Как Иран намерен ответить на газовые санкции США и Евросоюза

В дополнение к уже действующим не один год санкциям,  запрещающим инвестиции в иранскую газовую промышленность, в конце прошлого года Евросоюзом было принято эмбарго на поставки природного газа из Ирана. Это решение касается импорта, приобретения и транспортировки газа, а также финансирования и страхования деятельности,  связанной с газовой отраслью. Очередные санкции последовали за принятым ранее запретом для стран Евросоюза импортировать  иранскую нефть, но цели газового эмбарго остались прежние: дополнить и усилить негативное воздействие на экономику Ирана многочисленных санкций, в эффективности которых, тем не менее, продолжают  сомневаться многие эксперты. И, видимо,  не зря, ибо солирование США и их союзников на площадке запретов и ограничений, вводимых в одностороннем порядке в обход коллективных решений ООН,  все чаще и весомее прерывается ответными мерами из Тегерана. Иран, как отмечают многие иранские руководители, уже не только привык к разного рода запретам, но и научился обращать их во благо самодостаточного  развития своей экономики. Газовое эмбарго, как показывает иранская политика в этой сфере, тоже пока не особо сказалось на иранских планах использования своих впечатляющих объемами запасов «голубого золота».

 

Известно, что по оценке суммарных запасов углеводородного сырья Иран занимает первое место в мире. В недрах Ирана находится около 600 миллиардов баррелей нефти и 35 триллионов кубометров природного газа, который, однако,  в экспорте энергоносителей до сих пор занимает незначительное место. В этом контексте,  утверждения о том, что экономика Ирана, прежде всего,  зависит от экспорта нефти, пока не могут вызывать аргументированных возражений. Действительно, Иран – это, прежде всего, поставки сырой  нефти, а экспорт иранского газа пока остается перспективой. Рассмотрим вопрос в том, насколько отдаленной  и в какой степени реализуемой Ираном перспективой.

 

В настоящее время в Иране добывается лишь до 700 млн куб. м природного газа в сутки, причем абсолютно большая часть от  этого объема потребляется внутри страны. Для сравнения отметим, что «Газпром» в конце прошлого года зафиксировал рекордный суточный объем добычи газа за последние почти пять лет в объеме 1,653 млрд куб. м, что на 230% превышает иранскую суточную добычу. В пересчете на годовые  объемы добычи газа, по данным, опубликованным в Статистическом обзоре мировой энергетики (Statistical Review of World Energy), Иран уступает США и России почти в четыре раза, получив в 2011 году чуть  более 150 млрд куб м газа. Сейчас  в иранских правительственных планах предусматривается увеличить добычу газа до 2015 года в два раза. Хотя в прогнозах иранских газовиков, непосредственно руководящих этой отраслью,  оценки ближайшей перспективы гораздо скромнее. Так, директор департамента планирования Иранской национальной газовой компании Асгар Сахелипур указывал на то, что в текущем году суточный объем добычи в Иране  газа может достичь  800 млн куб. м.  В 2014 и 2015 гг. этот показатель может быть увеличен  соответственно до 895 и 950 млн. куб. м в сутки.

 

Увеличение объемов добычи газа планируется, чтобы снизить зависимость бюджета страны от экспорта нефти. В первую очередь, газ нужен Ирану для поставок на экспорт, объем которого, по прогнозам самих иранцев, должен составлять не менее  30% от всего добываемого в стране газа, или  до 250 млн куб м в сутки. То есть,  ежедневный объем газа, поставляемого за рубеж,  планируется  в ближайшие годы увеличить  с 35 млн куб. м практически в семь раз. Однако сейчас мало что указывает на то, что это возможно осуществить с столь короткие сроки, за 2-3 года, мы должны принимать во внимание отсутствие у иранского газа на данный момент устойчивого рынка сбыта.

