Сомали: провозглашение Джубаленда и новый виток политического кризиса

2 апреля на проходящем в Кисмайо съезде представителей южно-сомалийских племен и политических группировок («Рас-Камбони», «Азания», «Ахлу Сунна уаль-Джамаа» и «Группа племен харти») было провозглашено образование Джубаленда – нового федерального региона на юге Сомали, в состав которого должны войти провинции Нижняя Джуба, Средняя Джуба и Гедо. На съезде 870 делегатов от названных провинций единогласно приняли временную хартию (прототип конституции) Джубаленда, на основе которой в течение двух ближайших недель предстоит избрать его президента и сформировать региональный парламент, состоящий из 65 депутатов.

Это важное для Сомали политическое решение было принято несмотря на то, что примерно половина территории данного региона все еще находится под контролем экстремистской исламской группировки «Аш-Шабаб», а федеральные власти отказываются признать законность упомянутого съезда и всячески препятствуют его работе. Буквально накануне провозглашения Джубаленда, в период с 26 по 29 марта, Кисмайо посетила делегация федерального правительства Сомали во главе с премьер-министром Абди Фарахом Ширдоном, который попытался отговорить  организаторов съезда от поспешного провозглашения нового федерального региона. Им было предложено войти в состав временных администраций вышеупомянутых провинций, передать все вооруженные формирования в подчинение министерству обороны Сомали, а управление работой морского порта и аэропорта Кисмайо (основного источника доходов) поручить федеральному центру. Премьер-министр также предложил отложить дальнейшее проведение съезда или изменить его цели, направив усилия делегатов на поиск путей национального примирения на юге Сомали, а решение проблем государственного строительства оставить федеральному правительству.

Данные рекомендации были отвергнуты временной администрацией Кисмайо, возглавляемой шейхом Ахмедом Мадобэ, и другими организаторами съезда. Взамен федеральным властям в очередной раз было предложено возглавить его работу, однако Абди Фарах отказался от такого предложения, не рискуя идти против мнения подавляющего большинства делегатов съезда. Таким образом, переговоры между федеральным правительством и временной администрацией Кисмайо завершились провалом.

Сразу после этого Абди Фарах отправился в провинцию Гедо с целью привлечения на сторону федерального правительства вождей местных племен и полевых командиров группировки «Ахлу Сунна уаль-Джамаа» (АСУ) в споре по вопросу о создании Джубаленда. По завершении своей рабочей поездки 1 апреля премьер-министр заявил о назначении новой временной администрации провинции Гедо и о заключении соглашения с южной фракцией АСУ о передаче ее вооруженных формирований под контроль министерства обороны Сомали. Вслед за этим министр обороны Сомали отдал распоряжение о переброске дополнительных подразделений правительственных войск из района Эль-Уак (провинция Гедо) в район Кисмайо, якобы для усиления безопасности в городе. Данные решения и заявления федеральных властей вызвали крайне негативную реакцию со стороны прежнего руководства провинции Гедо и лидера южной фракции АСУ шейха Махамеда Ау-Либаха, которые в то время находились в Кисмайо. Они резко осудили «безответственные действия» федерального правительства и обвинили его в разжигании межплеменной вражды на юге Сомали.

Таким образом, очередной политический кризис, назревавший в Сомали в течение последних нескольких месяцев, после провозглашения Джубаленда стал очевидным. В этот кризис оказались вовлечены не только федеральные и региональные власти Сомали, но и широкие слои сомалийского общества, а также соседние с Сомали государства и так называемые страны-доноры.

В поддержку создания Джубаленда выступили до 50 депутатов федерального парламента, которые 3-4 апреля срочно прибыли в Кисмайо, чтобы принять участие в торжественной церемонии провозглашения нового федерального региона и содействовать поиску компромисса между Кисмайо и Могадишо. Провозглашение Джубаленда поддержало и правительство Пунтленда (наиболее крупного федерального региона в составе Сомали), которое также прислало свою делегацию в Кисмайо. Процесс создания федерального региона на юге Сомали находит поддержку и среди многих общин сомалийской диаспоры в США, Канаде и странах Западной Европы.

Против провозглашения Джубаленда в нынешних условиях наряду с федеральным правительством выступают вожди большинства племен хавие, которые опасаются усиления позиций племен дарод и ущемления своих экономических интересов на юге Сомали.

