Пакистан: ситуация в Белуджистане после всеобщих выборов

В пакистанском Белуджистане, как и в других провинциях 11 мая 2013 г. состоялись выборы в провинциальное собрание.

Общее количество мест в провинциальном собрании Белуджистана – 65  Лидером избирательной гонки была признана Пакистанская мусульманская лига (Наваз Шарифа) (ПМЛ (Н) – 17 (8 – в результате прямого голосования, 5 – от независимых, 3 — от женщин и 1 – от немусульман). Второе место –  Партия народного сообщества Пахтунхва  – 14 голосов (10 – в результате прямого голосования, 3 – от женщин и 1 – от немусульман). Третье место — Национальная партия   —  10 (7 – прямое  голосование, 2 – от женщин и 1 – от немусульман).   Четвертое место – Джамаат-улема – и ислам – Фазл (ДУИ-Ф) – 8 голосов (6 по результатам прямого голосования, 2 – от женщин). Пятое – Пакистанская мусульманская лига (ПМЛ)    — 6 голосов (5 – в результате прямого голосования, 1 – от женщин). Во второй половине депутатского корпуса — Национальная партия Белуджистана   – 2 голоса;  Народная национальная партия (ННП)  – 1 голос;   Организация народного движения  (ОНД)  – 1 голос; Народное единство мусульман  Пакистана (НЕМП)  – 1 голос и 2 голоса от независимых депутатов.  Таким образом, три места остаются определенное время вакантными.

Краткий политический итог избирательной  кампании в провинции – смена руководящего  альянса.  Полностью развалился бывший правящий блок в составе Пакистанской народной партии (ПНП) и Народной национальной партии (ННП). Например,  в  2008 г. ПНП завоевала 12 мест; по итогам избирательной кампании 2013 г. она исчезла с политической арены Белуджистана.  Но на смену ей пришла новая крупная правящая партия также федерального значения – ПМЛ (Н) (по итогам выборов  2008 г. имела только одно место в провинциальном собрании). В определенной степени  росту ее способствовало бегство политиков из ПНП в партию Наваз Шарифа.

Значительно укрепили свои позиции националистические партии провинции — Партия народного сообщества Пахтунхва, Национальная партия  и Национальная партия Белуджистана. Однако ни одно из националистических  объединений не добилось сколько-нибудь значительного успеха. Тем не менее, в провинции расценили их участие в избирательной кампании положительно. Высказывались предположения, что националисты, объединившись, могли пойти на формирование коалиционного правительства. В этом случае произошло бы усиление сепаратистских тенденций в провинции, что в нынешней обстановке  в стране привело бы к росту центробежных сил. Но, во-первых,  сложно представить на практике, чтобы белуджские и  пуштунские партии тесно взаимодействовали в этой провинции. Во-вторых,  Наваз Шарифу было крайне важно установить контроль над беспокойным Белуджистаном.  Поэтому он приложил немало усилий для возможности формировать здесь свое правительство.

В вопросе выбора политических соратников ПМЛ (Н) подошла очень прагматично.  Она отказалась от сотрудничества с ДУИ-Ф, хотя находилась с ней в союзе во время предвыборной кампании в Белуджистане. Возможный альянс ПМЛ (Н)  с ДУИ-Ф  по итогам всеобщих выборов создавал определенные возможности для формирования двухпартийного правительства в провинции. Именно на это (при поддержке нескольких партий) и рассчитывал лидер правоисламистской партии маулана Фазлур Рехман.  Но  мелкие в большинстве своем националистические партии наотрез отказались быть вместе  в коалиционном правительстве с мауланом. Наваз Шариф, следуя своей  политике не делить власть с сильным политиком, предпочел ДУИ-Ф две другие партии, которые пользовались  меньшим  влиянием в провинции. Таким образом, он отказал  Ф.Рехману участвовать в правительстве  Белуджистана.

