Иран: экономическая ситуация и торговые отношения с Россией

Сегодня экспертное сообщество активно обсуждает политическое и экономическое будущее Исламской Республики Иран (ИРИ) после недавних всенародных президентских выборов в этой стране. Среди прочего, специалистов интересует будущий диалог Москвы и Тегерана после прихода к власти в ИРИ нового президента Х.Роухани. Однако прежде чем задаваться вопросом о перспективах российско-иранского партнерства, следует проанализировать состояние двустороннего сотрудничества на современном этапе.

Вначале стоит вкратце охарактеризовать экономическую обстановку в Иране, а затем  плавно перейти к его торговым связям с Россией.

Не секрет, что ИРИ расположена на пересечении стратегически важных торговых маршрутов между Европой и Азией. Занимая четвертое место в мире по разведанным запасам нефти и второе место по запасам природного газа, Иран является одним из ведущих экспортеров «черного золота» в Организации стран – экспортеров нефти (ОПЕК).

Доходы ИРИ от продажи нефти достигают 80% всех экспортных доходов страны, обеспечивают половину государственного бюджета и, по некоторым оценкам, до 20% ВВП.

Иран входит в число развивающихся промышленно-аграрных стран, при этом его социально-экономическое и валютно-финансовое положение по-прежнему остается достаточно неустойчивым и находится в сильной зависимости от внешнего сбыта углеводородов. Нефтегазовый сектор Ирана нуждается в техническом переоборудовании, внедрении новых технологий и значительных иностранных инвестициях.

Рост иранской экономики в 2011 г. составил около 3% (в 2010 г. – 2,1%). Объем ВВП в 2011 г., по информации Международного валютного фонда (МВФ),  – около 475 млрд долларов. Золотовалютные резервы ИРИ, по данным Торгово-промышленной палаты (ТПП) Ирана, составляют 120 млрд долларов, а также 907 т золота. Темпы инфляции в стране за 2011 г. составили, по данным Центробанка ИРИ, 21%.

Негативное влияние на иранскую экономику оказывают санкции Совета Безопасности (СБ) ООН, а также односторонние санкции США, ЕС, Японии, а также ряда других стран. В большей степени они касаются ограничения финансовых отношений с ИРИ, поставок в страну товаров двойного назначения, инвестиций в ядерную и нефтегазовую промышленность, а также передачи Ирану современных технологий.

Основными торговыми партнерами Ирана в Азии являются Китай (товарооборот между двумя странами по итогам 2011 г. вырос на 55% и составил 45 млрд долларов), Турция (15 млрд долларов), Япония (около 14-15 млрд долларов), Республика Корея (за 10 месяцев 2011 г. – 10 млрд долларов), Индия (около 13-14 млрд долларов), Ирак (7,7 млрд долларов) и Афганистан (2 млрд долларов).

По данным Евростата, за три квартала 2011 г. совокупный товарооборот Ирана со странами Европейского союза достиг 19 млрд евро. Основными торговыми партнерами ИРИ в Европе являются Германия, Италия, Франция, Нидерланды и Испания.

По данным американской статистики, товарооборот между США и Ираном в 2011 г. составил 238,5 млн долларов (экспорт США – 229,5 млн, импорт – 9 млн).

Затяжное геополитическое противостояние Тегерана и США явилось причиной появления ряда серьезных проблем для ИРИ. Каковы же они?

Первоеизоляция Ирана, связанная с его ядерной программой, только усугубляется, санкций становится больше, и они носят все более жесткий характер. Например, энергетическим компаниям запрещается осуществлять новые инвестиции в иранскую нефтегазовую промышленность, страховым компаниям не разрешается страховать грузы и самолеты, следующие в Иран, счета иранских компаний и частных лиц в финансовых учреждениях, которые находятся под юрисдикцией США, замораживаются.

Как следствие, остановили деятельность в Иране такие нефтяные гиганты, как нидерландо-британская Royal Dutch Shell, французская Total, итальянская ENI, норвежская Statoil.

