Ответственность за выработку экономической программы и ее реализацию в новом правительстве Израиля

Важным достижением Биньямина Нетаньяху в ходе коалиционных переговоров стало то, что ему удалось навязать Яиру Лапиду пост министра финансов. Как представляется, это – неимоверный маккиавеллистский успех главы правительства: он сумел заставить политика, источник политической силы которого – в социальных протестах среднего класса и малообеспеченных слоев общества в 2011 году, взять на себя ответственность за грядущее масштабное сокращение государственных бюджетных ассигнований и повышение налогов. Напомним, что парламентские выборы в очередной раз прошли в Израиле досрочно, но в этот раз причиной их назначения стала именно неспособность правительства добиться принятия парламентом проекта бюджета, предусматривавшего все те меры по его секвестированию, которые вновь обсуждаются сейчас.

Будучи лидером второй по числу депутатов партии в правительственной коалиции, Яир Лапид оказался в цугцванге: в Израиле традиционно наиболее значимыми считаются посты министров иностранных дел, обороны и финансов, и глава фракции из 19 депутатов, конечно, мог претендовать на один из них. Из-за вето, наложенного А. Либерманом, надеющимся вернуться в МИД после окончания судебного процесса, затеянного против него Государственной прокуратурой, Я. Лапид, вопреки своему желанию, не смог занять пост министра иностранных дел; на пост министра обороны он не претендовал изначально. Таким образом, из трех наиболее значимых «портфелей» в правительстве, остался только пост министра финансов.

Понятно, что для руководства любым министерством нужны знания, профессиональная компетенция и релевантный опыт, но в Министерстве финансов это особенно важно: фактически, именно это ведомство определяет параметры деятельности всех остальных. У профессионального телеведущего-денди Яира Лапида нет не только опыта работы в парламенте и в правительстве (собственно, весь список его партии был сформирован им практически единолично из людей, не имеющих такого опыта, что позволило ему позиционировать себя как «партию, чуждую политиканству»), но нет и опыта руководства какими-либо финансовыми или промышленными компаниями. Человек, не имеющий экономического образования и опыта (а также высшего образования), возглавил главное экономическое министерство страны. В партии Яира Лапида есть человек, опыт которого, конечно, куда больше подходит для руководства Министерством финансов: речь о бывшем руководителе Общей службы безопасности (ШАБАК Яакове Пери, в 1995–2003 гг. занимавшем пост генерального директора компании «Селком» – одного из лидеров в сфере сотовой связи в Израиле, а позднее возглавлявшего советы директоров целого ряда фирм и организаций, в том числе четвертого по объемам капитала банка страны «Мизрахи–Тфахот». Однако отдать самый важный из полученных в ходе коалиционных переговоров пост человеку, занимавшему лишь пятое место в его предвыборном списке, Яир Лапид не собирался; в конце концов, не для того он шел в политику, чтобы отдать плоды своей победы кому-то другому. В итоге 69-летний Яаков Пери, никогда не занимавшийся исследовательской работой, получил пост министра науки, а Министерство финансов Яир Лапид оставил за собой.

Яир Лапид стал министром финансов, а занимавший одиннадцатое место в его предвыборном списке бывший командующий Иерусалимским округом полиции Микки Леви был утвержден его заместителем; оба они совершенно некомпетентны в деятельности ведомства, которое они взялись возглавлять. Поскольку подобная ситуация несоответствия между профессиональной биографией министра и его заместителя (если таковой, вообще, назначается – Израиль в этом смысле разительно отличается от Российской Федерации, где у каждого министра – по 5–7 заместителей), с одной стороны, и сферой ответственности министерства, с другой, имеет место в Израиле повсеместно, то традиционно фактическим руководителем министерства считается его генеральный директор. Однако даже своего кандидата на этот пост у Яира Лапида не оказалось, чем Б. Нетаньяху и воспользовался, предложив на пост генерального директора Министерства финансов кандидатуру прежде уже работавшей там, хотя и на менее значимых должностях, Яэль Эндорен. В СМИ отметили, что она стала первой женщиной на этом посту в истории Израиля, однако куда важнее то, что ключевым периодом ее работы в Минфине были годы, когда она была заместителем заведующего бюджетным отделом – министром финансов был тогда никто иной как сам Б. Нетаньяху; позднее Б. Нетаньяху, став премьер-министром, предлагал ей должность руководителя своей канцелярии, от которой она отказалась. Фактически, сложилась ситуация, при которой Биньямин Нетаньяху отдал Яиру Лапиду пост министра финансов лишь номинально, по сути сохранив за собой полный контроль за выработкой политики в бюджетно-финансовой сфере и ее реализацией.

