Ситуация в Марокко: июнь 2013 г.

Начало июня в Марокко прошло в напряженном ожидании относительно того, пойдет ли страна к простым перестановкам в правительстве, или дело идет к досрочным парламентским выборам? Партия «Истикляль» (ПИ), 11 мая объявившая о своем решении выйти из правительственной коалиции, возглавляемой исламистской Партией справедливости и развития (ПСР), так и не реализовала это решение в ожидании арбитража короля Мохаммеда VI. Последнему было не до подобных проблем, поскольку, по данным марокканских СМИ, к середине июня он уже свыше месяца находился в некоей «частной» поездке во Франции.

Напомним: находившаяся долгое время в оппозиции ПСР на волне «арабской весны» одержала победу на парламентских выборах в конце 2011г. Однако чтобы сформировать дееспособное большинство в парламенте, она была вынуждена пойти на коалицию с тремя другими партиями, в том числе национал-консерваторами из ПИ. Последние во главе с мэром Феса Хамидом Шабатом обвинили своих партнеров-исламистов в недостаточной активности. Как ранее объявил официальный представитель ПИ Адиль Бенхамза, националисты приостановили выполнение их решения после телефонного разговора между Х.Шабатом и монархом в ожидании возвращения последнего. Понято, что приостановка решения ПИ никак не способствовала улучшению работы правительства Марокко, в составе которого насчитывается шесть министров-националистов, в том числе министр финансов Низар Барака.

Ситуация полнейшей неопределенности вынудила марокканские СМИ заняться всевозможными домыслами. Так, газета «Экономист» утверждала 10 июня, что Мохаммед VI должен «вероятно» принять лидера ПИ «в ближайшие дни». Со своей стороны газета социалистов «Либерасьон» утверждала, что «арбитраж» монарха «в настоящее время не стоит в повестке дня». Скорее всего, она в какой то мере права, поскольку если бы король хотел вмешаться в ситуацию, он бы давно сделал бы это. Что касается ПИ, то она, похоже, поторопилась, решив, что во дворце ее поддержат с тем, чтобы отодвинуть от власти все более неудобную ПСР.

Тем временем работа кабинета во многом парализована при том, что он теряет время, не начиная достаточно рискованных реформ, связанных, в частности, с ликвидацией дотационной системы, благодаря которой поддерживаются относительно низкие цены на продукты первой необходимости. Как предупредил в этой связи марокканский экономист Наджиб Акесби, «если даже будут урегулированы все политические вопросы, и это правительство начнет осуществлять реформы, их результаты не проявятся раньше 2015 – 2016 гг.». По его оценке, «реформы не идут из-за политического кризиса». «Однако политический кризис разразился для того, чтобы не делать реформы», — утверждает он. Показательно, что глава кабинета никак официально не отреагировал на демарш ПИ, возможно, рассчитывая на окрик из дворца. В то время как ряд его единомышленников по ПСР ясно дал понять, что исламистов не пугает перспектива досрочных парламентских выборов.

Что касается руководителя ПИ, в свое время устроившего настоящий переворот в партии против узурпировавшей ее руководство семьи Аль-Фасси, то не исключено, что добиваясь выхода из коалиции, он хочет в первую очередь освободиться от министра финансов Н.Барака – зятя Аббаса аль-Фасси, занимавшего пост премьера с 2007 по 2011 гг., а также министра национального образования Мохамеда Луафа, в свое время претендовавшего на главный пост в ПИ.

Х.Шабат требует также больше министерских портфелей для националистов. Его понять можно. ПИ обладая 60-ю местами в Палате представителей, имеет 6 министерских портфелей, в то время как вечно «ручная» (по отношению к дворцу) Партия прогресса и социализма при наличии всего 18-ти мест в парламенте имеет 4 министерских портфеля.

Замедление с реализацией реформ беспокоит МВФ, который выделил в 2012 г. кредитную линию в 6,3 млрд долларов. Эксперты МВФ вновь побывали в Марокко весной 2013 г. И даже глава кабинета Абдельилла Бенкиран был вынужден признать: они думают, что «наша манера проводить реформы непрозрачна и нерешительна».

