Иран: экономическая ситуация на фоне санкций

Экономическая ситуация в Иране все более осложняется в свете наложенных на страну экономических санкций, призванных положить конец реализации военного компонента национальной атомной программы, в чем его  подозревает Запад. Как видно из
многочисленных публикаций международных и местных СМИ, наиболее серьезное положение сложилось в нефтяной сфере, являющейся до сих пор становым хребтом национальной экономики.  Десятки танкеров с иранской нефтью в Персидском заливе  месяцами ждут сообщений о том, куда им вывозить важнейший экспортный товар страны, которого имеется на их борту порядка 25 миллионов баррелей. Иранское правительство беспокоит и то обстоятельство, что одновременно с ожиданием танкерами  клиентов происходит падение мировых цен на нефть. Информационное агентство Reuters акцентирует  внимание на том, что количество клиентов иранской нефти неуклонно падает, а все новые танкеры, заполненные  нефтью, вынуждены бросать якорь на побережье  острова Харк и в свободных водах. В Иране уже всерьез задумываются над необходимостью складирования запасов нефти и на суше, создав для этого специальные резервуары. Отметим, что, по подсчетам американских  специалистов, лишь за 2012 г. Иран не нашел клиентов для покупки  33 миллионов баррелей нефти. Понятно, что последовательное уменьшение экспорта иранской нефти создает серьезное беспокойство для функционирования иранской экономики.  В 2012 г. цифры экспорта нефти  достигли самой низшей отметки за почти четыре последних десятилетия. По подсчетам аналитиков, за прошлый год казна недополучила примерно половину ожидаемых доходов от нефтеэкспорта. Если в 2011 г. ИРИ выручила за экспорт нефти 95 миллиардов долларов, то в прошлом году эта цифра упала до 69 миллиардов долларов.

Иран покидают многие известные компании, предпочитающие не подпадать под действие санкций. Вот последние примеры в этой связи. В скором времени прекращает обслуживание своих иранских клиентов всемирно известная компания «Самсунг». Сама компания в электронных письмах клиентам назвала такой шаг «временным»,  объяснив его непреодолимыми юридическими  препятствиями, вытекающими из санкционной политики стран Запада. Иранские СМИ  также напрямую  увязывают решение компании «Самсунг» с действием экономических санкций против Ирана.  Равно как и случаи отказа ливанских банков обслуживать иранских клиентов и настоятельные рекомендации  банков этой страны к клиентам из ИРИ закрывать свои счета.  Подобные коллизии зафиксированы и в Турции. Еще одним важным показателем серьезного ухудшения положения в финансовой сфере явилось решение  уйти из Ирана, принятое авторитетной компанией аудиторских и консалтинговых услуг Grant Thornton, входящей в сеть, имеющую офисы в более чем 100 странах мира. Так же поступают и две другие известные компании в этой сфере —  британская  RSM  и американская Crowe Horwath, объявившие о своем решении  26 апреля. Сообщая об этом, радио «Фарда» ( фарсиязычный сегмент радио «Свобода») акцентирует внимание на том, что решение последовало как результат политического давления со стороны властей США. В этой связи газета The Financial Times написала в пятницу 26 апреля, что компании приняли такое решение, исходя из больших рисков, которые создает для них продолжение деятельности в ИРИ, находящейся под действием санционных мер.  Разумеется, уход из Ирана таких важных компаний финансово-консалтинговой  сферы серьезно осложняет для Ирана ведение операций в области международной торговли.

Иранская пресса сообщает все новые факты роста цен: подорожали цены на растительное масло, мясо, хлеб, поднялись тарифы на такси. Некоторые товары, например  растительное масло,  стали дефицитом. Владельцы магазинов утверждают, что виной тому — ажиотажный спрос из-за боязни дальнейшей дороговизны. Заметен дефицит хлеба. Он объясняется тем, что правительство установило крайне низкие закупочные цены на пшеницу, и ее производители  предпочитают экспортировать пшеницу в соседние арабские страны, нежели продавать государству. В частности, пишут иранские СМИ, так поступали в последнее время крестьяне провинции Хузестан, мотивируя это тем, что установленная государством закупочная цена в 650-800 туманов  за килограмм отнюдь не покрывает издержек по выращиванию этого базового продукта.  Пресса обращает внимание на то, что ряд объединений производителей зерновых заявляют, что им выгоднее пускать свою продукцию на фураж, нежели продавать государству по смехотворно низким ценам.

Любопытные факты сообщила 23 апреля  The New York Times: на базарах иранских городов выстраиваются длиннющие очереди за товарами первой необходимости, причем многое приобретается впрок. Газета уверяет, что люди теряют уверенность в завтрашнем дне, полагая, что он будет хуже вчерашнего. Национальная валюта стремительно слабеет, и это более всего удручает, пишет газета. По свидетельству  The New York Times, иранцы звонят на зарубежные фарсиязычные радиостанции и просят их обратиться от их имени к религиозному лидеру страны аятолле Али Хаменеи с просьбой сделать хотя бы минимальное для того, чтобы стереть слезы с лиц голодных детей и разгладить морщины озабоченных родителей.

