Пакистан: победа Миана Мухаммада Наваза Шарифа на парламентских выборах

Победа на всеобщих парламентских выборах 11 мая с.г. в Национальную ассамблею (НА) и провинциальные собрания вновь выдвинула на политический олимп Пакистанскую мусульманскую лигу (Наваза Шарифа) (МПЛ Н) и ее лидера Миана Мухаммада Наваза Шарифа. По предварительным данным, его партия получила 125 мест в Национальной ассамблее (нижней палате парламента). Это не абсолютное большинство, но, во-первых, подсчет голосов еще продолжается; во-вторых, даже нынешний расклад дает Шарифу возможность сформировать и возглавить коалиционное правительство. Это означает, что в парламентской республике, которой Пакистан стал в соответствии с 18-й поправкой конституции (2010) лидер ПМЛ (Н) становится главой могущественной исполнительной власти.

Несколько составляющих победы партии за голоса избирателей в 2013 г. Наваз Шариф целеустремленно и последовательно шел к власти, начиная с 2007 г., после окончательного возвращения в страну. За эти годы он успешно реанимировал и реорганизовал саму Пакистанскую мусульманскую лигу (Н), выстроил четкую структуру партийной системы не только в родном Пенджабе, но и в других провинциях. Клан Шарифов добился определенных успехов в экономическом развитии провинции, привлечении иностранных инвестиций и т.д. Все это способствовало завоеванию симпатий новых сторонников в самой многочисленной провинции страны. Несомненно, в копилку победы следует положить грамотно проведенную избирательную кампанию, выбор временных союзников, которые расширили базу сочувствующего электората и в конце концов привели ПМЛ (Н) к политической вершине. Главное, что партии удалось повести за собой значительную часть протестного электората. Другая его часть пошла за партией «Движение за справедливость» (ДС) Имрана Хана (третье место по числу набранных голосов в НА). Очевидно, что взаимоотношения этих двух партий будут носить сложный характер и существенно влиять на политическую ситуацию в стране. И дело не только в их силе, а в том, что они работают на одном политическом пространстве и ведут за собой общий электорат.

Важно также отметить, что «феномен» Имрана Хана нарушил процесс складывания в Пакистане двухпартийной системы, когда роль второй партии играла главная оппозиционная сила, за которой шли протестные массы избирателей. Уже сейчас возникло множество вопросов, связанных со сменой высшей власти в стране. В их числе: сможет ли Наваз Шариф удержать власть, обеспечив стабильность политической системы; и удерживать ее в своих руках весь пятилетний конституционный срок, как это удалось сделать бывшей правящей ПНП, или в третий раз он будет отлучен от власти? Сможет ли он и дальше развивать или удержать демократические завоевания, наработанные за 2008–2013 гг., или традиционно будет подгонять законодательство страны под себя? Как он изменился за прошедшие годы после отлучения его от власти в 1999 г.? Какие приоритеты он выдвигает в нынешней ситуации? На какие политические силы внутри страны и за рубежом он планирует опираться? Вопросов много не только у обозревателей, но и у самого клана Шарифов.

Миан Мухаммад Наваз Шариф дважды занимал пост премьер-министра Пакистана: ноябрь 1990 – апрель 1993 гг. и февраль 1997 – октябрь 1999 гг. До этого он был министром финансов Пенджаба (1981–1985) и главным министром этой крупнейшей провинции (1985–1990). С 1996 г. он — генеральный секретарь, а затем президент Мусульманской лиги Пакистана, ныне носящей его имя. Наваз Шариф — первый премьер Пакистана, который является выходцем из промышленного бизнеса страны и представителем его интересов. Одержав победу на парламентских выборах 2013 г., он в третий раз займет кресло главы кабинета министров федерального правительства.

Рассматриваемый период истории Пакистана представляет собой промежуток между военным режимом и демократическим правлением, когда пакистанское общество не было готово к такому резкому переходу. Весь этот период Пакистан переживал острую политическую нестабильность. Ни один состав Национальной ассамблеи и кабинета министров не просуществовал положенные по конституции пять лет. Все они были досрочно отправлены в отставку, а затем вновь появлялись на сцене в результате досрочных выборов. Так было от начала и до конца.

Первое правительство Б. Бхутто просуществовало всего полтора года. Половину установленного срока действовало последнее правительство Наваза Шарифа. В стране усиливались коррупция, непотизм, неравенство людей, высокомерие высших чинов и лакейство подчиненных. В массах населения росла апатия, потеря интереса к активной деятельности, неверие в высокие демократические идеалы, оппозиция к власти. Свидетельством этих настроений была низкая явка избирателей на выборы. Обратим внимание, что именно в такой обстановке Наваз Шариф достиг блестящей победы на выборах 1997 г., тогда как на нынешних выборах победа достигнута при более высокой явке избирателей.

