Ситуация в Мали: март 2013 г.

К началу марта на севере Мали сформировались два эпицентра боевых действий. Первый из них находился в труднодоступном горном массиве Ифогас, где французским и чадским военным противостояли формирования «Аль-Каиды в странах исламского Магриба» /АКМ/ и «Ансар ад-дин». Там действовали 1200 французских солдат и 800 чадских, малийские  военные помогали им в качестве проводников. Противостоявшие им исламисты укрылись в природном укрепленном районе размерами 25 на 25 км к юго-востоку от населенного пункта Тессалит. Второй – в районе города Гао, где основным противником французских и чадских военных были формирования «Движения за единство и джихад в Западной Африке» (ДЕДЗА). С учетом особенностей зоны боевых действий премьер-министр Франции Жан-Марк Эйро заявил, что для ликвидации остатков джихадистов французским военным потребуется «несколько недель».

1 марта стали известны первые итоги операции по зачистке одного из островов на реке Нигер близ Гао, который исламисты превратили в свой тыловой лагерь. Ее проводили малийские военные при поддержке французов. В общей сложности они арестовали до 50 человек по подозрению в причастности к исламистским банформированиям из ДЕДЗА. Боевики попытались раствориться среди 6-тысячного населения деревни Кадджи, среди которых проживают несколько сотен адептов исламистского движения «Ансар Сунна».

1 марта в Чаде в день национального траура состоялись торжественные похороны 26-ти солдат, погибших 22 февраля в горном массиве Ифогас на севере Мали. Специально для этой церемонии близ Нджамены было создано военное кладбище. Согласно официальным данным Министерства обороны Чада, в бою 22 февраля ранения получили до 50 чадских военных. Противостоявшие им исламисты потеряли 93 человека убитыми.

С начала марта начала циркулировать информация о гибели в Мали видного полевого командира формирований АКМ алжирца Абдельхамида Абу Зейда. Более подробно о перипетиях этой истории можно прочесть в статье «Об основных событиях в Алжире /март 2013г.». Ближе к концу марта эта информация подтвердилась.

2 марта чадские военные объявили об уничтожении еще одного видного полевого командира джихадистов алжирца Мохтара Бельмохтара. Этот боевик долгое время был в составе АКМ, однако в конце 2012 года он вышел из этой организации и создал собственную, получившую название «Подписавшиеся кровью». Именно это формирование совершило громкое нападение в январе с.г. на алжирское газовое месторождение в Ин Аменасе. В свое время М.Бельмохтар построил на севере Мали солидные личные связи, взяв в жены нескольких девушек из разных племен проживающих там туарегов.

4 марта на связь с мавританским информационным агентством «Сахара-Медья» вышел анонимный источник в АКМ, который сообщил, что Абу Зейд был убит «в результате французского авиаудара, а не чадскими военными, которые находились в момент удара в 80 км от места событий». Он также опроверг информацию о гибели М.Бельмохтара, поскольку тот находился в то время не в Ифогасе, а близ Гао. По  данным источника из АКМ, М.Бельмохтар «в ближайшее время опубликует заявление, опровергающее его гибель».

Тогда же, 4 марта, президент Чада И.Деби вновь подтвердил информацию о гибели Абу Зейда и М.Бельмохтара, погибших, по его словам, 22 февраля и 2 марта соответственно.

Место убитого регионального главаря АКМ Абу Зейда пустовало недолго. Уже 24 марта стало известно, что его преемником стал 34-летний алжирец Джамель Укаша /боевой псевдоним – Яхья Абу Хаммам/. Именно он отныне будет командовать боевиками АКМ на огромном пространстве от алжирского городка Гардаия на юге страны до Азавада /Северное Мали/ включительно. Считается, что Укаша – доверенное лицо национального «эмира» АКМ Абдельмалека Друкделя. Тем не менее, согласно существующей в АКМ процедуре назначений, теперь это решение должно быть одобрено Консультативным советом организации. Другим возможным преемником Абу Зейда на посту полевого командира фаланги «Тарик ибн Зияд» назывался некий Абу Халиль /боевой псевдоним/.