Стоит подчеркнуть, что ужесточение американских и европейских санкций наносит заметный ущерб иранской экономике. Так, еще недавно Иран импортировал около 40% бензина, не имея собственных перерабатывающих мощностей.

Также можно вспомнить, что после разрыва из-за санкций контактов с банками ОАЭ, через которые осуществлялась чуть ли не половина иранской внешней торговли, в стране ощутили нехватку долларов, резко упал курса национальной валюты. Конечно, из-за этих санкций теряют немалые прибыли и западные компании, но основным пострадавшим является прежде всего Иран. Эта страна буквально страдает от огромной безработицы. По официальным данным, ее уровень в ИРИ доходит до 22% (по данным экспертов, реальная цифра ближе к 40%).

Второе – неэффективный государственный сектор. Об экономике Ирана обычно говорят, как о смеси централизованного планирования (сейчас страна занята выполнением 5-ой пятилетней программы развития), государственной собственности на крупные и наукоемкие предприятия, отсталого сельского хозяйства и небольшой частной торговли.

Почти 70% промышленного производства (нефтехимия, металлургия, машиностроение) находится в руках государства. Что касается нефтяного сектора, то он контролируется государством на 80%. Частный сектор, как правило, представлен легкой промышленностью, небольшими мастерскими и сельхозпредприятиями.

Третье – высокая концентрация собственности, ведущая к монопольным образованиям. Известно, что иранская экономика во многом контролируется политиками: 20 тыс. государственных компаний потребляют 65% национального бюджета и управляют 80% экспорта. Эти государственные компании работают в рамках экономической структуры, возглавляемой религиозными авторитетами – муллами.

Четвертое – острая  зависимость от экспорта нефти. Как уже было отмечено, доходы от продажи нефти составляют большую часть всех поступлений в государственную казну. Причем, вопреки всем ожиданиям, доля нефти в иранской экономике продолжает расти, что тормозит начало диверсификации источников финансового поступления местного хозяйства.

Пятое – социально-ориентированная  экономика. В стране долгое время существовала система крупномасштабных государственных субсидий на продовольствие, топливо, электричество и бензин. По некоторым данным, на субсидии приходилось почти 30% иранского бюджета.

Статистические сведения приводит МВФ: суммарный доход средней иранской семьи составляет 3,6 тыс. долларов, а субсидий она получает на 4 тыс. долларов, что позволяет повысить уровень социально защищенности, развить здравоохранение и поднять образование иранцев.

Однако не так давно в стране началось сокращение субсидий на молоко, растительное масло, муку, энергоносители и замена их социальной помощью. По сообщениям средств массовой информации, чтобы компенсировать потери от неизбежного роста цен, почти 60 млн человек (а население ИРИ составляет более 74 млн) будут ежемесячно получать примерно 40 долларов.

Шестое –сложныйпорядок инвестирования. В иранском инвестиционном законодательстве имеется большое количество сложностей и нюансов. Вот некоторые из них:

  • иностранный инвестор не может иметь в собственности землю, причем, не имеет значение, о каком количестве земли идет речь;
  • запрещено создание предприятий со 100% иностранным капиталом. Зарубежный инвестор обязательно должен найти себе потенциального иранского партнера. Причем, соотношение продукции, созданной с помощью иностранного капитала, не должно быть больше 25% от общей продукции отрасли;
  • предполагается постепенная передача объекта в собственность Ирана по мере возвращения затрат инвестора. Именно на таких условиях было создано совместное российско-иранское предприятие по строительству АЭС в Бушере: изначально соглашение было заключено на паритетных началах, но через несколько лет предприятие станет иранским.

 

Эти и другие ограничения усиливаются сильным государственным вмешательством в экономику. В результате, нелицеприятная риторика иранского руководства в адрес Западу, ядерная программа, а также законодательные ограничения снизили уровень инвестиции в экономику ИРИ из-за рубежа.

Справедливости ради стоит отметить и несомненные достижения хозяйства Ирана.

В частности, не имея достаточного количества нефтеперерабатывающих заводов (НПЗ), Тегеран закупал за рубежом более 40% бензина. Белый дом, вынудив международных нефтетрейдеров прекратить поставки горючего в Иран, тем самым ускорил реконструкцию старых и строительство новых НПЗ. Сегодня почти три четверти бензина производится на территории страны.