Позиции соседних с Сомали государств и региональной организации IGAD по этому вопросу неоднозначны. Эфиопия и Кения, формально признавая главенство центрального  правительства  Сомали в вопросах государственного строительства, с самого начала поддерживали и продвигали идею создания Джубаленда при условии справедливого, пропорционального представительства всех населяющих его племен в структурах власти этого региона. Поскольку там проживают около 1,6 млн человек, представляющих более трёх десятков различных сомалийских племен (примерный этнический состав Джубаленда приведен в приложении),  договориться о будущем устройстве нового федерального региона было не просто. В июне прошлого года в Найроби при активном участии Кении и Эфиопии между властями Могадишо и южносомалийскими группировками были достигнуто предварительное соглашение о создании регионального правительства в южных провинциях Сомали, однако после смены власти в стране новое руководство во главе с президентом Хасаном Шейхом Махмудом фактически отошло от прежних договоренностей. Тем не менее, Эфиопия и Кения по-прежнему пытаются продвигать идею создания Джубаленда через IGAD. При этом Аддис-Абеба заинтересована в том, чтобы ключевые посты в руководстве Джубаленда заняли представители АСУ и племен марехан (садэ), более лояльно настроенных по отношению к Эфиопии, тогда как кенийские власти предпочитают, чтобы лидирующее положение в правительстве Джубаленда заняли племена абсамэ (огаден и другие), населяющие Северо-Восточную провинцию Кении и Огаден. Они представлены группировками «Рас- Камбони» и «Азания». (Напомним, что именно группировка «Рас-Камбони» наиболее активно содействовала кенийским войскам в освобождении Кисмайо от боевиков «Аш-Шабаб»). Поддержка Эфиопией и Кенией процесса создания Джубаленда вызывает недовольство сомалийского правительства, которое усматривает в этом вмешательство во внутренние дела Сомали. По сообщениям сомалийских СМИ, этот вопрос будет поднят министром иностранных дел Сомали на внеочередной сессии IGAD (ее проведение намечалось 7 апреля, но было отложено по просьбе правительства Кении).

Что же касается позиции правительства Джибути, то оно в вопросе о Джубаленде проявляет солидарность с федеральным правительством Сомали. Такую же позицию занимают и арабские государства, поддерживающие курс нового президента Сомали Хасана Шейха на укрепление центральной власти и ее распространение на всю территорию страны.

Западные государства (США, Великобритания, страны ЕС), первоначально поддерживавшие идею федеративного устройства Сомали, теперь все чаще выражают свою обеспокоенность обострением противоречий между центральным правительством и региональными властями Сомали, которое ведет к ослаблению борьбы с «Аш-Шабаб» и тормозит процесс стабилизации обстановки в этой стране. В течение последнего месяца послы США и Великобритании в Сомали провели несколько встреч в Могадишо и Найроби с представителями противоборствующих сторон с целью выработки компромиссных решений по данной проблеме. Однако пока их усилия, по-видимому, не дали желаемого результата.

На наш взгляд, новый виток политического кризиса в Сомали по своей сути отражает продолжающуюся уже много лет борьбу за власть в стране между двумя наиболее крупными группами сомалийских племен – хавие и дарод. Очевидный отход нового президента и правительства Сомали от заложенных в конституции принципов федерализма в государственном строительстве усиливает взаимное недоверие между сомалийскими этническими группами и племенами, что осложняет процесс национального примирения и в итоге может привести к новой вспышке гражданской войны в этой стране.

Наиболее разумным выходом из сложившейся ситуации представляется скорейшее создание и применение правовых механизмов предотвращения и разрешения подобных политических кризисов. Для этого федеральному парламенту Сомали необходимо ускорить реализацию конституционных положений, относящихся к правовой сфере, в том числе сформировать комиссию по судебной системе, конституционный суд, национальную комиссию по образованию новых субъектов федерации и принять соответствующие законы.  Пока же их нет, в процессах национального примирения и восстановления государственности в Сомали постоянно будут возникать всё новые  трудности.

Приложение

Примерный этнический состав населения Джубаленда

(по данным ООН)

Наименование провинции/района Этническая принадлежность большинства населения Примерная численность населения
1. Провинция Гедо Садэ (дарод), мирифле, гаррэ (раханвейн), биёмаль (дир) 600 тыс. чел.
Гарбахарей Садэ
Бардэрэ Садэ, раханвейн
Эль-Уак Садэ, гаррэ
Доло Садэ
Беледхаво Садэ
Лук Садэ
Бурдубо Садэ
2. Провинция Средняя Джуба Абсамэ (дарод), дигиль и мирифле (раханвейн), шехаль (хавие), джарэрвейнэ (банту) 350 тыс.чел.
Буале Абсамэ, дигиль
Сакоу Огаден, мирифле
Джилиб Шехаль, джарэрвейнэ
3. Провинция Нижняя Джуба Абсамэ, садэ, харти (дарод), гальджеэль, шехаль (хавие), дигиль, биёмаль, уардай (дир), баджун, аджуран (мал. этнос) 650 тыс. чел.
Кисмайо Садэ, харти, гальджеэль
Афмадоу Абсамэ
Барарэ Абсамэ
Хагар Абсамэ
Джамамэ Шехаль, биёмаль, дигиль, джарэрвейнэ
43.88MB | MySQL:92 | 1,177sec