Напомним, что лидер ДУИ-Ф еще в начале избирательного процесса объявил стержнем  этой кампании противостояние  светских и религиозных сил. Но, как показали  реальные действия, на первый план  вышли социальные и национально-сепаратистские  мотивы, которые при дальнейшем развитии могли перерасти в угрозу единства  государства.

В Белуджистане  Наваз Шариф пошел на определенный компромисс, пригласив  к участию в управлении умеренные белуджские и пуштунские националистические группировки. Это, с одной стоны, укрепило его позиции, а с другой – ослабили сепаратизм влиятельных националистических партий. Доминирование в Белуджистане партии, правящей в национальном масштабе (как сейчас  ПМЛ (Н), а ПНП в прежние годы)  – это вопрос сохранения федерации в современных рамках.

Все формальные процедуры в Белуджистане, связанные с избранием нового спикера, вице-спикера, главного министра, формирование нового правительства и т.д., необходимые по конституции после проведения всеобщих парламентских и провинциальных выборов, в силу ряда причин  состоялись позднее чем в других провинциях страны.

Первое с чем столкнулась ПМЛ (Н) — жесткая позиция националистических партий по вопросу формирования коалиционного правительства. После долгих переговоров, в частности, с  деятелем пуштунских националистов Мехмудом Ханом Ачакзаем    было принято решение  включить в состав  кабинета министров вместе с ПМЛ (Н) также   возглавляемую им   Партию народного сообщества Пахтунхва и Национальную  партию.

Далее лидерам ПМЛ (Н) удалось продвинуть белуджского политического деятеля Джана Мухаммада Джамали на пост спикера, кандидатура которого и была единогласно одобрена всеми членами провинциального собрания Белуджистана 3 июня 2013 г.  Перед ним стоит большая задача  объединить все  стороны, участвующие в процессе управления. Его заместителем, вице-спикером, был избран  Мир Абдул Кадус Бизенджо   Он баллотировался от района Аваран, известного в связи с проблемами безопасности. Многие в провинции ставили под сомнение проведение выборов в этом избирательном округе.

Сложности в  тройке ведущих политических партий начались еще до официального формирования коалиционного правительства. ПМЛ-(Н), Национальная партия  и Партия народного сообщества Пахтунхва встретили сопротивление со стороны «малой оппозиции» и не могли первоначально прийти к единому мнению по кандидатуре  на пост главного министра провинции.

Каждая сторона  выдвигала  три кандидатуры.
Наваз Шариф не согласился ни с одной из них. Время, отведенное по регламенту на обсуждение кандидатуры,  истекло, и националистические партии, не договорившись между собой,  делегировали Наваз Шарифу полномочия выдвинуть кандидатуру на  пост главного министра.  «У нас не будет возражений», — заявили они.   8 июня 2013 г.  15-м главным министром Белуджистана был избран Абдул Малик.

Главное, что выборы в провинции состоялись. Однако, согласно данным Избирательной кампании явка избирателей была самой низкой в стране; к избирательным урнам пришли 1 367 203 человек из 3 296 656 зарегистрированных, т.е. 40.86% электората. Это свидетельствует о слабой избирательной активности Белуджистана, меньшем его доверии к демократическим институтам по сравнению с другими провинциями.

Белуджские и пуштунские националисты первоначально отказывались  принимать участие в выборах в силу ряда причин, в частности, из-за сложной ситуации безопасности. Президент  Национальной  партии  Белуджистана  Сардар Ахтар Meнгал 7 апреля 2013 г. пригрозил бойкотировать выборы в случае, если не будет известна судьба  пропавших без вести и  не будут приняты меры для проведения подлинно свободных и справедливых выборов в провинции.  Один из белуджских националистов, лидер Белуджской Республиканской партии (БРП) Навабзада Брамда Бугти  объявил о бойкоте выборов.  Он подчеркивал, что  «заявления о проведении переговоров с сепаратистской стороной  были лишь политической  уловкой, и участие  в выборах   равносильно признанию Пакистана, в то время когда они ведут борьбу за независимость».

