Специальные службы Ирана

1. Виды разведывательных служб Ирана, их краткая характеристика

История разведки Ирана уходит корнями в глубь веков. В современном виде иранская разведка (в том числе и военная) начала складываться в 20-е, 30-е годы ХХ века под непосредственным руководством и контролем немецких специалистов. После Второй мировой войны их место заняли американские советники, заложившие в 50-х годах основу нынешней структуры разведывательного сообщества Ирана. После победы исламской революции в 1979 году кардинальных изменений в системе разведки не произошло, хотя создание Корпуса стражей исламской революции, укрепление политико-идеологических и религиозных органов во всем государственном аппарате значительно расширили ее возможности.

В настоящее время Исламская Республика Иран продолжает оставаться в условиях сложной внутриполитической и внешнеполитической обстановки, которая обусловливает особую важность выбора правящим иранским режимом наиболее оптимального, рационального и по возможности безошибочного подхода к решению стоящих перед страной политических, экономических, идеологических и военных проблем. В этой связи в последние годы резко повысилась роль разведки как организации, обеспечивающей руководство ИРИ информацией, необходимой для выработки того или иного решения.

Разведывательное сообщество Ирана представлено несколькими разведывательными структурами:

• разведкой Министерства информации (политическая разведка);

• разведкой вооруженных сил страны, куда входят практически независимые друг от друга разведывательные органы Армии (военная разведка), КСИР (политическая и военно-политическая разведка), Сил охраны правопорядка (военно-политическая разведка).

Органы, осуществляющие планирование и руководство разведывательной деятельностью.Высшим руководителем разведки, главным потребителем разведывательной информации является Верховный главнокомандующий, Верховный руководитель Исламской Республики Иран. Именно он определяет генеральную политическую линию в области разведки и дает указания Высшему совету национальной безопасности (ВСНБ) по разработке основных концепций и направлений деятельности разведывательного сообщества.

В обязанности ВСНБ входит:

• концептуальная разработка вопросов оборонной политики и национальной безопасности в соответствии с линией, разработанной и утвержденной Верховным руководителем;

• согласование государственных программ в областях, связанных с политикой, а также информацией с вопросами обороны и безопасности;

• определение материального и интеллектуального потенциала государства на случай его использования в деле отражения внутренней и внешней угрозы.

Свою работу ВСНБ строит преимущественно в двух основных направлениях.

1. Разработка предупредительных мер по поддержанию высокой боевой готовности вооруженных сил и органов государственной безопасности на основе всестороннего анализа политической ситуации в стране и мире, доведение принятых документов до исполнительных структур.

2. Анализ оперативной разведывательной и контрразведывательной информации, поступившей из низовых звеньев, и выработка на его основе оптимального решения по каждому конкретному случаю и возникшей ситуации.

Таким образом, уже в обязанностях, а также в сфере деятельности ВСНБ заложены вопросы, связанные с разведкой и решаемые с помощью разведки. Так, получив задачу от Верховного руководителя или своего председателя — президента ИРИ, ВСНБ анализирует всю имеющуюся по этой проблеме информацию, ставит задачу соответствующему исполнительному органу, контролирует ее выполнение и после получения и анализа результата докладывает его Верховному руководителю или другому высшему заинтересованному лицу в государстве.

ВСНБ в структуре всего разведывательного сообщества страны является высшим исполнительным, одновременно координационным и руководящим органом разведки. Непосредственным исполнителем его решений является главный контрразведывательный и разведывательный орган Ирана — Министерство информации.

 

2. Министерство информации

 

Министерство информации (МИ) было создано в 1983 году на базе существовавшей ранее Организации безопасности и информации народа Ирана (САВАМА), преемницы пресловутой шахской спецслужбы САВАК.

Отсчет современной истории иранской политической разведки начинается с осени 1957 года, когда при активном участии ЦРУ и Мосада была основана Организация информации и безопасности (САВАК). Определенное влияние на ее формирование оказали также спецслужбы Франции (основатель иранской разведки генерал Т. Бахтияр окончил здесь военную академию) и Великобритании.

В 60–70-е годы прошлого века САВАК выполняла функции органа политического сыска, разведки и контрразведки. В каждом из этих направлений она достигла определенных успехов. В сфере внешней разведки САВАК часто выступала в роли партнера спецслужб Израиля и Великобритании при проведении совместных спецопераций на Ближнем Востоке. США активно использовали возможности спецслужб Ирана для сбора информации о СССР. Контрразведчики САВАК отличались, в частности, умением изрядно осложнять работу сотрудникам посольской резидентуры советской разведки. В качестве органа политического сыска САВАК долгие годы держала в страхе все население Ирана. Даже высшие должностные лица страны вздрагивали при ее упоминании.

В те годы основными противниками САВАК являлись спецслужбы Египта и других арабских стран как союзников СССР. При этом в своей деятельности она опиралась на религиозные меньшинства региона: шиитов, христиан и евреев. Вместе с тем третий шеф САВАК Нематолла Нассери в 1968 году проявил заинтересованность в установлении контактов с СССР по каналам спецслужб, в частности в приобретении в Советском Союзе «контрразведывательной техники».

Несмотря на свой гигантский репрессивно-полицейский аппарат (15 тыс. сотрудников), САВАК не сумела предотвратить свержение шахского режима в начале 1979 года. После исламской революции пришло время новых спецслужб — Исламской Республики Иран. Главным преемником САВАК стала Организация информации и национальной безопасности Ирана. Она была сформирована на базе двух основных элементов: САВАК и подпольных структур иранского шиитского подполья, возникших в 60-е годы в Южном Ираке, Ливане, Египте и США (при содействии специальных служб Египта и Организации освобождения Палестины). В основном новый режим привлекал на службу офицеров из разведывательных структур САВАК. Больше всего ценились те, кто имел отношение к иракскому направлению и странам Персидского залива.

В результате новая спецслужба, как и ее предшественница, стала в своей деятельности использовать шиитские общины Ближнего Востока, Центральной Азии, Африки, Южной и Северной Америки. Нововведением нового исламского режима в Иране стала идея экспорта исламской революции. Это существенно расширило возможности иранских спецслужб, позволив им распространить свое влияние на суннитских фундаменталистов.

Подобно САВАК, структура безопасности хомейнистского режима в первую очередь занималась пресечением оппозиционной активности. За рубежом у новых разведорганов достаточно прочные позиции в Ираке (благодаря крупной местной шиитской части населения), Ливане (благодаря организации «Амаль», а с 1982-го — «Хизбалла»), Бахрейне и Саудовской Аравии (благодаря шиитской оппозиции, попытавшейся в конце 1979 года захватить Мекку с целью дальнейшего свержения монархии), а также США (благодаря 30 тыс. иранских студентов, объединенных в Ассоциацию исламских студентов Америки) и во Франции.