 

Иран в настоящее время экспортирует газ в Турцию и имеет своп с Арменией и Азербайджаном, самым крупным  рынком экспорта газа для Ирана сейчас  остается турецкий. По данным  Министерства нефти ИРИ,  суточный объём поставок природного топлива в Турцию составляет около 28 млн куб.  м, что в целом немногим превышает 10 млрд куб. м в год, и  пока нет оснований считать, что Анкара захочет отказаться по доброй воле от иранского газа. Впрочем, и под американским давлением Турция не присоединилась к эмбарго на импорт энергоносителей из Ирана и не прекратила закупки иранской нефти и газа.  Энергетическая составляющая в двусторонних отношениях остается доминирующей, а для Турции является вопросом стратегической важности. ИРИ обеспечивает 30% внутренних потребностей Турции в нефти и 25% – в природном газе. В свою очередь, важность 15-миллиардного товарооборота с Турцией для экономики ИРИ в Тегеране также не подвергается сомнению. Более того, в ближайшие годы объем взаимной торговли эти страны планируют довести до 30 млрд долларов, но значительный рост экспорта иранского газа в указанные короткие сроки  не предусматривается по ряду причин.

 

Так,  на турецком направлении серьезную конкуренцию для иранцев  создает экспорт российского газа. Турция по итогам 2012 года остается единственным растущим рынком для России, поставки газа из  которой возросли в прошлом году на 4% – до 25,99 млрд куб. м Сегодня санкции ЕС в отношении Тегерана отдаляют перспективу экспортных поставок иранского газа в европейские страны через Турцию, но не исключают их в будущем. По признанию министра нефти Ирана Ростама Касеми, согласие Анкары на экспорт газа в Европу через турецкую территорию имеется и остается в силе. Не стоит забывать, что уже сейчас существующий газопровод позволяет прокачивать до 40 млн куб. м иранского природного газа в сутки в Турцию и далее в европейские страны.  Напомним также, что план по транспортировке иранского газа в Европу через Турцию был принят после провала переговоров о строительстве газопровода «Набукко», который предполагалось проложить от Эрзерума в Турции до территории Австрии. Главная цель строительства «Набукко» — снизить газовую зависимость Европы от России. Разумеется, что подобное стремление у европейцев сохраняется, а провал этого газопроводного проекта побудил ряд европейских компаний официально обратиться в Иран за импортом природного газа, но жесткая позиция американской администрации в обеспечении соблюдения Евросоюзом антииранских санкций, по сути, заморозила любые подвижки на этом направлении..

 

Поэтому в первоочередных планах  руководства Ирана —  ускоренная переориентация экспорта энергоносителей с европейского на азиатские рынки. В этих целях важнейшим направлением политики Ирана в газовой области является выход на внешние газовые рынки в соседних странах, таких, как Ирак и Сирия.  Летом 2010 года Иран, Ирак и Сирия подписали меморандум о взаимопонимании в отношении строительства газопровода, который пройдет по территории этих стран. Стоимость строительства газопровода, получившего название «Исламский газ», может составить около 10 млрд  долларов. Согласно проекту, мощность газопровода протяженностью 5,6 тысячи километров составит 110 млн куб. м газа в сутки. Сирия будет покупать ежедневно от 20 до 25 млн куб. м газа. Некоторое количество газа через арабскую газотранспортную систему будет поставляться в Ливан и Иорданию. В перспективе Иран не исключает  поставки сжиженного газа в Европу  через сирийские средиземноморские порты. Что касается начала поставок газа в Ирак, то,  как заявил совсем недавно министр нефти ИРИ Р.Касеми, соглашение об экспорте иранского газа в Ирак уже на «финишной прямой». «Процесс запуска экспорта газа будет осуществляться по очередям. Вначале газ начнут поставлять в Багдад, а затем в течение еще трех месяцев — в Басру», — сообщил министр. В сентябре Иран планирует начать поставки газа через новый газопровод в Ирак, доведя их до уровня в 25 млн куб. м газа в течение года. С Багдадом Тегерану удалось также в этом году закрепить договоренности по газопроводу в Сирию и подписать рамочное соглашение о строительстве газопровода из Ирана в Дамаск через иракскую территорию.

