В отсутствие оппозиции: актуальные тенденции развития израильского парламентаризма

Процесс назначения министров в Израиле принципиально отличается от процесса формирования руководителей Кнессета и парламентских комиссий. До момента формирования нового правительства, т.е. до 18 марта 2013 года, все министры правительства прошлого, кроме досрочно ушедшего в отставку 18 декабря 2012 года Авигдора Либермана, продолжали выполнять свои обязанности, т.е. в исполнительной власти ситуации политического вакуума не было ни одного дня. В парламенте ситуация была, однако, совершенно иная: более 40% депутатов Кнессета XVIII созыва не были переизбраны в новый состав, вследствие чего продолжать работать в парламентских комиссиях и тем более возглавлять их после избрания нового состава Кнессета не могли. Неожиданно как для них самих, так и для лидеров списка «Ликуд-НДИ» за бортом парламента остались председатели парламентских комиссий по экономике (Кармель Шама-Коэн) и по образованию, культуре и спорту (Алекс Миллер), не баллотировалась в Кнессет председатель Комиссии по алие, абсорбции и диаспоре Лия Шемтов… Таким образом, в то время как работа правительства не прекращалась ни на один день, работа парламента, в особенности на уровне комиссий, оказалась парализованной на несколько месяцев. Более того: даже когда правительство страны было сформировано, и стало понятно, кто из депутатов Кнессета получил назначение на пост министра или его/ее заместителя (а в нынешнем составе правительства все до одного министры и их заместители – депутаты Кнессета), а кто – свободен от работы в исполнительной власти и может, поэтому, сосредоточиться на активной работе в структурах власти законодательной, процесс вступления в должность председателей парламентских комиссий занял более месяца. Избранием этот процесс можно назвать лишь с большой долей условности, поскольку кандидатуры председателей основных парламентских комиссий были согласованы участниками коалиционных переговоров так же и тогда же, когда были согласованы кандидатуры министров, поэтому данная ничем не объяснимая задержка свидетельствует только о том, какое невысокое значение придается в израильской политической культуре парламентской работе. По сути, парламентский контроль за деятельностью правительства в Израиле всегда был скорее формальным, но это отношение к тому, что парламентские комиссии могут не функционировать по три месяца и более – и никого это не беспокоит – выглядит по-настоящему вопиющим.

Председателем Кнессета был 18 марта избран дважды бывший членом правительства Израиля представитель Ликуда Юлий Эдельштейн – 54-летний уроженец Черновцов, отсидевший три года в советской тюрьме за то, что преподавал иврит, религиозный сионист и поселенец, отец которого – православный священник в городе Кострома, а родной брат – талантливый литературовед и обозреватель по вопросам культуры в различных еврейских (и не только еврейских) изданиях в Москве. Однако избрание спикера парламента стало началом процесса, который очень затянулся. До 15 апреля председателя обрела лишь одна из семнадцати комиссий Кнессета – Комиссия по иностранным делам и обороне, причем и в этом случае речь шла о сугубо персональном назначении, призванном обеспечить Авигдору Либерману статус, который поможет ему «заполнить паузу» между вынужденным уходом с поста главы МИДа и, как он верит, скорым возращением на этот пост после окончания судебного разбирательства. В течение последующих десяти дней были назначены председатели еще одиннадцати парламентских комиссий, однако пять из них (комиссии по науке и технологии и по депутатской этике и специальные комиссии по борьбе с распространением наркотиков, по проблемам иностранных рабочих и по обращениям граждан) не обрели своего председателя и спустя тринадцать недель после подведения итогов выборов!

Действующее в Израиле законодательство не требует от депутатов, получивших назначение на пост министров или их заместителей, покинуть парламент, хотя на протяжении десятилетий правоведы и политологи повторяют, что невозможно обеспечить разделение исполнительной и законодательной ветвей власти в условиях, когда около половины депутатов, каждый раз голосующих против вносимых оппозицией вотумов недоверия правительству, сами входят в его состав. Прецеденты ухода из Кнессета отдельных депутатов, получивших министерские назначения, в истории Израиля были, хотя и очень редко. Изначально задержка с утверждением председателей парламентских комиссий была связано с желанием отдельных руководителей Ликуда вернуть в Кнессет Кармеля Шама-Коэна и Алекса Миллера, что позволило бы им возглавить те комиссии, которые они возглавляли до выборов. К. Шама-Коэн занимал 32-е место в списке блока «Наш дом – Ликуд», а А. Миллер – 33-е; чтобы они вернулись в парламент, достаточно было, чтобы его покинули два человека из одиннадцати лидеров этого списка, получивших министерские назначения.