По некоторым сведениям, Хосейн Фардуст, первый глава разведки новой организации (в прошлом входивший в руководство САВАК, а с начала 70-х возглавлявший автономную структуру «Специальное управление разведки), был смещен со своей должности из-за подозрений в сотрудничестве с КГБ и в декабре 1985-го как «советский агент» оказался в тюрьме. Одновременно в аппарате разведки была проведена массовая чистка, саму службу в 1984 г. преобразовали в Министерство информации, которое, по сути, выполняет функции Министерства разведки и безопасности. При первом шефе министерства Мохаммаде Мохаммади Рейшахри (1984–1989) разведка почти окончательно обрела свою нынешнюю форму, а также определились основные направления ее работы за рубежом (особое внимание тогда уделялось Ираку и Афганистану). На основании этого его преемнику Али Фаллахияну (1989–1997) удалось превратить министерство в одну из мощнейших спецслужб региона Среднего и Ближнего Востока. Под его руководством иранская разведка не только приобрела рычаги воздействия на арабо-израильский и боснийский конфликты, большое влияние на исламское движение Алжира, расширила свое присутствие в Ливане и Пакистане, но и закрепилась в Германии, Таджикистане, Армении и странах Латинской Америки. Фаллахиян также установил контроль не только над международными исламистскими организациями, но и над многими леворадикальными группировками типа Народного фронта освобождения Палестины – Общее командование и греческой «17 ноября».

Преемник Фаллахияна, Дорри Наджафабади, продержался на посту главы Министерства информации совсем недолго. В его бытность министром разразился скандал в связи с обвинениями министерства в ликвидации 70 известных журналистов и политических деятелей, выступавших с критикой правящего режима. После длительного расследования Наджафабади признал обоснованность подобных обвинений и в начале февраля 1999 года подал в отставку. Вся ответственность при этом была возложена на экс-заместителя Фаллахияна по вопросам безопасности и разведки Саида Эмами, который в июне того же года скончался в тюрьме в результате «самоубийства».

Следующий глава Министерства информации Али Юнеси — четвертый руководитель спецслужбы. Юниси считался креатурой первого шефа МИ М.М. Рейшахри и сторонником консервативного лагеря в руководстве ИРИ. Пост заместителя Юнеси занимал Али Рабии, ставленник президента М. Хатами.

В качестве руководителя спецслужбы Юнеси особое внимание уделял развитию сотрудничества со спецслужбами стран СНГ, в частности России, Казахстана, Азербайджана и Армении. Под его руководством иранская разведка вела интенсивную подготовку к операции США против Ирака. Укрепились региональные связи, в частности, с сирийскими спецслужбами, Патриотическим союзом Курдистана (ПСК), а также наладились контакты с разведструктурами Ирака в период режима Саддама Хусейна.

Следующим министром информации был ходжат-оль-ислам Голям Хоссейн Мохсени-Эджеи. Он родился в 1956 году в Эджеи, провинция Исфахан. Окончил Иранский университет со специализацией «западная философия» и Тегеранский университет, где получил ученую степень по образованию; также учился в исламской школе Хагани, а впоследствии, после обучения в течение нескольких лет за рубежом, получил степень магистра в области международного права. С 1984 года занимал ряд должностей в правительстве Ирана, в том числе:

• глава специального комитета Министерства информации Ирана — 1984–1985;

• представитель судебных органов при Министерстве информации — 1986–1988;

• глава Управления прокуратуры Ирана по экономическим вопросам — 1989–1990;

• представитель судебных органов при Министерстве информации — 1991–1994;

• прокурор Специального религиозного суда — 1995–1997;

• министр информации — с 2 августа 2005 по 23 июля 2009;

• генеральный прокурор Ирана — с 2009.

Считается сторонником жесткой линии и сторонником аятоллы Месбах-Йезди — исламского радикала, духовного наставника президента ИРИ М. Ахмадинежада.

При Голям Хоссейн Мохсени-Эджеи МИ в большей степени сконцентрировалось на объединении усилий всех разведывательных служб государства. Наиболее пристальное внимание в этот период уделялось развитию научно-технической разведки. Однако близость к президенту М. Ахмадинежаду и значительное расширение полномочий вверенного ему министерства привело к новому назначению и уходу из министерства.

В настоящее время руководителем Министерства информации является ходжат-оль-ислам Хейдар Мослехи. Он родился в Исфахане в 1956 году, учился в школе Хагани и Тегеранском университете, впоследствии, после обучения в течение нескольких лет за рубежом, получил степень магистра в области международного права.

До избрания М. Ахмадинежада президентом в 2005 году Мослехи служил представителем аятоллы Хаменеи в командовании Сил сопротивления «Басидж» (полувоенная милиция из добровольцев и ополченцев, созданная аятоллой Хомейни в 1979 г.). После избрания на должность президента М. Ахмадинежад назначил Х. Мослехи своим советником по вопросам религии. С августа 2005 года по февраль 2008-го он — заместитель министра информации. Позже Хаменеи, как Верховный руководитель Ирана, назначил Мослехи руководителем Организации исламских вакуфов, после чего в августе 2009 года Ахмадинежад назначил Мослехи министром информации.

17 апреля 2011 года Ахмадинежад отправил Мослехи в отставку, но через несколько дней он был восстановлен в должности аятоллой Хаменеи, а 27 апреля назначение Мослехи в должности министра информации утвердил меджлис Ирана. Тогда Ахмадинежад в знак протеста против присутствия Мослехи перестал посещать заседания кабинета министров Ирана, и с этого времени они проходят под руководством первого вице-президента Ирана Мохаммада-Реза Рахими.

Есть предположение, что отставка Мослехи была вызвана его конфликтом с Эсфандиаром Рахимом Машеи — одним из наиболее близких и влиятельных советников президента Ахмадинежада.

Министерством информации руководит министр под руководством президента. Таким образом, иранский президент имеет значительные полномочия в сфере разведывательной деятельности МИ. Министр информации является членом Высшего совета национальной безопасности и священнослужителем. Это означает, что Верховный руководитель ИРИ имеет большое влияние при назначении министра и внимательно следит за его деятельностью.

Сотрудниками МИ могут быть только шииты. Их лояльность проверяется во время обучения в специальных центрах к северу от Тегерана. Перед тренировкой они проходят «очищение», которое в большинстве случаев сводится к тщательной проверке их прошлого. После обучения сотрудники разведки часто направляются на нелегальную работу.

