К политике Ирана на афганском направлении на современном этапе

Исламская Республика Иран (ИРИ) рассматривает развитие отношений с Афганистаном в числе своих внешнеполитических приоритетов. При этом Тегеран стремится следовать курсу на региональное решение проблем этой страны, заявленному неоднократно на трехсторонних ирано-пакистано-афганских саммитах. Очевидно, за этой формулировкой стоит стремление Тегерана как снизить роль внешнего фактора в разрешении афганской проблемы, так и закрепить свои лидирующие позиции в этом процессе в контексте устремлений ИРИ к наращиванию своего регионального потенциала.

Данный подход, очевидно, обусловливает подходы Ирана к афганской проблематике как в международном контексте, так и в свете двусторонней повестки дня. Не случайно, в частности, что после обнародования новой американской стратегии по Афганистану, включающей подготовку к сворачиванию до конца 2014 года иностранного военного присутствия в этой стране, работа Тегерана на афганском направлении своей внешней политики заметно активизировалась. При этом ИРИ весьма болезненно относится к попыткам игнорирования продвигаемого Ираном тезиса о ключевой роли иранцев в решении афганских проблем.

В ИРИ озабочены сохраняющимся напряжением обстановки в Афганистане, считая, что основная угроза спокойствию исходит от военных сил США и других стран НАТО. В качестве средства борьбы с талибами в южных и юго-восточных провинциях Афганистана в Иране видят воссоединение и укрепление сил, входивших в бывший Северный альянс. Как представляется, ставка иранцев на эту коалицию сохранится и в будущем с параллельным наращиванием попыток усилить в ее рядах «голос» шиитских хазарейских группировок.

При этом в Тегеране осознают, что на данном этапе в условиях подготовки сворачивания иностранного военного присутствия в Афганистане одним из наиболее перспективных путей решения поставленных задач по восстановлению политического влияния на Кабул является расширение экономического содействия ИРА.

В частности, иранские компании участвуют в строительстве энергетических и сельскохозяйственных объектов, дорог и мостов, модернизации систем водоснабжения и связи. Изучается возможность выделения дополнительных средств на реализацию совместных проектов по борьбе с наркотрафиком, в рамках которых также предусматривается сооружение и обустройство пограничных пунктов на ирано-афганской границе.

Вместе с тем, нельзя исключать того, что Тегеран постарается активизировать работу по сплочению проирански настроенных сил. Руководством ИРИ проводится планомерная работа по укреплению приграничных с Афганистаном районов, где регулярно проводятся военные учения по отработке тактики отражения атак крупных сил противника.

Вместе с тем, развитие событий в регионе дает основание полагать, что блокирование устремлений Тегерана на афганском направлении останется одним из важных компонентов работы США и их союзников в Афганистане даже после ухода из Афганистана. Не имея возможности, в условиях нарастающего давления со стороны экстремистов, обеспечить должное наращивание военной инфраструктуры на ирано-афганской границе, эти страны постараются использовать в своих интересах очевидное раздражение Кабула рядом нерешенных до настоящего времени проблем в рамках афгано-иранских отношениях.

В числе актуальных вопросов остается проблема афганских беженцев. На сегодняшний день в Иране проживают порядка 900 тыс. зарегистрированных беженцев (по неофициальным источникам, это число достигает 1,5 млн чел.). Из них, по информации УВКБ ООН, в специальных лагерях для беженцев проживают 33 тыс. человек, остальные — это признают и иранские власти — практически ассимилировались с местным населением.

Официально заявляя об оказании помощи афганским беженцам в репатриации на родину, Тегеран тем не менее активно использует их выдворение в Афганистан как инструмент политического давления на своего соседа. Следствием такого положения дел, становятся регулярные антииранские кампании в афганских СМИ, продвигаемые, по мнению ряда аналитиков, в том числе и американской стороной.

Администрация Х.Карзая под давлением США вынуждена «соблюдать дистанцию» в своих отношениях и сотрудничестве с Ираном. Однако, с учетом роли Тегерана в восстановлении страны, смены правящей верхушки в ИРА, а также того обстоятельства, что Иран выступает в качестве противовеса западному влиянию, афганское руководство вынуждено считаться со своим западным соседом, занимая в данном вопросе максимально гибкую позицию.

При этом представляется, что именно Иран, выступая за усиление роли региональных держав в афганском урегулировании, привлекая имеющиеся ресурсы и связи, в какой-то мере координируя свои шаги с ШОС, сможет стать связующим звеном на пути альтернативной Западу политике на афганском направлении.

28.73MB | MySQL:62 | 0,646sec