Место уходящих с иранского рынка западных компаний активно занимают китайские нефтетрейдеры. Так, около 11% всех энергетических нужд Китая удовлетворяется за счет импорта из Ирана. По подсчетам, китайские инвестиции в разработку иранских нефтяных и газовых месторождений уже составляют около 9 млрд долларов.

Санкции и дефицит инвестиций заставили Иран, наконец, заняться созданием благоприятных условий для иностранного капитала. Например, иранской стороной было заявлено о новом пакете льгот зарубежным инвесторам, в котором предусмотрено значительное снижение банковских налогов и таможенных пошлин, упразднение налогов, связанных с инвестициями в сельское хозяйство, свободный ввоз необходимого им оборудования.

Помимо этого, иностранным банкам позволили войти в иранскую финансовую систему. Иранские банки готовы предоставить кредиты иностранным инвесторам и гарантируют 10% прибыли на вложенный иностранный капитал.

Таким образом, Тегеран дает государственные гарантии инвесторам, снимает ограничения на их участие в государственном секторе экономики и даже позволяет решать гражданские споры между иностранными инвесторами и иранской стороной в международных судах. Иран уже объявил о готовности предоставить инвесторам перечень инвестиционных проектов общей стоимостью более чем в 100 млрд долларов.

В течение нескольких лет иранские власти предполагают приватизировать около 150 государственных компаний.

Переходя от внутренней хозяйственной ситуации в Иране к его внешнеэкономическим связям с Россией, стоит напомнить, что двусторонние отношения между государствами в последние годы развиваются весьма активно. Например, в 2007 г. состоялся рабочий визит в ИРИ президента России В.В.Путина. Визит придал серьезный импульс укреплению связей двух стран по многим направлениям: после него был подписан ряд двухсторонних документов в торгово-экономической, военно-технической и других областях.

Президенты России и Ирана встречались на полях саммитов Шанхайской организации сотрудничества (ШОС) в Душанбе (28 августа 2008 г.), Екатеринбурге (16 июня 2009 г.), Астане (15 июня 2011 г.) и на Третьем Каспийском саммите в Баку (18 ноября 2010 г.). Неоднократно проводились телефонные разговоры президентов России и Ирана (5 января и 22 февраля 2012 г.).

Торговое и инвестиционное сотрудничестводвух стран осуществляется в соответствии с Межправительственным соглашением о торговле и экономическом сотрудничестве, подписанным в 1997 г., Соглашением о сотрудничестве и взаимной помощи в таможенных делах и Соглашением об избежании двойного налогообложения, заключенными в 2001 г.

Действует Постоянная Российско-Иранская комиссия по торгово-экономическому сотрудничеству (МПК). Российскую часть МПК возглавляет министр энергетики России А.В.Новак, иранскую часть – министр иностранных дел ИРИ А.А.Салехи. За весь период работы МПК проведено десять заседаний.

В ходе предпоследнего заседания было условлено ускорить проработку вопроса создания совместных предприятий с участием различных российских компаний в области добычи и транспортировки углеводородного сырья, а также подтверждено намерение сторон развивать сотрудничество в сфере освоения нефтяных и газовых месторождений на территории обеих стран, экспорте и импорте инженерных услуг, продукции химии и нефтехимии.

Еще до проведения этого заседания Москву посетил министр нефти ИРИ С.М.Мирказеми, который совместно с министром энергетики России С.И.Шматко утвердил «Дорожную карту перспективных проектов в сфере нефти, газа и нефтехимии», призванную стать долгосрочным ориентиром российско-иранского взаимодействия в указанной области.

Затем состоялся визит в Россию заместителя по экономическим вопросам Первого вице-президента Ирана А.Ага-Мохаммади, который провел переговоры с заместителем председателя правительства России И.И.Сечиным, министром энергетики России С.И.Шматко, президентом ОАО «РЖД» В.И.Якуниным, а также руководством российских компаний нефтегазового, энергетического и финансово-банковского секторов. По итогам переговоров стороны договорились разработать «дорожную карту» перспективных проектов взаимодействия в торгово-экономической области.