Иран имеет отделы разведки во всех своих зарубежных миссиях и посольствах. Иностранные агенты могут занимать официальные должности в МИ и КСИР и набираются в основном из мусульманских общин. Для этого существуют специальные отделы МИ, которые вербуют агентов из стран Персидского залива, Йемена, Судана, Ливана, Ирака, палестинских территорий, Европы, Южной и Восточной Азии, Северной и Южной Америки.

Внутренние задачи МИ не менее важны, чем внешние. Например, офицеры МИ осуществляют надзор за этническими меньшинствами — это белуджи, курды, азербайджанцы и арабы, и выявляют диссидентов. Еще одной внутренней миссией МИ является мониторинг незаконного оборота наркотиков.

Иностранные операции МИ выполняются в соответствии с методологией САВАК, ЦРУ и Мосада. МИ также участвует в кампаниях по дезинформации по методике КГБ. Приоритеты МИ в зарубежной деятельности: мониторинг, инфильтрация и контроль диссидентских иранских групп; инициирование сетей для усиления влияния; совершение террористических и военных операций; определение любого типа внешней угрозы, особенно связанного с ядерной программой Ирана. В настоящее время в целях защиты Ирана и его интересов разведка сфокусирована на Израиле и США для приобретения новых технологий для обороны, а также запасных частей для имеющегося оборудования и вооружения.

Иран проводит широкий спектр операций по дезинформации. Они называются “nefaq” (на арабском — разлад) и используются для того, чтобы дискредитировать реформистские и оппозиционные группы иранцев, проживающих в других странах, и создать путаницу у иностранных государств относительно иранских военных и разведывательных возможностей.

В задачу МИ также входит нейтрализация диссидентов за рубежом, но в настоящее время это направление работы сокращается. Новые задачи включают подрывную деятельность и экспорт революции за рубеж. Иран в настоящее время расширяет свои связи с группами из Алжира и с Талибаном из Пакистана и Афганистана. Несмотря на идеологические разногласия, они используют схожую тактику и имеют общие глобальные цели.

В соответствии с «Положением о Министерстве информации», МИ призвано выполнять разведывательные, контрразведывательные и информационно-аналитические задачи, а также координировать деятельность других специальных служб ИРИ.

Окончательно МИ сформировалось к 1987 году и с того времени стало основной структурой в разведывательном сообществе Ирана. Созданный при МИ Совет информации служит главным координирующим и направляющим органом ИРИ по вопросам разведки и безопасности. Он курирует органы разведки и контрразведки Армии, КСИР, СОП.

В настоящее время политическая разведка Ирана действует более чем в 40 странах мира. Его штат насчитывает приблизительно 4 тыс. сотрудников (и более 30 тыс. агентов). Одновременно глава министерства лично курирует создание законспирированной агентурной и диверсионно-террористической сети в странах Среднего и Ближнего Востока. Ее планируется задействовать в том случае, если американское присутствие в этих странах будет представлять угрозу Тегерану или же если будущий прозападный лидер Ирака самостоятельно или под влиянием США решит проводить антииранскую политику.

С главой Министерства информации координируют свою деятельность практически все административные и силовые структуры Ирана. Особенно это касается Корпуса стражей исламской революции (КСИР). В рамках Главного командования КСИР функционируют Комитет внешней разведки и Комитет иностранных операций. Наиболее прочные позиции за рубежом спецструктуры КСИР имеют в Ливане и Судане. Кроме того, они обладают разветвленной агентурно-диверсионной сетью в странах Персидского залива, Палестине, Германии, Франции, Канаде, Бразилии, Парагвае, Пакистане и на Филиппинах.

Организационно Министерство информации состоит из центрального аппарата и региональных управлений в останах и шахристанах. Центральный аппарат включает Главные управления внутренней безопасности и внешней разведки.

Главное управление внешней разведки (ГУ ВнР) занимается в основном руководством зарубежными разведывательными аппаратами (ЗРА) и организационно состоит из оперативных, информационных и технических управлений. Структура оперативных и информационных управлений построена по региональному принципу, а техническое управление занимается разработкой технических средств разведки для всех регионов, а также непосредственным ведением радио- и радиотехнической разведки соседних с Ираном государств. Оперативные управления ГУ ВнР, кроме основных организационных задач, через Совет информации и Высший совет национальной безопасности согласовывают свою работу с деятельностью оперативно-разведывательных подразделений других спецслужб. В отдельных случаях они напрямую руководят деятельностью переподчиненных им разведывательных служб и разведывательными аппаратами других ведомств, ведущих свою работу за рубежом.

 

3. Разведка вооруженных сил Ирана

 

Главная задача разведки ВС ИРИ заключается в обеспечении военно-политического руководства страны достоверной, упреждающей информацией о боевом составе, группировке, вооружении, степени боевой готовности и планах боевого использования вооруженных сил сопредельных государств, а также главных противников Исламской Республики Иран — США, Израиля и «неправильных мусульманских режимов, продавшихся мировым угнетателям». Разведка ВС ИРИ занимает важное место в системе разведывательно-информационных служб страны, является одним из основных видов обеспечения боевой деятельности войск. Организация разведки в ВС ИРИ представляет комплекс мероприятий, проводимых командованием и штабами всех степеней по добыванию сведений о вероятном противнике и его вооруженных силах. Основными мероприятиями по организации разведки являются:

• определение целей, задач и объема разведки;

• планирование разведки (в мирное время планы составляются, как правило, на год, в военное — на каждую операцию);

• обеспечение согласованных действий сил и средств разведки Армии, КСИР, СОП по месту, времени и задачам;

• подготовка (обучение) выделенных для выполнения плановых задач сил и средств;

• осуществление постоянного контроля за выполнением поставленных перед разведкой задач;

• поддержание постоянно действующей связи между силами и средствами, задействованными на выполнение задач, с соответствующими органами разведки.

Основными задачами разведки ВС Ирана являются:

1. Постоянное и своевременное добывание достаточно полной и достоверной информации о военно-политической обстановке в жизненно важных для ИРИ регионах планеты (Ближний и Средний Восток, Кавказ, Центральная Азия, весь мусульманский мир, нефтедобывающие страны, США, Израиль), о проводимых и ожидаемых внешнеполитических актах и возможных намерениях вероятных противников и соседних государств, отношения их к политике Ирана и исламских стран.

2. Постоянное отслеживание морально-политической обстановки в странах, потенциально способных стать объектами экспорта исламской революции, количественный и качественный состав верующих мусульман среди населения разведываемой страны, их готовность воспринять идеи аятоллы Хомейни.

3. Постоянное изучение и добывание сведений об экономическом, военно-экономическом, военном научно-техническом потенциалах стран, входящих в зону интересов ИРИ, торгово-экономических связях этих стран.