Что касается возможного преемника М.Бельмохтара, то в данном случае чаще всего называлось имя его заместителя в «Подписавшихся кровью» мавританца Хасана ульд Халиля /боевой псевдоним – Джулайбиб/.

3 марта канцелярия президента Франции объявила о гибели в Мали очередного – третьего по счету – французского военнослужащего, служившего в парашютно-десантном полку. В боестолкновении в массиве Ифогас, в котором погиб француз, были уничтожены до 15 боевиков. По французским данным, еще 15 джихадистов были уничтожены в Ифогасе в ночь с 4 на 5 марта.

Также 3 марта военные малийские источники объявили об уничтожении по меньшей мере 50 боевиков ДЕДЗА в боях в районе Гао.

4 марта президент Мавритании Мохаммед ульд Абдельазиз заявил о готовности его страны принять участие в боевых действиях в Мали в рамках миротворческой операции ООН. До этого Нуакшот воздерживался от подобных демаршей, хотя ранее, задолго до французской операции, мавританские войска не раз проникали на север Мали, преследуя джихадистов.

Судя по всему, «отважные» малийские военные, ранее бежавшие из Северного Мали, сейчас под защитой французских военных начали мстить тем, кто их напугал в свое время. 5 марта туареги из повстанческого сепаратистского Национального движения освобождения Азавада /НДОА/ объявили, что они обратились к прокурору Международного уголовного суда /МУС/ с требованием начать расследование «преступлений, совершенных малийской армией» в отношении мирного населения Северного Мали. Там до захвата этой территории исламистами в первой половине 2012 г. проживали значительные общины туарегов, арабов, а также других народностей. Как отмечалось в коммюнике НДОА, «адвокаты движения потребовали от прокурора МУС начать расследование преступлений, которые были совершены малийской армией в отношении членов этнических групп пель, туарегов, арабов и сонге в районах Томбукту, Дуэнца, Гао, Севаре, Бони и Конна». По данным НДОА, «малийские солдаты прибегали в этих городах к пыткам, коллективным наказаниям, похищениям людей».

Уже 6 марта Париж объявил о гибели своего 4-го солдата в Мали. Боец 68-го артиллерийского полка погиб в 100 км от Гао. Артиллерийский разведчик находился в расположении одного из малийских подразделений, когда оно было атаковано джихадистами. Сразу после этого 7 марта в Мали приехал министр обороны Франции Жан-Ив Ле Дриан. Цель его визита была очевидной – подбодрить французских военных, изрядно подуставших после двух месяцев военной операции. 8 марта в Париж были доставлены 30 французских солдат, получивших ранения в Мали или пострадавших от тепловых ударов.

6 марта под международным давлением Бамако был вынужден объявить о создании Комиссии по диалогу и примирению /КДП/, которая, по замыслу зарубежных партнеров Мали, должна наметить пути примирения между центральными властями и северянами, главным образом — туарегами. Еще одной задачей КДП определена «инвентаризация политических и социальных сил страны, заинтересованных в диалоге и примирении». Состав комиссии из 33-х человек должен определить временный президент Мали Дионкунда Траоре. Ранее, в конце января с.г., Д.Траоре определил, что «единственной группой, с которой мы можем начать переговоры, может быть НДОА при условии, если оно откажется от территориальных притязаний». Как сообщалось, в начале 2012 г. формирования НДОА изгнали малийских военных из Северного Мали и объявили о независимости Азавада, после чего эта территория была занята исламистами.

9 марта НДОА заявило об отказе от разоружения своих вооруженных формирований до начала переговоров с малийскими  властями, как того требовали страны Западной Африки. Одновременно туареги призвали ООН ускорить развертывание миротворческой миссии в Мали, которая должна  поддерживать мир на севере страны до нахождения политического решения кризиса между ними и центральными властями. Как заявил в этой связи глава МИД Франции Лоран Фабиус, действующий сейчас в Мали международный контингент может получить статус миротворческого и одеть «голубые каски» уже в июне с.г. Подобная смена статуса вызвана, в частности, финансовыми соображениями. До сих пор основное финансовое бремя военной операции в Мали, включая обеспечение участия в ней 2-хтысячного чадского контингента, несет на себе Франция. Первоначально было объявлено, что численность Миссии ООН по стабилизации в Мали составит до 10 тысяч человек.