Тема финансово-банковского взаимодействия, как важнейшего инструмента торгово-экономического сотрудничества, неоднократно затрагивалась в ходе встреч президентов и министров иностранных дел обоих государств. Иранская сторона выражают озабоченность в связи с нежеланием ряда российских банков сотрудничать с иранскими контрагентами.

Иран является крупным торговым партнером России на Среднем Востоке, государством со значительным экономическим потенциалом, емким рынком сбыта российской продукции. Начиная с 2007 г. товарооборот между Россией и Ираном устойчиво превышает 2,9 млрд долларов, причем на долю российского экспорта в ИРИ приходится более 80% торговли (см. Таблицу).

Таблица

 

Динамика товарооборота России и Ирана в 2007-2011 гг.,

млн долларов

 

Год

2007

2008

2009

2010

2011

Экспорт

2958

3335

2766

3359

3272

Импорт

349

401

212

272

342

Товарооборот

3307

3736

2978

3631

3614

 

Источник: IMF Direction of Trade Statistics Yearbook 2012.

 

Как видно из таблицы, в последние годы наивысший показатель внешней торговли между странами был достигнут в 2008 г., а затем начался спад, который прежде всего обусловлен глобальным финансово-экономическим кризисом.

Основные статьи российского экспорта в Иран – поставки черных металлов и изделий из них, машин, оборудования и транспортных средств, пиломатериалов и целлюлозно-бумажных изделий.

Основные статьи российского импорта из ИРИ – продовольственные товары, а также отдельные виды продукции горнорудной, химической промышленности (концентраты руд цветных металлов, изделия из синтетических волокон) и машиностроения (автомобили «Саманд», «Пежо-206», некоторые электротехнические изделия).

Согласно статистическим данным Федеральной таможенной службы (ФТС) России, товарооборот между Россией и Ираном в первом полугодии 2012 г. составил 1,1 млрд долларов, что на 41% меньше, чем в аналогичный период годом ранее.

Объем российского экспорта в Иран за два квартала 2012 г. сократился на 46,6%, составив всего лишь 893 млн долларов, что немногим превышает уровень 2006 г. Объемы импорта из Ирана напротив даже несколько выросли.  За первые 6 месяцев 2012 г. Иран поставил товаров в Россию на 203,5 млн долларов, что на 9,3% больше, чем за аналогичный период предыдущего года.

По всей видимости, основной причиной резкого падения физических объемов российского экспорта в Иран стало падение поставок российской стальной продукции. Экспорт данной категории товаров, всегда составлявший основную часть российских поставок в Иран, за указанный период времени сократился более чем в 2 раза. Если в первом полугодии 2011 г. в Иран было поставлено стали и стальной продукции на сумму свыше 1,185 млрд долларов, то в 2012 г. этот показатель не превысил 544 млн долларов. Доля российского металла в структуре иранского импорта стальной продукции сократилась с 35% до 21%.

В целом общий импорт Ирана стальной продукции сократился на 20%, и в настоящее время на рынке испытывается определенный дефицит, который пытаются восполнить отечественные металлурги, увеличившие выплавку металла в среднем на 9%.

Доля стальной продукции в структуре российского экспорта в Иран также уменьшилась, сократившись с 71% до 60%.

После снятия в 2011 г. ограничений на экспорт зерновых доля данной продукции в структуре российского экспорта существенно увеличилась и составила 11,5%, а объемы поставок достигли рекордных показателей.

За первое полугодие 2012 г. в Иран было поставлено злаков на сумму 103 млн долларов, что более чем на 40% превышает показатели 2010 г. и почти в 2,5 раза больше показателей 2009 г.

В структуре иранского импорта доля российской пшеницы составляет около 15%.

Практически неизменными остаются объемы поставок российской древесины. В указанный выше период в Иран было поставлено древесины и изделий из нее на сумму свыше 98 млн долларов, что все же меньше на 9%, чем годом ранее.