4. Добывание и своевременный доклад военному руководству разведывательных сведений по вопросам:

– мобилизационные возможности потенциальных противников и соседних государств;

– планы стратегического и оперативного развертывания вооруженных сил вероятных противников и соседних государств;

– организационно-штатная структура соединений и частей противостоящих группировок, подготовка личного состава и его обеспеченность оружием и военной техникой, основные виды ВВТ, их тактико-технические характеристики;

– оперативное оборудование театра военных действий, основных стратегических и операционных направлений;

– способы развязывания войны и возможный характер боевых действий.

5. Разработка на основе получаемых данных и представление информационных докладов военно-политическому руководству Ирана.

Решение этих задач возложено на стратегическую, оперативную и тактическую разведку Армии, КСИР и СОП. Непосредственную организацию и осуществление разведывательной деятельности осуществляют соответствующие штабы. Координацию разведывательной работы в рамках Вооруженных сил ИРИ проводят Генеральный штаб ВС ИРИ и его разведывательное управление.

Силы и средства разведки Армии.Высшим органом военной разведки Армии является Главное управление разведки (Второе Главное управление) Объединенного штаба Армии (ГУР ОША). Данное управление непосредственно организует ведение стратегической разведки и руководит ее силами и средствами, а также осуществляет общее руководство органами оперативной разведки через разведуправления (вторые управления) штабов видов вооруженных сил Армии — ВВС и ВМС и тактической разведкой через них и разведотделы (вторые отделы) штабов соединений и частей.

Главное управление разведки ОША состоит из региональных оперативных, информационных и технических управлений стратегической разведки, состоящих в свою очередь из отделов.

Оперативные управления руководят зарубежными разведаппаратами, сотрудники которых занимаются агентурной деятельностью под прикрытием аппаратов военных атташе (ВАТ), посольств, консульств и других официальных государственных и частных представительств Ирана за рубежом.

Технические управления обеспечивают деятельность групп радиоперехвата, функционирующих при посольствах Ирана в странах, входящих в зону национальных интересов ИРИ. Наиболее активно эти группы работают при иранских посольствах в регионе Ближнего и Среднего Востока. Иранское руководство планирует в ближайшее время развернуть аналогичные группы радиоперехвата при посольствах ИРИ в республиках Закавказья и Центральной Азии.

В непосредственном подчинении Главного управления разведки ОША находятся также около 20 групп радиоперехвата, занимающихся с территории страны радио- и радиотехнической разведкой сопредельных с Ираном районов на оперативную глубину. Эти группы, курирующиеся техническими управлениями ГУР ОША, развернуты в приграничных районах. В их функции входит также осуществление радиоконтроля за системами связи иранской армии.

Организация оперативной и тактической разведки возложена на разведуправления штабов видов ВС Армии и разведотделы штабов соединений.

Основу сил и средств разведки сухопутных войск Армии составляют разведывательные пункты, бронекавалерийские батальоны бронетанковых дивизий и разведывательные батальоны пехотных дивизий и роты радиоперехвата дивизий и отдельных бригад. Каждый разведпункт состоит из разведгрупп агентурной разведки, общее количество которых на территории Ирана составляет около 100. Все они развернуты в непосредственной близости от границ с соседними государствами.

Разведка ВВС Армии представлена  разведывательными эскадрильями (раэ – RF-4 — 3 ед. и  раэ – RF-5 — 2 ед.). Кроме того, все экипажи боевой авиации ВВС (особенно самолетов F-14) при выполнении полетов ведут радиоэлектронную разведку противника и разведку воздушного пространства сопредельных стран.

ВМС ведут разведку в основном с использованием эскадрильи самолетов базовой патрульной авиации Р-3С «Орион». К ведению разведки, кроме того, привлекаются надводные корабли и катера в период их выхода с баз на боевое патрулирование.

 

4. Силы и средства разведки КСИР

 

Разведка в Корпусе стражей исламской революции организуется Главным управлением разведки Объединенного штаба КСИР (ГУР ОШ КСИР), которое включает оперативные, информационные и технические управления, состоящие в свою очередь из отделов.

Разведывательные службы КСИР ведут стратегическую, оперативную и тактическую разведку. Причем главный упор делается на агентурную и, частично, радио- и радиотехническую разведку.

Оперативные управления ГУР ОШ КСИР руководят зарубежными разведаппаратами, сотрудники которых занимаются агентурной деятельностью «под крышей» аппаратов ВАТ, посольств, консульств и других официальных государственных и частных представительств Ирана за рубежом.

Однако основу аппарата стратегической разведки КСИР составляют Силы специального назначения (ССН) «Кодс».

ССН «Кодс», наряду с сухопутными войсками, ВВС, ВМС и Силами сопротивления «Басидж», являются одним из пяти видов ВС КСИР, что подтверждает значение разведки в системе вооруженных сил ИРИ. Командование ССН «Кодс» согласует и координирует свою деятельность с оперативными управлениями ГУР ОШ КСИР.

ССН «Кодс» предназначены для проведения специальных операций как в самом Иране, так и за его пределами. Главной задачей ССН «Кодс» в мирное время является содействие экспорту исламской революции в другие страны, а также ведение разведки в интересах режима. Выполнение этой задачи подразумевает:

– поддержку, финансирование, оказание всесторонней помощи различным исламским организациям в мире, в первую очередь проиранской направленности;

– проведение специальных операций с целью устранения оппозиционных лидеров и неугодных лиц, а также террористических актов;

– создание агентурной сети для стратегической и оперативной разведки;

– ведение стратегической и оперативной разведки;

– организация обучения боевиков из иностранных государств и их засылка в различные регионы для ведения диверсионно-террористической деятельности в интересах иранского режима;

– организация системы подготовки боевиков-смертников для действий в тылу противника с началом вооруженного конфликта.

Организационно ССН «Кодс» состоят из командования, штаба, подразделений боевиков-смертников, подразделений специального назначения, сети зарубежных резидентур под прикрытием, а также нелегальных резидентур, сети учебных центров по подготовке и обучению боевиков-террористов как в Иране, так и за рубежом.

Командование ССН «Кодс» через свой штаб руководит деятельностью восьми региональных управлений, управления специальных операций, информационно-аналитического управления, управления МТО, отделов обеспечения и служб.

Управления:

1. Управление по Турции и Закавказью. Поддерживает и осуществляет связь с курдским движением «Хизбалла» в Турции, Рабочей партией Курдистана и турецкой исламской оппозицией, Исламской партией Азербайджана.

2. Управление по Ираку. Оказывает помощь, содействие и поддержку иракскому движению «Хизбалла», ведет работу в Высшем совете исламской революции Ирака, различных партиях и группировках, среди выходцев из Ирана в Ираке и выходцев из Ирака на территории Ирана.

