Ситуация в Марокко: май 2013 г.

Самую громкую новость мая, касавшуюся Марокко, объявили в начале месяца испанские полицейские. По их данным, в ходе двух операций против наркомафии им удалось поставить «рекорд», захватив в общей сложности около 100  тонн гашиша марокканского происхождения.

3 мая испанская полиция сообщила, что в конце апреля ее сотрудники задержали в порту Альхесираса следовавший из Марокко трейлер с грузом дынь, в котором кроме задекларированного груза находились 32 тонны гашиша, оценочная стоимость которого составляла 50 млн евро. Этот захват был назван одним из самых больших, когда-либо реализованных испанцами, и одним из самых больших в Европе. Партия наркотика перевозилась в грузовике с марокканскими номерами. Его водитель – марокканец – был арестован.

В Марокко национальный «рекорд» по захвату гашиша был установлен в 2007г. Тогда из оборота было изъято 35 тонн наркотика.

Уже 5 мая все та же испанская полиция объявила об обнаружении 52-х тонн гашиша на одном из складов в Кордове на юге Испании, что сразу же побило все испанские и европейские «рекорды» по части захватов этого «мягкого» наркотика. Таким образом Марокко подтвердило свою многолетнюю репутацию крупнейшего производителя гашиша в мире. Понятно, что осуществленные захваты – это только вершина айсберга. Можно только предполагать, какими средствами располагают те, кто стоит на вершине иерархии наркомафии. 13 мая в одном из складов в Кордове испанская полиция захватила еще 12 тонн гашиша.

5 мая МВД Марокко сообщило об очередных успехах спецслужб на «фронте» борьбы с терроризмом. В данном случае речь шла о нейтрализации в Надоре двух групп, «зараженных идеологией террора». В коммюнике МВД не уточнялась численность этих групп, действовавших под названиями «Аль-Мувахидун» и «Ат-Таухид». По данным марокканских спецслужб, обе эти группы поддерживали контакты с единомышленниками, воюющими на севере Мали. Двое из числа арестованных ранее уже отбыли наказания «в рамках закона по борьбе с терроризмом».

Уже 9 мая МВД Марокко сообщило, что арестованные поддерживали связи с единомышленниками в испанском анклаве Мелилья и в Бельгии. Утверждалось, что обе группы по идеологии были такфиристскими. Они поставили перед собой цель «развернуть джихад внутри Марокко». Новым явлением как для Марокко, так и, пожалуй, для других стран стало то, что адепты этих двух групп создали в районе н.п. Фархана на севере Марокко частную школу с тем, чтобы «заражать детей идеями такфиристов». Тогда же стало известно, что речь шла о 8-ми арестованных, все – подданные Марокко.

4 мая в административном центре сахарских провинций городе Эль-Аюн состоялась манифестация сторонников их независимости. Названная марокканскими СМИ «беспрецедентной» по размаху за последние десятилетия. По данным городских властей – понятно, явно заниженным – в ней приняли участие около 500 человек. Манифестация вылилась в столкновения с полицией, в результате которых пострадали свыше 20 стражей порядка. Число пострадавших среди сахарцев никто не считал. По данным присутствовавших в тот день в Эль-Аюне и традиционно лояльных Рабату представителей североамериканских СМИ, в манифестации приняли участие свыше 2 тысяч человек /возможно, в связи с их присутствием в городе шествие проходило под флагами сепаратистов из Фронта ПОЛИСАРИО и Соединенных Штатов/. Как признала сквозь зубы продворцовая газета «Ожурд`уи ле Марок», манифестация стала результатом «беспрецедентной мобилизации врагов идеи территориальной целостности» королевства.

На следующий день аналогичное шествие прошло в Смаре — втором по значению городе сахарских провинций. Там также не обошлось без столкновений, в которых пострадали 17 полицейских. В Смаре дело дошло до боев на баррикадах, которые сахарцы возвели на основных улицах города.

Уже 7 мая глава МВД Марокко Моханд Лаенсар отрапортовал в парламенте о 150 раненых полицейских в результате протестных выступлений сахарцев. По его оценке, манифестации были «тщательно подготовлены с главной целью спровоцировать силы безопасности и втянуть их в столкновения с тем, чтобы затем использовать фото- и видеоматериалы в СМИ». При этом он утверждал, что шествия финансировались некими «иностранными кругами».