Доля данной продукции в структуре российского экспорта в Иран составляет около 11%. Российский экспорт древесины в основном представлен лесоматериалами из хвойных пород дерева. По данной позиции на долю российской продукции приходится  почти 90% иранского импорта. Всего же в структуре иранского импорта древесины и изделий из нее на долю российской продукции приходится порядка 25%. Чуть меньше древесной продукции приходится на долю Турции и Китая (22% и 24% соответственно). Но китайский и турецкий экспорт в Иран представлен древесноволокнистыми  плитами.

Существенная доля (4,7%) в российском экспорте приходится на каменноугольный кокс и другое минеральное топливо. Поставки товаров данной товарной группы в первом полугодии прошлого года увеличились по сравнению с аналогичным периодом 2011 г. на 34% и составили в стоимостном выражении почти 42 млн долларов.

Одной из важных позиций российского экспорта в Иран являлась бумажно-картонная продукция. В течение двух кварталов 2012 г. ее экспорт сократился более чем на 50% по сравнению с аналогичным периодом предыдущего года и составил всего 18,2 млн долларов.

Несмотря на то, что на долю российских предприятий приходится около 50% от всей поставляемой в Иран газетной бумаги, доля российской продукции на иранском рынке бумажно-картонной продукции немногим больше 5%, что не отвечает имеющемуся потенциалу.

В 2012 г. экспорт российской электротехнической продукции восстановился после спада, произошедшего в 2011 г., когда он сократился на 50%, и вновь достиг уровня в 17 млн долларов.

Особо стоит отметить существенное снижение поставок российской машинотехнической продукции. В 2010 г. экспорт машин и оборудования составлял 34 млн долларов, в 2011 г. он вырос до 72 млн долларов, а в 2012 г. – уменьшился до 19,6 млн долларов.

Стоит констатировать, что потенциал российских экспортеров иранцами практически не используется. За первые 6 месяцев 2012 г. Иран импортировал машинотехнической продукции на сумму свыше 4,2 млрд долларов. Таким образом, доля России составляет на иранском рынке машин и оборудования менее 0,5%. В то же время российские предприятия имеют существенные перспективы в поставках турбинного, компрессорного, насосного оборудования, продукции тяжелого машиностроения, станкостроения, дорожно-строительной техники.

По мнению экспертов, основной причиной фактического отсутствия российских предприятий на иранском рынке является их низкая коммерческая активность, вызванная необоснованными опасениями применения в их отношении экстерриториальных односторонних санкций западных стран.

В то же время, согласно данным Таможенной администрации Ирана, за 6 месяцев 2012 г. в Иран было поставлено машин и оборудования: на 800 млн долларов – из Китая, на 390 млн долларов – из Республики Корея, на 340 млн долларов – из Германии, на 300 млн долларов – из Италии, на 290 млн долларов – из Турции, на 75 млн долларов – из Испании.

Существенно увеличились поставки химической продукции из России, а именно различного рода катализаторов для химической и нефтехимической продукции. Поставки данной категории товаров были осуществлены в 2012 г. впервые и достигли по итогам первого полугодия 4,35 млн долларов. Установлению первичных контактов между российскими производителями катализаторов и иранскими потребителями в определенной степени способствовала проведенная  при участии Торгпредства России  в Иране выставка «Передовые российские технологии», прошедшая в Тегеране в 2012 г.

Импорт из Ирана в первые шесть месяцев 2012 г. продолжал расти, сохраняя относительно высокие темпы в 9,3%. В структуре иранского экспорта вместе с тем произошли определенные изменения. Несмотря на то что доля сельскохозяйственной продукции среди товаров, поставляемых в Россию, продолжает оставаться высокой (более 75%), российский импорт из Ирана начал диверсифицироваться.

Помимо этого, необходимо отметить постоянный рост экспорта в Россию продуктов нефтехимии (различные пластики, полипропилен для текстильной промышленности) и нефтепереработки (бутадиен, нефтяные газы), стекла.