3. Управление по Ливану и оккупированным территориям. Ведет работу и оказывает всестороннюю помощь движениям «Амаль», «Хизбалла», ХАМАС, «Исламский джихад». В настоящее время, по сведениям СМИ, в Ливане и на палестинских территориях работают более 800 инструкторов и боевиков КСИР, принимающих активное участие в боевых операциях под прикрытием исламистских движений.

4. Управление по мусульманским республикам СНГ, Афганистану, Пакистану и Индии. Ведет работу и оказывает поддержку в Таджикистане партиям и общественным движениям исламской направленности. В других республиках Центральной Азии также оказывает поддержку исламским партиям, общественным движениям, действующим подпольно; в Афганистане — ПИЕА, ИОА, ИСОА, в Пакистане — Исламскому обществу, Движению «Амаль», Движению исламской революции Кашмира. В качестве одного из самых важных направлений работы данного управления определены мусульманские республики Центральной Азии и районы компактного проживания народов, исповедующих ислам в России и других государствах СНГ.

5. Управление по Северной Африке. Оказывает поддержку исламским группировкам в Алжире, Тунисе, Египте, Судане. Иран рассматривает Судан в качестве плацдарма ирано-шиитской экспансии в Африке. В этих целях на территории Судана при содействии ИРИ функционирует специальный учебный центр подготовки исламских боевиков. Главное направление деятельности данного управления — вербовка арабской и африканской молодежи для проведения боевых, разведывательных и специальных операций в интересах ИРИ и распространения идей исламской революции в мире.

6. Управление по Европе, Северной и Южной Америке. Направление работы — исламские партии и движения, беженцы и эмигранты из Ирана, иранские студенты, стажеры и ученые. На управление возложены задачи по ведению разведки, вербовке агентуры и боевиков, проведению террористических актов, осуществлению экспорта идей исламской революции и распространению проиранской идеологии.

7. Управление по Центральной и Южной Африке. Основная работа ведется через иранские культурные и исламские центры, миссии, шиитские общины, мечети, исламские учебные заведения. Наиболее активно управление ведет работу в Сомали, Кении, Чаде, Замбии, Нигерии, Буркина-Фасо, Сенегале.

8. Управление по странам Персидского залива. Поддерживает шиитские общины, имеет связи с Организацией улемов (Саудовская Аравия), «Хизбаллой» в Бахрейне.

Региональным управлениям подчинены соответствующие зарубежные разведывательные резидентуры, главным образом нелегальные, а также резидентуры под прикрытием официальных иранских учреждений. По многим вопросам ведения разведывательной и информационной деятельности ССН «Кодс» взаимодействуют с аналогичными службами, непосредственно подчиненными Главному управлению разведки ОШ КСИР, а также ГУР ОШ Армии и ГУ внешней разведки Министерства информации.

Управление специальных операций. Подразделения управления находятся в Тегеране. Их основная задача заключается в подготовке и проведении особо важных террористических актов и операций в любом регионе планеты.

По сведениям СМИ (не нашедшим реального подтверждения), в боевой состав управления «Имам Али» входят следующие подразделения:

– 30 отрядов смертников-боевиков мужчин, в каждом из которых по 18 бойцов;

– 45 отрядов смертников-боевиков женщин — по 10–15 человек в каждом;

– 10–15 отдельных подразделений специального назначения для осуществления особо «деликатных» операций за границей, главным образом для нейтрализации представителей иранской оппозиции и иностранцев, неугодных режиму Тегерана.

В настоящее время ССН «Кодс» КСИР насчитывают в своем составе предположительно около 25 тыс. человек. Это хорошо подготовленные военнослужащие, специально отобранные из лучших солдат и офицеров Корпуса, как правило, имеющие опыт боевых действий в Ираке, Ливане, Сирии и Афганистане.

В целом, учитывая беспримерный фанатизм, готовность к самопожертвованию и хорошую профессиональную подготовку, Силы специального назначения «Кодс» КСИР как в мирное, так и в военное время являются основной ударной силой режима за рубежом в вопросах ведения агентурной разведки и проведения специальных операций.

Спецслужбы КСИР, кроме стратегической, ведут оперативную и тактическую разведку, которую организует разведывательное управление штаба сухопутных войск. Так, при штабах СВ, а также ряда пехотных и бронетанковых дивизий имеются разведпункты, которые в боевой обстановке способны вести оперативную разведку на глубину до 150 км с использованием агентурных групп.

Тактическую разведку в соединениях и частях КСИР ведут штатные разведывательные подразделения в полосе наступления или обороны, а также группы войсковой разведки путем заброски разведывательных групп на глубину до 60 км, допроса перебежчиков и пленных.

Специальных штатных сил и средств для ведения разведки ВВС и ВМС КСИР пока не имеют, хотя отдельные задачи могут ставиться экипажам самолетов, кораблей и катеров.

Большое значение в КСИР в последнее время стало придаваться радио- и радиотехнической разведке. В системе спецорганов Корпуса создана своя служба радиоперехвата. Ее группы радиоперехвата действуют при дипломатических представительствах Ирана в ряде арабских стран Персидского залива и Ближнего Востока, а также на территории Иракского Курдистана. Принимаются меры по организации эффективной радиоразведки против стран СНГ. Наиболее активно этим занимаются подразделения отделов информации и безопасности зон КСИР, расположенных вблизи границ с этими странами. В этих районах созданы посты радио- и радиотехнической разведки сопредельной территории и наблюдения за воздушным пространством. В настоящее время в зонах ответственности командований сухопутных войск Армии сформировано пять отдельных батальонов РРТР и РЭБ, в сухопутных войсках КСИР — шесть, в формированиях СОП — до десяти отдельных рот РРТР. Технику РРТР иранцы закупали в России, Словении, Сербии, на Украине и в Белоруссии.

 

5. Силы и средства разведки Сил охраны правопорядка

 

К концу 1994 года в целом завершилось организационное формирование СОП и, соответственно, их разведывательных служб.

В Силах охраны правопорядка разведка организуется Главным разведывательным управлением Главного штаба СОП (ГРУ ГлШ СОП), которое включает оперативное, информационное и техническое управления, состоящие в свою очередь из отделов.

Основными добывающими органами разведки СОП являются разведывательные базы. Они непосредственно подчинены начальнику ГРУ ГлШ СОП. Разведбазы ведут наблюдение за положением в приграничных с Ираном районах Турции, Афганистана, Ирака, Пакистана, республик Закавказья и Центральной Азии, в акватории Каспийского моря и Персидского залива. Кроме того, они выявляют организационные центры оппозиционных режиму сил, наличие у них оружия и боеприпасов, места базирования внутри страны и за рубежом, пути транспортировки наркотиков и контрабандных товаров на иранскую территорию.