В стране были широко распространены взаимные обвинения и доносительство. Это явление особенно было распространено в высших эшелонах власти. Именно в эти годы зародилась неприязнь, а затем и глубокая вражда между руководителями двух ведущих политических партий Пакистана — ПМЛ (Н) и ПНП, и шире — двух могущественных кланов из крупнейших провинций страны (Пенджаба и Синда), представляющих интересы соответственно промышленного бизнеса и земельной аристократии — Шарифов и Бхутто–Зардари.

Главным в соперничестве двух групп была борьба за власть. Она развернулась на долгие годы в самых различных формах с использованием административного и судебного ресурса государства. В этой борьбе широко использовались всякого рода компромат, слухи, спекуляции. Стороны обвиняли друг друга в различных проступках и преступлениях — взяточничестве, казнокрадстве и даже государственной измене. Общее число обвинений, выдвинутых против Наваза Шарифа во время второго срока правления Б. Бхутто (1993–1996), достигло 145.

В такой атмосфере формировался и рос политический деятель Пакистана. Успех на выборах 1997 г. усилил в нем властолюбивые и честолюбивые чувства. Он поставил своей задачей превратить исполнительную власть в главную гражданскую силу государства за счет ослабления остальных ветвей власти. Этой цели он, в общем, добился. Один за другим были нанесены удары по высшей судебной и по президентской власти, одновременно он сводил счеты со своими политическими соперниками. Судебному преследованию подверглись Б. Бхутто, А.А. Зардари и другие противники. Золотые денечки продолжались и достигли апогея в мае 1998 г., когда Пакистан провел испытания ядерного оружия. По всей видимости, для Наваза Шарифа наступил период головокружения от успеха. Успехи премьера подвигли его на борьбу за влияние над военными. Здесь он потерпел самое решительное поражение, которое привело к его падению, а страну возглавил командующий армией генерал П. Мушарраф.

В жизни бывшего премьера наступила черная полоса. Вместе с братом Шахбазом он был арестован и приговорен к пожизненному заключению. Впоследствии этот приговор был заменен изгнанием из страны на десять лет братьев и их родственников. Отметим, что Наваз Шариф продолжал руководить своей партией, находясь за границей, и вообще участвовать в политической жизни Пакистана. Несколько раз он пытался вернуться в страну, но власти немедленно выдворяли его. Положение бывшего премьера менялось к лучшему по мере ослабления позиций генерала-президента П. Мушаррафа, отныне главного противника Наваза.

В ноябре 2007 г. Навазу Шарифу было разрешено вернуться в Пакистан, где он стал играть роль непримиримого оппозиционера к тогдашнему президенту. Это укрепляло его позиции и в Пакистане и на международной арене. На состоявшихся в феврале 2008 г. всеобщих выборах ПНП и ПМЛ (Н) получили большинство голосов. В начале марта 2008 г. эти партии образовали правящую коалицию, правительство которой возглавил видный деятель ПНП Ю.Р. Гилани. Однако вскоре члены ПМЛ (Н) покинули кабинет министров, а после избрания А.А. Зардари президентом 6 сентября 2008 г. партия ПМЛ (Н) вышла из правящей коалиции и стала главной оппозиционной силой в стране.

Хотя причины этих действий были довольно серьезными, представляется, что они были все же только поводом для Наваза Шарифа. Главная причина заключалась в невозможности для этого человека находиться на вторых ролях даже в правящем стане. Кроме того, Наваз Шариф понял, что в сложившейся в стране обстановке путь к власти — это самостоятельная и обязательно оппозиционная деятельность, а не пособничество теряющей позиции правящей партии. И он не ошибся.

В завершение бытописания деятельности Наваза Шарифа укажем, что 17 июля 2009 г. Верховный суд Пакистана снял с него все обвинения, выдвинутые против него в конце 90-х годов прошлого столетия. Таким образом, можно с уверенностью сказать, что Наваз Шариф за свою жизнь прошел «огонь, воды и медные трубы», накопил огромный политический и жизненный опыт, который проявляется в основных чертах его характера, мыслей и действиях.

Отмечаются такие черты Наваза Шарифа, как резкость заявлений и последовательность шагов по их претворению в жизнь, значительные организаторские способности, гибкость при формировании политических альянсов. Разумеется, выделяется такая черта характера, как стремление к власти. В борьбе за власть, за ее укрепление, за подчинение своему влиянию отдельных личностей и политических организаций Наваз Шариф «теряет голову», действует грубо и неосторожно, совершает ошибки, в том числе кадровые (имеется в виду назначение П. Мушаррафа на пост главкома армии). Это стоило премьеру потери поста и многолетнего изгнания из страны. Думается, что этот опыт скажется на действиях Наваза Шарифа. К тому же в настоящее время действие субъективного фактора несколько сужается самой реальной действительностью. Большую роль при этом играют умение слушать и использовать разумные советы окружающих. Все это станет очевидным, как только Наваз Шариф вступит в должность фактического руководителя государства и сразу же столкнется с массой серьезных проблем как внутреннего, так и внешнего характера.