Но позиция БРП не повлияла на политику власти и  Избирательной комиссии Пакистана в отношении проведения выборов. Их твердая позиция в конечном итоге увенчалась успехом.  В Белуджистане по словам представителя ИКП «ни одна из основных политических партий не бойкотировала выбора». Значительную роль в том, что они состоялись, сыграла хорошо подготовленная и четко проведенная предвыборная  кампания. Председатель Избирательной комиссии  Пакистана  Факхруддин Г Ибрахим встретился с большинством националистических лидеров и уговаривал их принять участие в общих выборах «для внесения перемен путем голосования». Большую разъяснительную работу с белуджами и пуштунами проводил премьер-министр переходного правительства Пакистана Мир Хазар Хан  Хосо, этнический белудж. Он  расценивал участие в выборах как «положительный шаг в направлении устойчивого развития и процветания страны в целом и Белуджистана, в частности».

Напряженность в отношениях федерального  центра с окраинными националистами  кругами существовала долгие годы.  Не исключением стал и  период правления бывшей правящей Пакистанской народной партии (2008 – 2013 гг.).  Сложная ситуация с правопорядком, участившиеся столкновения на религиозной почве в конце 2012 – начале 2013 г., политическая нестабильность и т.д. стали одними из причин введения в провинции прямого губернаторского правления.  14 января 2013 г. президент Асиф Али Зардари подписал соответствующий указ в соответствии со статьей 234 Конституции. Губернатор Наваб Зульфикар Али Магси получил большие  полномочия.          Действие провинциального правительства было приостановлено,  контроль за ситуацией безопасности был возложен  на Пограничный корпус. Многие в провинции опасались введения подразделений федеральной армии. Посыпались протесты, в первую очередь от  Джамиат  улема-и-ислам.    Генералитет со своей стороны обещал  поддержку населению провинции по поддержанию мира во время выборов. Еще в апреле 2013 г.  начальник штаба армии генерал Ашфаг Первез Kияни во время его визита в Кветту подчеркивал необходимость участия всех политических партий в предстоящих выборах. Вмешательство армии в политическую жизнь провинции не потребовалось.

Осознавая сложность ситуации в провинции, нерешенность многих социально-экономических проблем, бывшая правящая ПНП и ее сопредседатель, президент Пакистана Асиф Али Зардари  предпринял ряд запоздалых мер с целью стабилизировать ситуацию в провинции накануне всеобщих выборов.  Лишь в марте 2013 г.  федеральные власти объявили о проекте  строительства  плотины Наланг  на реке Moлa стоимостью  18 млрд рупий. Помимо выработки электроэнергии и, соответственно,  ослабления энергетического кризиса в провинции, по завершению проекта должно быть орошено  47 000 акров земли.

Несмотря на проведение избирательной кампании без трагических эксцессов, уже на следующий день после  выборов 11 мая 2013 г.  в различных районах Белуджистана раздавались протесты  против  фальсификации их результатов.  Выдвигались требования о проведении перевыборов в разных округах, таких как Насирабад, Джаффарабад, Кветта, Дуки, Джила Абдулла и т.д.  Свидетели заявили, что  вооруженные люди оказывали давление на голосующих.

Новая  политическая элита в пакистанском Белуджистане унаследовала  острые социально-экономические проблемы, накапливавшиеся десятилетиями. Это  самая малонаселенная и беднейшая провинция страны с огромными пространствами, богатейшими минеральными ресурсами, но без воды и электричества. Единственной ее жемчужиной является порт Гвадар на побережье Ормузского пролива. В провинции слабо развита транспортная инфраструктура, банковская система и т.д. Выборы 2013 г. вновь вселили надежду и радужные мечты в души и сердца местного населения.

28.42MB | MySQL:67 | 0,816sec