Газетные заголовки, обвиняющие его в бесчувственности к тяготам сотен тысяч семей, бьют по новому министру финансов – и он же выступает главным рупором курса на бюджетные сокращения, к выработке которого он, если говорить начистоту, не имел и, в общем, и не имеет, никакого отношения. Обсуждается же не то, сокращать бюджет или нет (вообще говоря, в ходе массовых социальных протестов 2011 года, на гребне волны которых и  добилась успеха партия Яира Лапида «Есть будущее», демонстранты требовали прямо обратного), а лишь как именно сокращать его: предлагается сокращение расходов на нужды обороны примерно на миллиард долларов; еще миллиард предлагается сэкономить, сократив и без того мизерные пособия на детей (это нанесет особенно тяжелый удар по двум наименее обеспеченным секторам израильского общества – иудейскому ортодоксальному и арабскому, где среднее число детей в семье существенно выше, чем, скажем, среди светских евреев);  предлагается сократить бюджеты всех министерств на 2–5%, а также сократить набор кадров на государственную службу, закрывая ставки уходящих на пенсию и не нанимая никого на их места. Одновременно со всем этим планируется повышение уже существующих налогов, подоходного и НДС, на один процент, а также введение новых налогов: так, раньше фонды повышения квалификации не облагались налогами, а теперь такой налог предлагается ввести; предлагается также ввести налог в 25% на доходы от сдачи в аренду недвижимости. Министр финансов говорит также о сокращении бюджета религиозных образовательных учреждений. Кроме того, с целью хоть как-то компенсировать вопиющую дороговизну туристических услуг в городе Эйлат на берегу Красного моря в сравнении с соседними курортами Таба (Египет) и Акаба (Иордания), товары и услуги, реализуемые в Эйлате, освобождены от уплаты НДС, ныне составляющего 17%; эту льготу также предлагается отменить. Трудно сказать, что именно из этого будет реализовано (речь идет о суммарном сокращении бюджета и/или повышении налогов на четыре–пять миллиардов долларов), в каком объеме и в какие сроки, очевидно одно: фактически Б. Нетаньяху предопределил Я. Лапиду повестку дня, заставив его проводить совсем не тот курс, на который рассчитывали голосовавшие за него избиратели.

Второе важнейшее экономическое ведомство – Министерство промышленности, торговли и занятости – было переименовано в Министерство экономики и доверено Нафтали Беннету. Исторически в Израиле существовали Министерство промышленности и торговли (в первом правительстве страны в 1949–1950 гг. его возглавлял, одновременно с Министерством финансов, Элиэзер Каплан, в ноябре 1950 года у ведомства впервые появился отдельный руководитель, Яаков Гери) и Министерство труда и социального обеспечения (в первом правительстве страны его возглавляла ставшая позднее министром иностранных дел и премьер-министром Голда Меир). В структуре правительства Израиля проходили многочисленные реформы, однако эти два ведомства сохранялись, в целом, в своем первозданном виде на протяжении более чем полувека. Ситуация изменилась в феврале 2003 года: формируя свое второе правительство, Ариэль Шарон, желая усилить статус Эхуда Ольмерта, позднее оказавшегося его политическим наследником, разделил Министерство труда и социального обеспечения надвое, присоединив первую половину к отданному Э. Ольмерту Минпромторгу, которое стало называться Министерством промышленности, труда и занятости. Когда Э. Ольмерт возглавил правительство, а также во втором правительстве Б. Нетаньяху это ведомство было сохранено в увеличенном виде; его последовательно возглавляли Эли Ишай (ШАС), Биньямин Бен-Элиэзер и Шалом Симхон (оба – Партия труда). Именно это министерство было отдано (вместе с Министерством по делам религий) Н. Беннету.

Насколько всё это хорошо для страны, сказать практически невозможно: экономические проблемы в Греции, Исландии, на Кипре, в Латвии и в Италии, столкнувшихся в последние годы с экономическими кризисами, решались очень и очень по-разному, и нужно время, чтобы понять, какой из выбранных путей – наилучший из возможных. Однако очевидно, что Б. Нетаньяху предпочитает тот путь, которым пошли власти в Латвии, и который – прямо скажем, с неочевидным успехом – навязывали европейские кредитно-финансовые структуры Греции и Италии – путь бюджетных сокращений во имя сохранения низкой инфляции и обеспечения бесперебойного функционирования банковской системы страны.

Б. Нетаньяху обладает несоизмеримо большим опытом руководства, чем лидеры вошедших в его правительство коалиционных партий: кроме того, что он уже дважды был премьер-министром, он занимал посты министра финансов, министра иностранных дел, был карьерным дипломатом, представлявшим Израиль в ООН… Желая зафиксировать свою ведущую роль в выработке экономической политики страны, в сформированном в 2009 году правительстве Б. Нетаньяху, в дополнении к посту премьера, зарезервировал за собой еще один пост (парадоксальным образом, на это практически никто даже в самом Израиле не обратил внимание) – пост министра по экономической стратегии. Министерства экономической стратегии при этом создано не было, Б. Нетаньяху был, фактически, министром без портфеля в собственном правительстве (как, например, Михаэль Эйтан, четыре года занимавший так и не ставший понятным пост «министра, ответственного за улучшение предоставления гражданам государственных услуг»). Формально Б. Нетаньяху находился на посту министра по экономической стратегии всё время работы 32-го правительства Израиля, до 18 марта 2013 года. В новом правительстве он себя на эту должность формально уже не назначал, но по сути, конечно, сохранил ведущую роль в выработке экономической политики страны.

25.6MB | MySQL:65 | 0,474sec