ИРИ: расклад политических сил накануне президентских выборов

Нынешняя предвыборная кампания в Иране преподносит много «сюрпризов»  – огромное количество кандидатов, формирование и уход со сцены коалиций, представляющих  отдельные политические течения, подача документов на регистрацию в последние минуты  двумя претендентами, привлекающими к себе особое внимание публики, появление президента в качестве доверенного лица одного из кандидатов  и отказ Наблюдательного совета (НС) допустить к участию в выборах известного политического и религиозного деятеля страны,  назначенного не так давно духовным лидером главой  одной  из структур государственной власти,  а также снятие с дистанции подопечного М.Ахмадинежада.   Поскольку до выборов остается еще две недели, нельзя исключать и другие неожиданности.  Положение окончательно стабилизируется лишь за 48 часов до выборов.

За предвыборной шумихой и  событиями последних недель нельзя не увидеть того, что реально происходит во внутриполитической жизни Ирана. Последние месяцы демонстрируют изменения на политическом ландшафте. Если  соперничество практически во всех предыдущих президентских кампаниях проходило по оси консерваторы и либералы, т.е.  выборы имели двухполюсный характер, то в этом году ни один из полюсов не смог продемонстрировать единство.  Кандидаты в каждом из лагерей выдвигались более мелкими течениями, демонстрировавшими свою независимость от чьего-либо мнения. Некоторые из представителей как консервативного, так и реформаторского толка предпочли отмежеваться от основных сил и выступить как независимые кандидаты, позиционируя себя вне флангов. Двое из них – консервативно ориентированный М.Резаи  и близкий к лагерю реформаторов Х.Рухани получили разрешение НС и развернули пропагандистскую кампанию. Независимым кандидатом себя представляет  и М. Гарази – малоизвестный публике, но получивший одобрение еще один участник этой кампании.

В списке, допущенных к выборам, еще четыре представителя правых сил, представляющих их умеренное течение, – А.А.Велаяти, М.Б Галибаф и Г.А.Ходад Адель. Эти претенденты выступают за отказ от авантюрной внешней политики, разрядку в отношениях с Западом, но  с учетом национальных интересов страны. Основной упор в своих программах они делают на решение экономических проблем, пересмотр сложившейся системы управления хозяйством,  развитие внутреннего производства, обещают сохранить систему субсидий.  Эти кандидаты образовали коалицию «Прогресс», предварительно договорившись о том, что лишь один  из них, избранный путем соцопросов, пойдет на выборы. Однако до сих пор им не удалось достичь согласия и никто не готов снять свою кандидатуру. Даже обращения к таким традиционным религиозно-политическим институтам как Общество борющегося духовенства и Общество преподавателей Кумского теологического центра, не дали никаких результатов. Члены этих объединений, обычно сами выдвигавшие и всячески поддерживающие кандидата консервативных сил, не могут прийти к единому мнению. А ведь именно благодаря действиям этих Обществ консервативному флангу удалось объединить  силы на поддержку М.Ахмадинежада в ходе второго этапа выборов 2005г.

Пассивность этих структур в ходе нынешней выборной кампании может свидетельствовать об уменьшении влияния  традиционных религиозных институтов. Об этом же говорит и отказ от участия в выборах другой коалиции консервативных сил, называемой Объединенный фронт консерваторов, представлявшей интересы консерваторов-традиционалистов. Во главе этого течения стоит партия «Исламская коалиция», стаж  деятельности которой превысил  50 лет. Это объединение представляет интересы традиционных сил общество, в первую очередь, мелких и средних торговцев – базари.  Вместе с ним в связке идет и второе крупное политическое объединение первых послереволюционных лет – Исламское общество инженеров. Все их представители или были не допущены НС, или взяли самоотвод, что поставило в трудное положение их электорат. Пока не ясно, кому из кандидатов он окажет поддержку.

Консервативный спектр на выборах будет представлять и Саид Джалили, возглавляющий Высший совет национальной безопасности (ВСНБ) и ведущий переговоры по ядерной программе с группой 5+1  – фигура, появившаяся на выборах в последний момент. Его лозунги, программы, опора на фронт  исламско-радикальных сил «Пайдари» говорят о том, что его можно рассматривать как представителя крайне правых консерваторов, выступающих  за укрепление исламских принципов во внутренней  жизни и продолжение нынешнего внешнеполитического курса. Одновременно с его выходом на арену предвыборной борьбы в СМИ появились сообщения о том, что он представляет интересы духовного лидера. Эту информацию косвенно подтвердил и заместитель спикера меджлиса – М.Р.Бахонар, выставлявший свою кандидатуру на выборах.

Участие в выборах пяти представителей консервативного лагеря превращает их в арену конкуренции между консерваторами и демонстрирует раздробленность основного политического течения. Даже присутствие в списке  таких кандидатов, как вице-президент периода М.Хатами – М.Р.Ареф и  бывший глава ВСНБ Х.Рухани пока не придало этим выборам характер полярности. Практически все реформаторские силы, оставшиеся в стране после событий 2009 г., могли бы поддержать А.А.Хашеми-Рафсанджани. Ему готовы были отдать голос и часть консерваторов-прагматиков.  Однако либералам пока не удалось прийти к согласию и выбрать одного из двух претендентов. С одной стороны, осознавая необходимость укрепления своих позиций, с другой стороны, опасаясь провала этих кандидатов, который может привести к сокращению их социальной опоры, основные силы реформаторов пока выступают двумя течениями – хатамисты, поддерживающие Арефа и рафсанджанисты, продвигающие Рухани. Сам А.А.Хашеми-Рафсанджани пока сохраняет молчание и не выказывает каких-либо предпочтений.

Решение НС о недопущении к выборам Р.Машаи вывело с арены борьбы активно пробивавшее дорогу в последние годы новое политическое течение, называемое «доулатиха» —  сторонники правительства. Выступая под прикрытием националистических идей, говоря об исключительном месте Ирана не только в регионе, но и в мировом масштабе, используя популистские настроения и тратя огромные суммы на социальную поддержку, сторонники Ахмадинежада готовились закрепить свои позиции во власти. Их опорой считаются жители мелких городов и  сельских районов. При нынешнем раскладе сил невозможно предвидеть, в пользу какого из кандидатов отдаст свой голос этот слой электората.

Проводимые еженедельно соцопросы демонстрируют, что более 30% населения еще не определилось с выбором кандидата, 23% не решили, пойдут ли они на выборы и почти 30% не отслеживают предвыборную ситуацию. Аналитики отмечают, что за исключением Хашеми-Рафсанджани, ни одному из кандидатов не удалось вызвать повышенную заинтересованность избирателей. С его выходом из борьбы наблюдается некоторый  спад активности. Борьба идет в основном между  самими претендентами на кресло президента на радио, телевидении и в печати. Голосование на сайтах и опросы населения в последнюю неделю мая подтверждают лидерство Галибафа, за которым идут Джалили и Велаяти и Резаи. Тем не менее, прогнозы пока делать рано, а учитывая иранскую реальность, практически невозможно. В то же время нельзя не отметить, что даже в отсутствие ярко выраженной конкуренции двух политических флангов, основная борьба  идет между сторонниками укрепления исламской составляющей , возвращения к идеалам исламской революции и расширения либерально- демократических тенденций в рамках исламской республики.

40.72MB | MySQL:66 | 1,037sec