26 марта генсек ООН Пан Ги Мун уточнил, что численность Миссии ООН по стабилизации в Мали составит 11,2 тысячи человек, и что ее будут поддерживать в течение некоторого времени некие «параллельные силы». Скорее всего, речь шла о французских войсках, без которых африканские силы, которые должны стать основой Миссии ООНЮ вряд ли будут дееспособными.

Что касается переброшенного в Мали африканского контингента Misma  численностью 6,3 тысячи человек /по состоянию на 12 марта/, то он – как и ожидалось — оказался не очень готовым к ведению боевых действий. Исключение составили  чадские военные, подтвердившие свою высокую репутацию.

Между тем 12 марта французские военные приступили к разведке боем на территории к северу от Ифогаса вплоть до границы с Алжиром. Она выполнялась силами роты колесных танков AMX-10RC. Один из них тут же подорвался на старой мине, оставшейся в песках после предыдущих конфликтов. Экипаж танка не пострадал. К этому времени район Ифогас был зачищен французскими и чадскими войсками. При этом были уничтожены свыше 100 джихадистов.

В марте Франция продолжила пожинать то, что она посеяла ранее, поддержав «повстанцев» в Ливии. 17 марта Париж объявил о гибели своего 5-го солдата в Мали. Машина, в которой находились несколько французских военных, подорвалась на мине к югу от Тессалита близ границы с Алжиром. В результате один солдат погиб на месте, трое получили серьезные ранения.

В течение месяца джихадисты то и дело давали о себе знать попытками проникновения в ранее оставленные ими города на севере Мали. Так, в ночь на 21 марта группа боевиков попыталась с боем проникнуть в Томбукту. Чтобы облегчить эту задачу, боевики взорвали заминированный автомобиль близ аэропорта Томбукту. При этом погибли смертник и малийский солдат. Тем не менее французские и малийские военные отразили атаку, уничтожив при этом до 10-ти боевиков. Ответственность за попытку нападения на Томбукту взяло на себя ДЕДЗА, объявившее о намерении «открыть новый фронт войны». Одновременно исламисты подтвердили их намерение придать атакам на города Томбкуту, Кидаль и Гао регулярный характер. До этого инцидента ситуация в Томбукту начиная с его освобождения в январе с.г. была относительно спокойной.

Аналогичное нападение было совершено в ночь на 24 марта на город Гао. Ответственность за него взяло все то же ДЕДЗА. В результате нападения погибли 7 человек, в том числе малийский солдат и двое гражданских лиц.

Очередное нападение на Томбукту последовало в ночь на 31 марта. Его итог – погибли 7 человек, в том числе пятеро джихадистов, четверо малийских военных получили ранения, некоторые из последних затем скончались.

21 марта США включили в список террористических организаций группировку «Ансар ад-дин», констатировав тем самым ее роль в событиях в Мали. Ответ от «Ансар ад-дин» последовал 26 марта. В коммюнике организации утверждалось, что она продолжит борьбу против французских и африканских военных. В нем же говорилось о том, что «вымышленные потери в наших рядах, которыми манипулирует Франция, полностью лживы, и что эти данные предназначены лишь для поднятия духа их войск».

27 марта Министерство обороны Мали объявило, что со времени начала 10 января военной операции на севере этой страны погибли 63 малийских солдата и до 600 джихадистов. При этом признавалось, что данные о потерях среди исламистов являются оценочными, поскольку «исламисты практически всегда уносят с собой своих погибших». По тем же данным, в результате несчастных случаев погибли двое солдат из Того и один – из Буркина-Фасо.

30 марта НДОА объявило, что в боестолкновении с джихадистами, происшедшем днем ранее между городами Гао и Кидаль, погибли четверо туарегов и пять исламистов. Представители НДОА разошлись в том, кто им противостоял: по одной версии, это были боевики ДЕДЗА, по второй – джихадисты из «Подписавшихся кровью».

В целом, боевой потенциал исламистских группировок в Мали пока не уничтожен. А значит, боевые действия там будут продолжаться при том, что французским военным с приближением летней жары будет все труднее оказывать эффективную поддержку их африканским коллегам.

42.85MB | MySQL:87 | 0,892sec