Никто из семи министров от Ликуда, однако, уйти из Кнессета не захотел: предложение сосредоточиться на работе в правительстве было сделано двум министрам, избранным в составе объединенного списка по квоте партии «Наш дом – Израиль»: 69-летнему Узи Ландау и 67-летнему Яиру Шамиру. Узи Ландау – один из наиболее опытных депутатов: впервые он был избран в парламент в 1984 году, новая каденция – его восьмая в Кнессете. Яир Шамир, напротив, был избран впервые. Оба они – дети видных руководителей Ликуда: отец Яира Ицхак Шамир (1915–2012) – единственный израильский политик за всю историю страны, в разное время возглавлявший и ее парламент (в 1977–1980), и правительство (в 1984–1990 гг.), а отец Узи Хаим Ландау (1916–1981) был депутатом Кнессета первых восьми созывов, министром экономического развития в правительстве Голды Меир и министром транспорта – в первом правительстве Менахема Бегина. Показательно, что оба эти «ликудника» во втором поколении были избраны в Кнессет и получили посты в правительстве по квоте НДИ, что само по себе более чем наглядно свидетельствует, насколько созданная и возглавляемая Авигдором Либерманом партия далека от того, чтобы считаться «секторальной русской». Фактически, Авигдор Либерман, оставив пост генерального директора Ликуда и создав накануне выборов 1999 года партию «Наш дом – Израиль», совершил историческую для израильского правого лагеря миссию, превратив значительное большинство русскоязычных новых граждан страны в преданных избирателей этого лагеря, и этим вбив последний гвоздь в крышку гроба израильских левых партий. При этом А. Либерман жестко стоит на страже своих политических интересов, вследствие чего на предложение об отказе от мандата в пользу Ликуда был дан отказ: на место избранных по квоте НДИ Я. Шамира и У. Ландау проходил бы один представитель НДИ (А. Миллер) и один – «Ликуда» (К. Шама-Коэн). В НДИ поставили условием ухода из Кнессета кого-либо из их депутатов сохранением баланса между ними и Ликудом, чтобы соотношение 11 депутатов от НДИ и 20 – от Ликуда не было нарушено. Найти министра от Ликуда, готового уступить свое место в пользу К. Шамы-Коэна не удалось, вследствие чего вся идея ротации осталась нереализованной. В итоге комиссии, возглавлявшиеся в прошлом К. Шамой-Коэном и А. Миллером, были отданы представителям других партий: экономическую возглавил депутат от Партии труда бывший многолетний глава Университета им. Бен-Гуриона в Негеве профессор Авишай Браверман, а Комиссию Кнессета по образованию, культуре и спорту – депутат от списка во главе с Ципи Ливни, бывший председатель Партии труда, бывший мэр Хайфы, а до того – командующий Центральным военным округом генерал в отставке Амрам Мицна.

Представители же блока «Наш дом – Ликуд» возглавили Комиссию по обеспечению работы Кнессета (ее председателем стал бывший министр юстиции и охраны природы Цахи Ханегби); по труду, социальным вопросам и здравоохранению (на посту ее главы остался Хаим Кац); по внутренним делам и защите окружающей среды (ее возглавила бывшая глава армейской пресс-службы Мири Регев); по законодательству и праву (на посту ее главы остался Давид Ротем) и по обеспечению прав детей (на посту ее главы осталась дочь бывшего министра иностранных дел Орли Леви-Абуксис, еще одна потомственная «ликудница» в списке НДИ).