Серьезные трудности переживает национальная промышленность. 27 апреля опубликована статистика Центрального банка Ирана о ценах на автомобили местного производства. Она показывает рост цен на 30-60%  лишь за последние шесть месяцев. Недавно опубликовано заявление Объединения иранских автостроителей, из которого явствует, что отрасль – одна из крупнейших по числу занятых в ней рабочих — находится на грани банкротства. Беспокойство все усложняющейся ситуацией в экономической жизни прорывается и в пятничных проповедях. В пятницу 26 апреля эту тему на намазе в религиозном центре страны – Куме – поднял авторитетный аятолла Сейед Хашем Хоссейни-Бушехри, сказавший, что дороговизна в стране превысила все мыслимые пределы. «Лидеры страны должны всерьез задуматься над ситуацией на базаре и над условиями жизни, сложившимися для людей с низкими доходами». Еще жестче выразился в тот же день на намазе в г. Сари  ходжат-оль-эслам  Мохаммад Касеми: «Нельзя далее мириться с растущей инфляцией, безработицей, дороговизной, неустроенностью. Руководители страны должны  найти выход для преодоления этих проблем». Однако впереди – новые испытания. Иранские СМИ сообщили, что в случае согласия Собрания исламского Совета (парламента) и Наблюдательного совета  вероятно повышение цен на горючее. В частности, литр бензина повысится до 1000 туманов, газ для бытовых нужд  будет продаваться  по 100 туманов за кубометр. Таким образом, цена на энергоносители возрастет на 38%. Это будет касаться и таких категорий топлива как газойль, жидкий газ, керосин для авиации, электричество и др., что неминуемо приведет к росту цен  на потребительские товары. Учтем при этом, что правительство настаивало на поднятии цен на 450%.  Такие коллизии уже не раз приводили в Иране к социальным протестам на локальном и национальном уровне.  25 апреля консервативная газета  «Джомхурийе эслами»  призвала серьезно относиться к заявлениям, касающимся  возможности народного бунта как реакции на дороговизну, касающуюся  цен на продовольствие, одежду и медикаменты, ухудшение условий жизни. «Народ спрашивает, в чем причина таких явлений и что означают обещания руководителей остановить такие неблагоприятные процессы, которые не выполняются».

В стране становится уже традицией искать в проблемах внешний след. Вот и на этот раз связь между международными санкциями и дороговизной официально подтвердил 26 апреля министр экономики ИРИ Шамсотдин Хоссейни, отметив при этом, что санкции не столь уж сильны, чтобы парализовать экономическую жизнь страны.  Однако, вряд ли это так. Об этом говорит такой факт: Иран начал реализацию программы «Нефть в обмен на продовольствие». Это позволит ему получить средства за реализацию нефти, не поступающие в страну из-за санкций в финансовой сфере. Так  считает один из главных менеджеров Иранской национальной нефтяной компании  (ИННК) Голам-Хоссейн Шарки. Новую политику, уже начавшуюся реализовываться и согласованную с Центральным банком ИРИ, Шарки рассматривает как эффективный способ борьбы с наложенными на страну экономическими санкциями .Впервые об этом заговорили в начале прошлой недели, когда заместитель  министра нефти ИРИ  Ахмад Калъэбани открыто объявил, что страна приступила к осуществлению такой программы, которая нацелена на получение оплаты за экспорт нефти ряду стран и компаний. Многие аналитики поспешили сразу же заявить, что принятие такого рода программы сродни капитуляции, вроде той, которую испытал Ирак в начале 2000-гг., когда накануне реализации военной операции против режима Саддама Хусейна как раз реализовывалась  операция «Нефть  в обмен на продовольствие».

По сути, о реализации этой программы говорил несколько дней назад министр нефти ИРИ Ростам Касеми, информируя СМИ о заключении подобной договоренности с английско-голландской компанией Роял Датч Шелл.  Смысл сделки состоял в том, чтобы ликвидировать задолженность компании Ирану за ранее поставленную нефть. Никакие нюансы министр не расшифровывал, но СМИ выразили мнение, что речь идет о поставке Ирану крупных партий зерна и пшеницы и других видов продовольствия, покрывающих долг компании  Роял Датч Шелл  Ирану объемом  3-4 миллиарда долларов. Имеется в виду элементарный бартер, достаточно часто применяемый в современном мире.  Однако вслед за этим последовало заявление правительства Великобритании о невозможности заключения такой сделки. Это означает, что никакого реального выхода из создавшегося тупика не предвидится.

43.94MB | MySQL:92 | 1,121sec