В конце прошлого года в ТПП России состоялось организационное заседание Российско-Иранского делового совета (РИДС)[i]. Помимо членов РИДС, в нем приняли участие руководители Департамента внешних связей и работы с деловыми советами ТПП РФ, ответственные работники МИД России, Минэкономразвития и Минрегионразвития России, а также заинтересованные представители отечественного бизнеса.

В ходе заседания было отмечено, что, несмотря на сложную политическую обстановку, российское предпринимательское сообщество продолжает работать с Ираном: заключаются сделки и контракты, производятся торговые операции.

Председатель РИДС рассказал о мероприятиях, организованных Советом или при его участии в 2012 г. Среди них:

  • заседание рабочей группы по межрегиональному сотрудничеству Постоянной Российско-Иранской торгово-экономической комиссии (Комиссии);
  • Первый Московский Форум по вопросам экономического и промышленного сотрудничества между ИРИ и РФ;
  • первое совместное заседание с рабочей группой по финансово-банковскому сотрудничеству Комиссии;
  • участие в международных выставках в Тегеране.

 

Кроме того, было решено поручить Российско-Иранскому деловому совету изучить совместно с иранскими государственными органами проблему неисполнения некоторыми банками Ирана своих обязательств перед российскими поставщиками и их контрагентами по оплате за поставленный товар в рамках аккредитивной формы расчетов.

Помимо этого, рекомендовано проработать возможность создания в рамках Комиссии двух рабочих групп: по неплатежам и по торговому судоходству по Каспийскому морю (сегодня в этой сфере имеются серьезные проблемы).

В 2013 г. состоялась Вторая выставка «Передовые российские технологии» в Иране. Основные разделы выставки:

  • информационно-коммуникационные технологии;
  • новые материалы;
  • биотехнологии;
  • нанотехнологии;
  • энергетика;
  • машиностроение.

На выставке свои передовые разработки и технические решения продемонстрировали инновационные компании, представляющие различные регионы России, среди которых: Москва и Московская область, Санкт-Петербург, Татарстан и многие другие.

Таким образом, проведенный анализ позволяет сделать несколько важных выводов.

Внутриэкономические проблемы Ирана будут способствовать поиску новых возможностей для модернизации собственного хозяйства в пику многочисленным западным санкциям, которыми опутана страна.

Переживающая не лучшие времена иранская экономика тем не менее имеет потенциал роста, который возможно реализовать лишь при эффективной помощи со стороны зарубежных торговых партнеров.

Наряду с азиатскими странами им вполне способна стать Россия, которая, несмотря на ряд внешнеполитических разногласий, продолжает налаживать с ИРИ двустороннее экономическое партнерство.

Как представляется, в обозримой перспективе торговые отношения двух государств будут вновь постепенно набирать обороты, поскольку увеличение товарооборота отвечает интересам обеих сторон.

Достижению этой цели способна помочь интенсификация двусторонних хозяйственных контактов по линии различных государственных и предпринимательских структур, которые будут способствовать частичному сглаживанию острых углов в непростом партнерстве Москвы и Тегерана.

В то же время не стоит забывать о поддержании высокого уровня политического диалога между Ираном Россией, поскольку их экономическое взаимодействие невозможно без серьезного продвижения интересов бизнеса со стороны руководства этих государств.


[i]         Российско-Иранский деловой совет (РИДС) – объединение предпринимательских структур, созданное ТПП России. РИДС осуществляет свою деятельность на общественной основе, руководствуясь политикой ТПП России и объединяя российские фирмы и организации вне зависимости от форм собственности. РИДС является некоммерческой структурой. Цели РИДС: расширение и развитие деловых контактов и взаимовыгодного сотрудничества между российскими и иранскими предпринимателями; продвижение российского бизнеса на рынки Ирана и содействие привлечению иранских инвестиций в Россию; защита законных прав и интересов российских предпринимателей в их взаимоотношениях с российскими и иранскими официальными и коммерческими структурами; повышение роли заинтересованных представителей бизнес-сообщества России в формировании и реализации государственной политики в сфере двустороннего экономического сотрудничества.

42.37MB | MySQL:92 | 1,036sec