Испытанием для него станет проблема Имран Хана и его партии «Движение за справедливость». Эта проблема связана с другой — с формированием федерального кабинета министров. Даже если Наваз Шариф будет иметь возможность сформировать однопартийное правительство, не исключено, что он может создать его вместе с другими партиями, что продемонстрирует его демократизм и позволит разделить ответственность при неудачах. Ясно, что партия Имрана Хана вряд ли пойдет на это.

Новый состав нижней палаты парламента — это потенциальный электорат президентских выборов сентября 2013 г. Действующий президент Асиф Али Зардари не оставляет намерений баллотироваться на второй срок. Наваз Шариф со своей стороны предпримет максимум усилий для того, чтобы если и не «свалить» его еще в ближайшие месяцы двумя третями голосов в парламенте (что повлечет за собой процедуру импичмента), так точно не дать ему пройти к президентскому креслу осенью 2013 г.

Важным испытанием для Наваза Шарифа станет формирование правительств в четырех провинциях Пакистана. Не во всех административных единицах Пакистана ПМЛ (Н) или союзнические ей партии добились победы. Например, в Хайбер-Пахтунхве убедительную победу одержали в основном националистические партии пуштунов, которые различаются между собой идеологическими подходами. Это секуляристская партия ДС и праворелигиозная партия Джамаат-и улама и – ислам-Фазл. Очевидно, что формирование нового состава правительства в этой провинции будет происходить без доминирующего участия ПМЛ (Н).

Пакистан сталкивается с разными проблемами: укрепление законности и поддержание правопорядка в стране, обуздание терроризма, религиозного экстремизма, которые разрывают на части государственно-политическую ткань страны, нанося ей неисчислимый ущерб.

В наследство Навазу Шарифу от прежнего правительства достался нерешенный вопрос об отношении к движению «Талибан Пакистана» (ДТП) и другим запрещенным организациям, выступавшим против центральной власти страны. Этот вопрос обсуждался на Всепартийной конференции весной с.г. на федеральном уровне с участием всех крупных политических партий. Талибы выдвинули ряд условий и оговорок. В частности, именно Наваза Шарифа они включили в список гарантов их безопасности. И в нынешней ситуации он должен дать окончательный ответ — признает ли официальный Исламабад ДТП в качестве политической организации. В противном случае пакистанские талибы с новой силой поведут вооруженную борьбу против «обновленного» Исламабада. Представляется, что изменится в целом характер активности ДТП, в перспективе будут выработаны новые цели и приоритеты. Это тема отдельного разговора. Но делать такое предположение позволяют оценка действий боевиков в Пенджабе за прошедшее десятилетие, отношение к неофициальным или запрещенным организациям самого Наваза Шарифа, его «признание» в свое время Исламского эмирата Афганистан и т.д.

В этом вопросе необходимо учитывать две составляющие. Первая — в обществе преобладает мнение о необходимости диалога с ДТП и другими экстремистскими группировками, решение вопросов путем консультаций и договоренностей между всеми заинтересованными сторонами. Вторая — пакистанские военные. И в прошлые годы генералитет ограничивался общими согласованными с федеральным правительством рекомендациями и резолюциями Национальной ассамблеи, проекты которых разрабатывались при его непосредственном участии.

Следующим реальным вызовом для Миана Мухаммада Наваза Шарифа является выстраивание отношений с генералитетом. Это также особый вопрос, учитывая сложность взаимоотношений его с начальником штаба сухопутных войск генералом П. Мушаррафом в период Каргильского кризиса 1998 г. и его смещение в 1999 г. с поста премьер-министра Пакистана. Не исключено, что Наваз Шариф предпримет какую-либо реформу или попытку принять очередную поправку к Конституции. В прошлом он уже проиграл гейм генералам, изначально просчитался, обвинив генералов в проигрыше в военной кампании в Каргиле, и т.д.

Во внешней политике Наваз Шариф будет придерживаться некой средней линии для получения помощи и поддержки со стороны максимально большего числа стран. В военно-политических и престижных целях Пакистан будет активно стараться расширить сотрудничество с Россией.

Мы рассмотрели проблемы и вызовы политического характера и политического расклада сил. Не менее сложная ситуация сложилась в экономике. Многие называют ее нынешнее состояние периодом застоя, указывая на медленные темпы экономического развития, высокий уровень инфляции, энергетический кризис, диспропорции экономического развития провинций и ряда областей в каждой провинции. Федеральному правительству предстоят, как писала одна из пакистанских газет, «титанические» усилия по улучшению экономической ситуации для повышения социального уровня населения.

В заключение отметим, что наиболее значительных и самостоятельных действий правительства во всех сферах жизни пакистанского общества следует ожидать в первые три – три с половиной года работы правительства. Затем, по мере приближения всеобщих выборов, все больше будут продвигаться пиар-кампании, обещания и т.д.

30.98MB | MySQL:67 | 0,764sec