10 мая руководитель сепаратистского Фронта ПОЛИСАРИО Мохаммед Абдельазиз в выступлении в связи с 40-летием движения заявил, что Марокко практиковало «политику террора и запугивания» в отношении сахарцев, которая, по его оценке, «провалилась». По его мнению, «время, когда эта политика применялась за закрытыми дверями, окончательно завершилось». День спустя М.Абдельазиз пригрозил, что сепаратисты «вновь прибегнут к оружию», если «ООН не решит сахарскую проблему путем референдума». По его оценке, «Марокко превратилось в источник реальной опасности для региона». «Это – страна, производящая и экспортирующая наркотики. Она способствовала тому, что регион превратился в пороховую бочку, способствующую расцвету организованной преступности», — утверждал он.

9 мая Белый дом объявил, что президент США Барак Обама по телефону пообщался с королем Марокко Мохаммедом VI. Согласно Вашингтону, руководители двух стран «говорили о важности углубления двусторонних отношений, и в частности, в области безопасности». Б.Обама пригласил марокканского монарха посетить Вашингтон. При этом дата визита не уточнялась. В предшествующие дни президент США провел в Вашингтоне несколько встреч с руководителями арабских стран, следующих в фарватере американской политики в регионе. В частности, в ходе переговоров с эмиром Катара, королем Иордании и наследным принцем Абу-Даби обсуждалась сирийская проблематика.

Со своей стороны дворец сообщил, что визит Мохаммеда VI в Вашингтон может состояться в течение 2013 года. Он также отметил, что в свою очередь монарх пригласил президента США посетить Марокко. Согласно тому же источнику, разговор между главами двух стран состоялся после «обмена письмами», касавшимися западносахарской проблематики.

11 мая в Марокко случилось то, что уже давно предсказывалось независимыми наблюдателями. В тот день входившая в правительственную коалицию и самая искушенная в марокканских интригах национал-консервативная Партия Истикляль /ПИ/ заявила о выходе из правительства. До этого она в течение полутора лет была главной союзницей исламистской Партии справедливости и развития /ПСР/, пришедшей к власти по итогам  парламентских выборов 2011 г. Судя по всему, националисты из ПИ поняли, что им совсем не хочется делить ответственность с исламистами за провал всего того, что пыталось делать правительство в условиях, когда его не поддерживал дворец. В любом случае решение ПИ влечет за собой либо досрочные парламентские выборы, либо перестановки в правительстве, в котором представители ПИ имели пять портфелей.

Стоит напомнить, что со времени избрания в сентябре прошлого года на пост главы ПИ Хамида Шабата последний неоднократно критиковал правительство исламиста Абдельиллы Бенкирана за неспособность хоть как-то решить многочисленные проблемы Марокко. Кроме того, ПИ обвиняла А.Бенкирана в стремлении «монополизировать принятие решений внутри правительства». О своем решении ПИ сообщила специальной нотой монарху.

Другими союзниками ПСР по правительственной коалиции являлись продворцовое проберберское Народное движение /его лидер занимает пост главы МВД/ и формально левая продворцовая Партия прогресса и социализма. Чтобы избежать досрочных парламентских выборов, коалиции будет необходимо найти срочную замену ПИ.

В Палате представителей /нижняя палата марокканского парламента/ ПИ располагает 107-ю местами из 395-ти. Ее представитель Карим Геллаб является спикером нижней палаты.

Уже 12 мая стало известно, что монарх предложил руководству ПИ остаться в правительстве. Понятно, что оно подчинилось этому предложению, от которого оно не могло отказаться. Пока трудно предсказать последствия разразившегося в Марокко правительственного кризиса. Ясно одно: даже если ПИ по воле монарха останется в составе правительственной коалиции, у нее нет перспективы.

10 мая близ Уарзазата в присутствии короля Мохаммеда VI начались работы по строительству первой из пяти запланированных солнечных электростанций. Как заявил в этой связи генеральный директор Марокканского агентства по солнечной энергии /Masen/ Мустафа Баккуру, эта станция «станет самой большой среди подобного рода в мире». Стоимость станции составит 650 млн евро. Подрядчиком работ выступает консорциум с преобладающим участием саудовского капитала. Запуск первой очереди станции запланирован на конец 2015 года. Ее мощность на первом этапе составит 160 МГВТ в год. После завершения строительства второй очереди ее мощность составит 500 МГВТ в год, что эквивалентно потреблению города с населением в 1,5 млн человек.

В планах Марокко строительство к 2020 г. пяти солнечных электростанций общей мощностью 2000 МГВТ. Эти станции, вместе с ветровыми, должны к 2020 г. обеспечить 42 процентов. потребностей королевства в электроэнергии. Общая стоимость программы развития солнечной электроэнергетики в перспективе до 2020 г. оценивается в 9 млрд долларов.

42.1MB | MySQL:92 | 1,238sec