Коалиционные партнеры получили руководящие посты в Комиссии Кнессета по иммиграции, абсорбции и связям с диаспорой, которую возглавил прошедший по списку Яира Лапида 32-летний бывший капитан сборной Израиля по дзюдо, муниципальный депутат из Нетании, уроженец Биробиджана Константин (Йоэль) Развозов; в Комиссии Кнессета по обеспечению достойного статуса женщин, которую возглавила представительница той же партии писательница Ализа Лави – бывшая телеведущая, защитившая докторскую диссертацию в Университете Бар-Илан по теме «Радио и гендер в Израиле» и преподававшая там же на отделении журналистики; и в принципиально важной финансовой комиссии, которую возглавил представитель «Еврейского дома» вернувшийся в Кнессет после четырехлетнего перерыва опытный парламентарий, бывший генеральный секретарь религиозно-сионистского поселенческого общественного движения «Гуш эмуним» [«Блок верных»] Нисан Сломянский.

Главное же, пожалуй, состоит в том, что в Кнессете нет сегодня никакой оппозиции, которая может считаться альтернативой правительству Б. Нетаньяху. Формально оппозиция насчитывает 52 депутата, которые, однако, состоят в восьми разных парламентских фракциях! Более того: фракции эти настолько разные, что никакой общий знаменатель под них подвести в принципе невозможно: 21 человек представляют левые сионистские силы – Партию труда и блок МЕРЕЦ, еще 18 – религиозных ультраортодоксов, партии ШАС и «Еврейство Торы», 11 человек – арабские националистические или преимущественно арабскую Коммунистическую партию, среди депутатов которой есть и еврей Дов Ханин, а 2 человека – то, что осталось от партии Кадима, причем оба депутата – высокопоставленные офицеры силовых структур в отставке. Формально глава Партии труда Шели Яхимович именуется «председателем оппозиции», но это звание не должно вводить в заблуждение: из 52 депутатов от оппозиции она может считаться, и то с оговорками, лидером лишь 21, избранных по спискам Партии труда и блока МЕРЕЦ (представители которого как раз перед выборами всячески очерняли ее). Депутаты от арабских партий ни в одно из израильских правительств никогда не входили, а остальные – представители партий ШАС, «Еврейство Торы» и Кадима – куда ближе к Биньямину Нетаньяху, чем к Шели Яхимович, и, скорее, ждут звонка от него с предложением вступить в правительство, а не от нее с предложением это правительство заменить. Когда в парламенте есть оппозиция, включающая идейно близкие политические силы, она может стать потенциальной правящей коалицией, но в нынешнем Кнессете представить объединение не входящих в правительственную коалицию сил практически невозможно. Это еще более облегчает задачу, которая стоит перед Биньямином Нетаньяху и новым заместителем министра в Администрации главы правительства Офиром Акунисом, назначенным ответственным за взаимодействие с Кнессетом: никакие вотумы недоверия, выдвигаемые оппозицией, правительство беспокоить не должны, единственное, что может привезти к кризису – распад коалиции изнутри. Если этого не случится, третье правительство Б. Нетаньяху не имеет причин не доработать весь срок каденции Кнессета XIX созыва.

В 2014 году заканчивается семилетняя каденция президента Израиля Шимона Переса, а в 2015 году закончится трехлетний срок пребывания на посту главы Верховного суда Ашера Грониса и четырехлетний – начальника Генерального штаба Бени Ганца. Президента в Израиле избирает Кнессет, начальника Генштаба – правительство по рекомендации министра обороны, а главу Верховного суда – комиссия, из девяти членов которой четверо – депутаты Кнессета (из них двое официально представляют правительство, а двое других – собственно Кнессет), поэтому в обоих случаях, особенно в выборах президента, позиция Б. Нетаньяху будет иметь определяющее значение. Не забудем и о выборах уже в этом году двух главных раввинов Израиля, ашкеназского и сефардского, из 150 членов коллегии выборщиков которых тридцать – депутаты Кнессета, причем в настоящее время обсуждается вопрос о возможности законодательного увеличения и изменения состава этой коллегии; и в этом случае многое решит позиция, занятая премьер-министром. Фактически, Б. Нетаньяху и возглавляемый им блок « Ликуд-НДИ» получили в настоящее время возможность сформировать руководство всех ключевых органов власти в Израиле.

25.61MB | MySQL:65 | 0,530sec