается в первую очередь Иордании, которая благодаря своему географическому положению, политическому весу в регионе и на международной арене еще занимает относительно стабильное положения. Эта страна выдерживая значительное давление из-за экономического, демографического и политического коллапсов в некоторых сопредельных государствах, прежде всего, в Сирии, Ливане, на Палестинских территориях и в Ираке.

Проблемой исследования данного вопроса является то, что большая часть информации либо проходит через множество фильтров, либо «закрыта» для широкой общественности. Тем не менее, можно составить картину ситуации.

В течение предстоящего месяца правительство Иордании должно решить, какой консорциум будет строить первую арабскую атомную электростанцию.  В 2009 г. официальные представители Иордании анонсировали планы по строительству в королевстве двух атомных станций. Предполагалось, что первая из них должна была быть построена в 20 км к югу от портового и туристического города Акаба, в 9 км от побережья Красного моря и на высоте 450 м над уровнем моря. На АЭС Акаба может быть построено от четырех до шести энергоблоков. В декабре 2010 г. иорданская сторона назвала новым местом строительства первой АЭС район Хирбет Аль-Самра. На сегодня основным вариантом является площадка в провинции Аль-Мафрак. Вторая станция должна стать источником электроэнергии не только для близлежащих районов страны, но и для проектируемого канала Красное море — Мертвое море. Предполагаемое место строительства — Вади-эль-Араб, сроки ввода — через 2 года после ввода первой станции.

Строительство АЭС в Иордании, скорее всего, будет осуществляться одной из следующих компаний: Атомстройэкспортом (Россия) или совместным франко-японским консорциумом Арева-Митсубиши.  Изначально на рассмотрении иорданской стороны находились три реакторных технологии: российский реактор ВВЭР-1000 (проект АЭС-92) мощностью 1000 МВт, франко-японский реактор с водой под давлением ATMEA-1 мощностью 1100 МВт и тяжеловодный реактор EC-6 мощностью 740 МВт разработки канадской «Atomic Energy of Canada Ltd.» (AECL).

Однако 16 марта с.г. иорданский парламент проголосовал против строительства и эксплуатации АЭС на территории страны. Общественная дискуссия по этому поводу практически отсутствует. Официальные лица, к примеру, глава Комиссии по атомной энергии Иордании (JAEC) Халед Тукан воздерживается от каких-либо комментариев. Единственное исключение он сделал в 2012 году, когда крайне резко выступил в адрес иорданских экологов, выступающих против АЭС.

Около 98% всей электроэнергии Иордания получает за счет переработки нефти и газа. Последний преимущественно поступает из Египта (приблизительно 220 млн куб. м в год) , и происходит это крайне нерегулярно, в частности, из-за диверсий на газопроводе. За последние 2 года, прошедшие после падения режима Мубарака поставки газа со стороны Египта прерывались 13 раз, что значительно осложняло жизнь в Иордании. Самой Комиссии по атомной энергии Иордании (JAEC) предоставлена в распоряжение отлично оснащенная штаб-квартира в Аммане, а также бюджет в размере 100 млн. долл. США.

Многие жители страны, особенно тех регионов, которые будут располагаться в непосредственной близости от АЭС, опасаются относительно своей безопасности, а также экономической целесообразности строительства.

По разным оценкам, стоимость строительства должна составить от 5 до 20 млрд долл. США. Западные аналитики склоняются к оценке в 12 млрд долл. США. Глава же Комиссии Халед Тукан заявляет, что стоимость строительства АЭС составит около 8 млрд долл. США.

Пока не ясно, как будет осуществляться финансирование строительства АЭС, ведь госдолг Иордании от ВВП составил 59,10%, а внешний долг – 17 млрд 460 тыс. долл. США (по данным на 30 января 2012 года). На данный момент Амман готов профинансировать до 30% стоимости проекта, остальное будет переложено на плечи инвесторов. Собственно, это укладывается в рамки «креативных финансовых методов», которые разработаны королевством, и которые позволили бы свести к минимуму привлечение ресурсов иорданского государства. Последнее готово допустить частное управление станцией, но при обязательном государственном участии.  Инвесторами данного проекта могут выступить США, Россия, а также европейские государства. О странах Азии речь пока не ведется. Некоторые специалисты указывают, что американская и израильская стороны не были бы довольны российским участием в этом проекте. Однако посол США в Аммане Стюарт Джонс заявил, что у США нет возражений против ядерной программы Иордании и  оказывать давление на Иорданию ни в интересах США, ни в интересах Израиля. Останется ли позиция США прежней после визита президента Барака Обамы в Израиль станет ясно со временем.

Ситуация вокруг топлива для новой АЭС также не определена. Объединенные Арабские Эмираты (ОАЭ) заявили о готовности поставлять обогащенный уран в течение первых 10 лет. Однако Иордания отказалась подписать соглашение с ОАЭ, мотивируя это своею готовностью обогащать собственный уран, найденный на территории королевства. Иордания занимает 11 место в мире по залежам урана, объемы которых оцениваются специалистами в 70 тысяч тонн. Для его добычи была создана франко-иорданская компания с равным долевым участием. За прошедшие четыре года на площади 70 кв. км были выявлены подтвержденные запасы урана свыше 20 тыс.т, залегающие на глубине 15-20 м. Иорданские специалисты подтверждают, что в настоящее время нет достаточных условий для проведения обогащения собственными силами. Несмотря на возможность затягивания запуска АЭС, фактор суверенитета в «урановом» вопросе возобладал. Подготовка площадки к строительству  АЭС займёт год — с середины 2012 года до середины 2013 года, после чего может стартовать собственно строительство объекта. Ожидается, что во второй половине 2018 года иорданская АЭС должна приступить к работе.

40.66MB | MySQL:66 | 1,024sec