Сотрудники разведбаз СОП в своей работе используют агентурные оперативные методы, сочетая их с радиоперехватом, что позволяет этим подразделениям разведки успешно выполнять поставленные командованием СОП задачи.

Кроме стационарных разведорганов, руководство разведки СОП использует маневренные разведгруппы (до десяти человек в каждой) для слежения за конкретными событиями и изменениями в оперативной или военно-политической обстановке в сопредельных государствах. Такие группы периодически выезжают к границам Ирана с республиками Закавказья, Центральной Азии, Ираком, Пакистаном, Турцией, Афганистаном, где ведут разведку приграничной зоны соседних государств, используя при этом информацию местных органов пограничного управления СОП.

В своей повседневной деятельности ГРУ ГлШ СОП организует постоянное взаимодействие и обмен данными с пограничным управлением СОП, которое добывает разведсведения путем допроса нарушителей границы и беженцев, визуального наблюдения и через свою агентуру в приграничной зоне.

Руководство СОП за последние годы активизировало работу по улучшению качества и эффективности разведывательной деятельности. При этом упор делается на повышение профессионального мастерства сотрудников разведки СОП. Так, в Тегеране действуют постоянные курсы переподготовки офицеров разведки СОП, организована подготовка разведчиков по иностранным языкам. Ежегодно проводится два выпуска офицеров СОП, изучивших русский, арабский, урду и турецкий языки.

 

В целом, имеющиеся в распоряжении высшего военно-политического руководства Ирана силы и средства разведки позволяют добывать оперативную и своевременную информацию следующего характера:

• внутриполитическая обстановка в странах, входящих в сферу жизненных интересов ИРИ — прежде всего, сопредельные страны, страны Ближнего и Среднего Востока, мусульманские государства (включая бывшие республики СССР), а также США, Израиль, основные государства Западной Европы; их военный потенциал, боевой состав, дислокация, оперативная и боевая подготовка соединений и частей вооруженных сил;

• деятельность оппозиционных партий, движений и группировок, вооруженных отрядов в Курдистане и Белуджистане;

• деятельность военно-морских группировок в Персидском и Оманском заливах.

В перспективе иранское военно-политическое руководство наибольшее внимание будет уделять улучшению организации и ведения агентурной разведки и разведки техническими средствами.

 

Направления развития сил и средств разведки вооруженных сил Ирана

 

Анализируя применение вооруженных сил зарубежными странами в последних военных конфликтах, особенно в зоне Персидского залива, на Балканах и в Афганистане, и применение в них сил и средств разведки, военно-политическое руководство Ирана в качестве первоочередной задачи рассматривает модернизацию и совершенствование национальной системы разведки.

Структура системы разведки ИРИ не является иерархичной в связи с существованием нескольких самостоятельных систем разведок Министерства информации, Армии, КСИР, СОП. Поэтому одним из направлений совершенствования сил и средств разведки является модернизация и совершенствование существующих привычных взаимоотношений военных органов. При подготовке итоговых документов для доклада военному командованию или политическому руководству это облегчает обработку запросов на информацию и оптимизирует выполнение функции разведки на каждом уровне управления без ущерба для своевременного прохождения информационного потока по горизонтали и вертикали.

Архитектура перспективной системы разведки ВС ИРИ будет представлять собой динамичную гибкую структуру, обеспечивающую глобальный доступ к информационным сетям, включающим различные разведывательные источники во всех звеньях управления.

Другим направлением развития сил и средств разведки является техническое оснащение разведывательных подразделений и частей современной техникой.

 

6. Деятельность разведывательных служб Ирана в мире

 

Важное место в своей внешней политике иранское высшее руководство отводит странам Западной Европы. Тегеран всегда с повышенным вниманием следил за обстановкой в этих странах, а с распадом СССР — за ситуацией на постсоветском пространстве. Но в последние годы специальные службы Тегерана значительно активизировали свою работу в государствах Западной Европы. В целом анализ ситуации в этом регионе, с учетом потенциальных угроз национальной безопасности ИРИ, позволяет определить ключевые направления европейской деятельности иранских секретных служб.

Перед спецслужбами Ирана стоит несколько задач: во-первых, отслеживание деятельности диссидентских организаций; во-вторых, проникновение в научные и политические круги Запада, неправительственные организации, средства массовой информации и бизнес — во все то, что может быть использовано Тегераном для снижения технического отставания и повлияет на формирование политики правительств в Европе и Америке. Иранской разведке помогает то, что значительное число иранских разведчиков получили образование на Западе, в частности в Великобритании, Франции и Германии. Они хорошо осведомлены о западном образе жизни, знают все слабые места и основные «болевые» точки стран Запада.

Одна из главных задач, поставленных руководством Ирана перед своими спецслужбами, заключается в сборе информации о возможном использовании территории стран Западной Европы в военных, разведывательных и пропагандистских акциях США против Ирана. Причем при проведении разведывательных мероприятий в европейских странах иранская разведка использует весь комплекс легальных и нелегальных методов. Иранские спецслужбы уже оставили десятки трупов иранских диссидентов по всей Европе. Доподлинно известно, что шеф иранской разведки САВАК еще в 1980 году начал нанимать для проведения ликвидаций в Европе криминальных выходцев из Ливана.

Чаще всего иранские спецслужбы используют тактику «спящих агентов», в свое время применявшуюся КГБ. Что это значит? Молодой мусульманин проходит специальную подготовку, затем эмигрирует в одну из стран Европы, к примеру, в Германию, и «засыпает». Женится, заводит детей, ведет жизнь законопослушного гражданина и ждет указаний из Центра. Поэтому в случае нападения на Иран «спящие» агенты в Европе и странах Персидского залива готовы выступить против США и их европейских союзников по блоку НАТО. У этого плана имеется кодовое название — «Судный день». Более того, существуют вполне достоверные данные, согласно которым Иран ведет интенсивные приготовления на случай американской бомбардировки. Причем иранцы не только усиливают свою противовоздушную оборону, у них в запасе есть асимметричный ответ — удары по целям в Европе и Латинской Америке при помощи боевиков «Хизбаллы».

По данным иранского оппозиционера Али Нуризаде, по меньшей мере, восемь интернациональных группировок получили дополнительные средства и инструкции от иранской разведки. Спецслужбы Ирана также активизировали сеть, которую ранее возглавлял Ильд Мугние, который незадолго до гибели создал ряд ячеек исламских боевиков не только в странах Западной Европы, но и на Кипре, в государствах Персидского залива. По данным спецслужб, около 80 членов ливанского движения «Хизбалла» собраны в специальных лагерях в Иране. Их задача будет заключаться в совершении самоубийственных терактов с использованием легких летательных аппаратов (мотопарапланов, планирующих парашютов и мотодельтапланов) или проведении подводных операций в портах Европы и Америки.