 

Иран также стремится организовать поставки своего газа в Пакистан. В марте этого года президент Ирана Махмуд Ахмадинеджад и его пакистанский коллега Асиф Али Зардари официально открыли заключительный этап строительства газопровода в Пакистан, получившего наименование —  «Мир». Строительство иранской части газопровода, длина которого, по разным оценкам, составляет около 1150 километров, почти закончено. Работы выполнены  Национальной иранской газовой компанией (NIGC). Сейчас начались работы по продлению трубы на пакистанской территории, протяженность этого участка составит примерно 780 километров, стоимость будущих работ оценивается в 1,5 млрд долларов. Ожидается, что Пакистан начнет получать иранский газ  к декабрю 2014 года. Согласно договору, подписанному на 25 лет,  ИРИ будет ежегодно экспортировать в Пакистан по новому  газопроводу 7 млрд 800 млн куб. м природного газа. Официальный Тегеран не скрывает своей особой заинтересованности в реализации этого проекта и готов идти на существенные уступки Пакистану.

 

Так, Иран предоставил не имеющему достаточных финансовых средств Пакистану для этих целей первоначальный кредит на сумму 500 млн долларов, а  строительство пакистанского участка газопровода «Мир» будут вести иранские подрядные организации, с которыми, похоже, также будет рассчитываться бюджет Ирана. Со стороны Тегерана предусмотрены и меры по получению от Исламабада определенных гарантий. Так, штрафные санкции в тексте контракта прокладки газопровода из Ирана в Пакистан по настоянию иранской стороны остались. В случае задержки сроков сдачи данного проекта по вине Пакистана участники проекта с его  стороны будут в обязательном порядке облагаться штрафными санкциями. В настойчивости Ирана  явно просматривается  стремление к тому, чтобы «связать»  пакистанскую сторону опасностью финансовых потерь и достичь таким образом  минимизации уровня вовлеченности в последующие действия Исламабада по реализации данного проекта со стороны  Вашингтона, который, как всегда, —  категорически против.

 

Сразу же после торжественной церемонии открытия заключительной фазы строительства газопровода пресс-секретарь Госдепартамента США Виктория Нуланд в своём заявлении указала на то, что проект газопровода между Ираном и Пакистаном, строительство которого уже началось, может послужить причиной для новых санкций. На фоне американской угрозы основной фондовый индекс Пакистана Karachi Stock Exchange 100 просел в тот же день на 2,5%. При этом потенциальные инвесторы, среди которых числился и «Газпром»,  серьезно опасаются, что США могут ввести против Исламабада санкции. Ведь, в Белом доме не скрывают, что Вашингтон не только изначально выразил обеспокоенность касательно данного проекта, но  и неоднократно говорил о ней руководству Пакистана. Исламабаду были сделаны предложения, направленные на обеспечение потребностей Пакистана в энергии путём совместной работы и использование альтернативных источников энергии. Нуланд отметила, что Пакистан избрал неверный путь, заключив энергетическое соглашение с Ираном,  и наказание санкциями будет неизбежным.

Как в дальнейшем поведет себя Пакистан, переживающий в последние годы серьёзный энергетический кризис, отрицательно сказавшийся на экономике страны, покажет время. Вряд ли для Исламабада угрозы иранских штрафных санкций за невыполнение условий контракта и экономических санкций со стороны США и Евросоюза за его выполнение можно считать сопоставимыми. В отношении планов экспорта иранского газа в Сирию с учетом обстановки в этой стране также нет достаточной уверенности в реальности их выполнения. С Ираком у Ирана должно получиться, но  это всего лишь порядка 20-25 млн. куб. м газа в сутки. Таким образом, в сумме  с экспортом газа в Турцию (без Сирии и Пакистана) поставки реально смогут приблизиться к 60 млн куб. м в сутки вместо анонсируемых сейчас 250 млн куб. м.

41.22MB | MySQL:92 | 0,975sec