При этом ряд исламских центров в Германии открыто проповедует иранскую революционную идеологию в том виде, как она изложена в иранской конституции. Центром пропаганды иранской идеологии среди шиитских мусульман, проживающих в Германии, является Исламский центр Гамбурга. Центр издает газеты и брошюры и старается активно распространять иранскую идеологию по всей Европе.

По данным французской контрразведки DST, несколько групп «коммандос» «Хизбаллы» уже проникли на территорию некоторых европейских стран. В час «Х» они способны нанести удар. Причем в DST воспринимают предупреждения всерьез, ведь Париж уже подвергался ударам боевиков «Хизбаллы», начиная с 1985 года убивших во время терактов 12 человек и ранивших более трехсот. Помнят французы и взрыв в Еврейском культурном центре в Буэнос-Айресе 18 июля 1994 года. Тогда жертвами теракта стали 85 человек, 151 получил ранения.

На сегодняшний день иранские спецслужбы имеют в Европе мощную резидентуру, которая занимается проникновением в разведслужбы европейских стран, научно-технической разведкой, поиском активистов иранской оппозиции и бывших сотрудниках шахской САВАК в Европе.

Наиболее комфортно иранцы чувствуют себя в благополучных странах свободного мира, где господствуют веротерпимость и этническая пестрота. Известно, что опорными пунктами иранской разведки были Гамбург, Париж и Лондон. Плотная сеть разведывательных ячеек покрыла Италию, Грецию и Испанию. Одна из основных задач иранских спецслужб касается сбора сведений о возможном использовании территории страны в военных, разведывательных и пропагандистских акциях США против Ирана. Представители Ирана приоритетное внимание уделяют региональным контактам американцев в политической и военной сферах, особенно поездкам в страны региона представителей Пентагона и ЦРУ.

В Польше спецслужбы Ирана, конечно, не имеют таких мощных агентурных позиций, как в Германии или Франции. Но Тегеран беспокоит возможность размещения на территории Польши американских военных баз, системы ПРО, которые могут быть использованы в войне против режима. Иран очень интересуют условия и принципы  польского сотрудничества с блоком НАТО. В целом,  иранская разведка использует в Польше две тактики. Во-первых, разведчиков, находящихся в посольстве, а для более деликатной вербовки и проведения операций — людей из Германии или Франции, которых польская контрразведка не знает.

В основном иранцы занимаются в Польше военно-технической разведкой. Их интересуют новейшие виды оружия, находящиеся на вооружении польской армии. Но действуют они не открыто, порой через подставные коммерческие фирмы. Показателен пример с израильским миллионером Нахумом Манбаром, который в середине 90-х (в обход санкций) поставлял Ирану современное (советское) оружие, ранее находившееся на вооружении польской армии. Он, по сути дела, помог перевооружить иранскую армию, оснастив ее самым современным на тот момент оружием. По самым предварительным подсчетам, суммарно сделки с иранцами принесли Манбару в тот период порядка 16 млн долларов. Среди проданного им иранцам советского оружия были и ПЗРК SА-7, которые потом оказались в руках ливанской «Хизбаллы» и использовались против Израиля.

Иран обладает большими возможностями  в области экспорта инженерно-технических услуг. При этом одно из важнейших коммерческих преимуществ Ирана состоит в экспорте современной высокотехнологической промышленной продукции, и иранские предприниматели хотят выйти на европейский рынок через Польшу. Кроме того, Иран относится к числу крупнейших производителей экологически чистых фруктов и другой сельхозпродукции. В области производства сельхозпродукции 35 наименований Иран входит в десятку крупнейших производителей. Это открывает широкие возможности для польских частных инвесторов с точки зрения расширения сотрудничества с иранскими партнерами. В 2009 году объем товарооборота между Ираном и Польшей составил более 51 млн долларов.

С другой стороны, по данным контрразведывательных служб государств Западной Европы, в составе экономических, научных и культурных делегаций из Ирана в последнее время стали чаще обычного появляться люди, связанные с иранскими спецслужбами. Были зафиксированы случаи, когда представители иранских коммерческих компаний проявляли интерес к стратегическим и военным объектам, не имеющим никакого отношения к их профессиональной деятельности. Это выражалось в «случайном» появлении иранцев, иногда с фото- и видеоаппаратурой, возле важных стратегических объектов, а также в тематике их бесед с различными чиновниками, представителями частных компаний и журналистских кругов государств региона.

Рассматривая диссидентов в качестве угрозы режиму, руководство Ирана стремится физически уничтожить лидеров оппозиции. И достигло в этом определенных успехов. Так, в 1991 году во Франции иранскими спецслужбами был убит экс-премьер-министр Ирана Шахпур Бахтиар. Расследование инцидента позволило доказать, что к проведению операции причастны различные иранские ведомства Министерство связи, Министерство иностранных дел, коммерческие организации, авиакомпания «Иран Эйр». В 1990 году в Швейцарии был убит Казен Рахави, в 1993 году в Италии погиб представитель Национального совета оппозиции Мухаммад Хуссейн Нагди, в 1996 году в Стамбуле и Багдаде происходят убийства активистов ОМИН.

По данным немецкой контрразведки, иранские спецслужбы активизировали в Германии, особенно в Гамбурге, работу, направленную против тех, кто не согласен с действиями нынешнего режима. Агенты иранской разведки постоянно находятся среди демонстрантов на улицах Гамбурга и других городов, чтобы отслеживать наиболее активных противников режима. По данным спецслужб Германии, они не просто отслеживают участников митинга, но и ведут видеосъемку, чтобы «установить личности участников акций протеста». После того как личности демонстрантов установлены, на их родственников в Иране оказывается воздействие, чтобы заставить активистов в Германии прекратить протесты. Это один из многих методов работы иранских спецслужб против живущих в Германии критиков действующего режима.

Иран имеет своего союзника в Европе, при помощи которого осуществляет проникновение в страны Западной Европы. Это Босния и Герцеговина. Влияние иранцев на руководство этой страны очень велико. Во время межэтнического конфликта в Югославии Иран продал оружие боснийским мусульманам на сотни миллионов долларов, обеспечивая важную помощь в то время, когда западные страны сохраняли эмбарго на продажу оружия в бывшую Югославию. Более того, в рядах боснийских мусульман находились около пятисот инструкторов из КСИР. Иранские спецслужбы способствовали прибытию в Боснию около 3 тыс. мусульманских добровольцев, среди которых были боевики «Хизбаллы» и ХАМАСа. Сначала они были разделены на маленькие группировки, позже составили «Бригаду муджахедов» в боснийской армии, почетным командиром которой стал сам президент Алия Изетбегович.

Сформированная при помощи Ирана бригада сыграла важную роль в ходе военных действий благодаря высокой дисциплине, хорошей подготовке и самоотверженности боевиков. И сегодня иранские спецслужбы в Боснии и Герцеговине чувствуют себя как дома, они даже проникли в учебный центр боснийской армии и прошли подготовку по американской программе под руководством инструкторов из США. Боснийские спецслужбы утверждают, что ими были выявлены более 200 иранских агентов, которые  спокойно и методично собирают информацию о самих боснийских мусульманах, политических и общественных кругах.

Но в то же время Иран понимает, что основным противником для Ирана является не Европа, а США. В принципе нельзя сказать, что возрастающая мощь Ирана застала США врасплох. В Вашингтоне были готовы к многополюсному миру, к появлению новых региональных лидеров, но стремились реализовать их появление по собственному сценарию и желательно при личном участии в качестве партнера, союзника или чего-то в этом духе. Приоритетным для США (как ведущей силы Запада) является установление контроля над исламскими движениями, дабы не допустить развития их революционного потенциала в нежелательном для них направлении. Но в случае с Ираном эта стратегия дала сбой.

Иранские спецслужбы имеют в США довольно разветвленную агентурную сеть, которая при наступлении часа «Х»  может провести серию спецопераций на территории страны. Иранские спецслужбы активно действуют в Латинской Америке. В Тегеране и Вашингтоне справедливо считают, что данный регион — оптимальный плацдарм для организации подрывной деятельности против США. Ресурсами спецслужб Ирана в Латинской Америке являются: во-первых, многочисленная арабская и иракская диаспора, многие представители которой входят в политическую и деловую элиту большинства латиноамериканских стран. По утверждению представителей ЦРУ, на территории Латинской Америки находится множество иранских фирм, служащих прикрытием для активной деятельности КСИР и его спецназа «Кодс». При наступлении часа «Х» созданные ими разведывательно-диверсионные резидентуры проведут серию спецопераций против США. Сложно заранее сказать, что именно придумали в Тегеране.

Во-вторых, при поддержке ливанской диаспоры «Хизбалла» создала в Аргентине, Парагвае и Чили мощную инфраструктуру, которая также способна проводить спецоперации против США. По данным ЦРУ, в Латинской Америке наблюдается концентрация исламистских радикалов, которые активно контактируют с лидерами местных леворадикальных группировок.

В-третьих, иранские спецслужбы интенсивно сотрудничают с Венесуэлой, чей покойный лидер Уго Чавес не скрывал своих радикальных антиамериканских настроений. Благодаря этому политику Тегерану удалось установить контакты с лидерами колумбийских леворадикальных группировок, контролирующих поставку наркотиков в США. Это не только создание разведывательно-диверсионных групп, которые начнут действовать при наступлении часа «Х», но и возможность установить частичный контроль над наркотрафиком в США.

В-четвертых, в военной сфере и обмене разведданными Иран сотрудничает еще и с Никарагуа. Аналитики предсказывают, что аналогичный процесс может начаться между Ираном и Бразилией.

По мнению представителей ЦРУ, повышенная активность разведывательных служб Ирана в Латинской Америке преследует две цели: создание альтернативных экономических связей на случай введения жестких санкций против Ирана и организацию разведывательно-диверсионных резидентур для нанесения ударов по объектам США. Первой цели Тегеран уже достиг. Какими окажутся результаты по второму направлению, будет известно только после наступления часа «Х».

В своей непосредственной деятельности спецслужбы Ирана доставили большие проблемы разведкам США и Израиля не только в Латинской Америке и на Ближнем Востоке, но и на территории самого Ирана. Начиная с 2004 года, США приходится рассчитывать только на возможности технической разведки (например, данные, полученные с помощью разведывательных спутников и БПЛА) и информацию, поступающую от перебежчиков. Сейчас у ЦРУ и других американских разведслужб нет надежной и ценной агентуры в Иране. Все попытки проведения разведопераций на территории этой страны заканчивались провалом.

Даже израильские спецслужбы, которые независимые эксперты считают самыми сильными в регионе, неспособны организовать эффективную разведку на территории Ирана. С момента вербовки и обучения агента израильской разведкой Мосад до его задержания иранскими спецслужбами, как правило, проходит не больше года, и редко кому удается проработать два или три. Любой израильский агент — смертник. Если у пойманного с поличным гражданина США или Франции есть шанс после судебного процесса в Иране вернуться на родину, то у агента Мосада один путь — на виселицу. Например, в ноябре 2008 года в Тегеране был повешен бизнесмен Али Аштари. Его компания специализировалась на поставке телекоммуникационного оборудования правительственным организациям Ирана. Агента израильской разведки задержали в начале 2007 года. В ходе следствия было установлено, что представители Мосада дали ему 50 тыс. долларов для приобретения интернет-кабелей и спутниковых телефонов, которые впоследствии предполагалось продать «особым клиентам» из числа высокопоставленных иранских военных. Также в Израиле рассчитывали получить от агента информацию об иранской ядерной программе. Бизнесмен имел связи в Организации по атомной энергии Ирана.

Количество ключевых проблем международной политики, с которыми сегодня связан Иран, пугающе велико. Многие эксперты отмечают, что эта страна может стать одним из крупнейших вызовов региональной и глобальной безопасности. Выделяют следующие главные факторы геополитических амбиций Ирана:

– ориентация большинства элиты и общества на приобретение ядерного оружия;

– поддержка ряда организаций, признанных террористическими, открытая антиизраильская политика;

– активная поддержка шиитских групп в соседних странах с целью привлечь сторонников шиитского ислама;

– сохранение заметных фундаменталистских элементов во внутреннем устройстве;

– стремление к региональному лидерству и ограничению присутствия в регионе глобальных игроков.

От того, как разрешатся все эти противоречия, во многом зависит, каким образом будет развиваться в дальнейшем вся система международных отношений. Так, следует отметить, что ключевую роль в обеспечении политических процессов в Иране, как и прежде, будут играть специальные службы страны.

Однако хотя современный Иран демонстрирует стремление играть в глобальные геополитические игры, он остается в первую очередь региональной державой, имеющей серьезные позиции на Ближнем Востоке, в Центральной Азии (особенно в Таджикистане и в Афганистане) и на Южном Кавказе. В то же время Иран близок к тому, чтобы стать крупным мировым игроком. Он обладает серьезным влиянием не только почти во всех странах Ближнего Востока, но и во многих государствах Африки, в Афганистане и Пакистане. Кроме того, иранское влияние распространяется на исламские организации и общины Юго-Восточной Азии, Латинской и Северной Америки, а также Западной Европы.

32.55MB | MySQL:67 | 0,795sec