14 июня в Рабате побывала с визитом помощник госсекретаря США Ванди Шерман. Главной целью ее визита было «занести хвосты» после небольшого кризиса, возникшего между Вашингтоном и Рабатом в апреле с.г., когда американцы выдвинули инициативу расширить мандат Миссии ООН в Западной Сахаре, поручив ее сотрудникам следить за соблюдением прав человека в сахарских провинциях. Несмотря на то, что Марокко является региональным союзником США, и Вашингтон тут же похоронил эту инициативу, Рабат ответил немедленно на нее, отменив совместные военные учения. Как заявила по итогам визита В.Шерман, Марокко и США намерены интенсифицировать их сотрудничество, и в частности, в вопросах региональной безопасности. По ее словам, обсуждались также вопросы проведения экономических реформ (судя по всему, в Вашингтоне не очень хотят содержать тех, кто им препятствует), а также демократических и политических реформ.

Достаточно симптоматичный судебный процесс, показавший, как отдельные новоявленные блюстители исламистской морали не любят, когда демонстрируется их истинное лицо, завершился 17 июня в суде квартала Айн Себаа Касабланки. В тот день журналист Юсеф Джаджили, работающий на еженедельник «Аль-Ан» был приговорен условно к двум месяцам тюрьмы и штрафу в 4,5 тысячи евро (в марокканских реалиях это достаточно большая сумма) по обвинению в «клевете», поскольку он сообщил, что министр промышленности и торговли представитель исламистской ПСР Абделькадер Амара во время официальной поездки в Буркина-Фасо организовал роскошный частный ужин с алкоголем. Процесс над журналистом продолжался пять месяцев. Вердикт марокканского суда немедленно осудила международная организация «Репортеры без границ».

Как утверждалось в исковом заявлении министра, журналист опирался в своей статье на «ложные свидетельства и фальсифицированную копию счета» с тем, чтобы нанести ущерб имиджу ПСР. В ходе процесса журналист настаивал на том, что его данные соответствовали действительности. При этом адвокат журналиста отмечал, что его подопечный ничего не написал о том, употреблял ли алкоголь сам министр, поскольку никак не мог присутствовать на той вечеринке в далекой африканской стране.

21 июня МВД Испании объявило о нейтрализации в испанском анклаве Сеута на севере Марокко связанной с «Аль-Каидой» террористической организации, которая подозревалась в вербовке добровольцев для участия в джихаде в Сирии. В связи с этим делом были арестованы 8 человек – испанцев марокканского происхождения и «чистых» марокканцев. По данным испанских спецслужб, второй базой для участников группы, действовавшей по инструкциям «Аль-Каиды», был примыкающий к Сеуте марокканский город Фнидек. По тем же данным, участникам группы удалось отправить из Сеуты и из Марокко «десятки человек, в том числе несовершеннолетних». Некоторые из них уже были зафиксированы как террористы-смертники, погибшие в результате совершенных ими терактов, другие были направлены в лагеря для военной подготовки. В частности, именно один из смертников, завербованных этой группой, совершил теракт 1 июня 2012 года против базы сирийской армии Ан-Найраб близ Идлиба. Таких испанцы насчитали по меньшей мере 5 человек.

Уже день спустя глава МВД Испании Хорхе Фернандес Диас сообщил, что в общей сложности участникам группы удалось завербовать и отправить в Сирию 50 человек, в том числе «12 – из Сеуты, остальные – из Марокко». Всех участников группы вербовщиков немедленно отправили на вертолете в Мадрид, где им немедленно было предъявлено обвинение в «принадлежности к террористической организации». По данным министра, всех новоявленных джихадистов перебрасывали в Сирию через территорию Турции. В Сирии их ожидали формирования группировки «Джабхат ан-нусра», которая не скрывает своих связей с «Аль-Каидой». Он предупредил, что аналогичные группы вербовщиков действуют и в других странах Европы. Министр также предсказал возможность обострения обстановки в странах Европы после того, как навоевавшись в Сирии, эти джихадисты начнут возвращаться в страны, откуда они выехали.

24 июня испанский судебный следователь Исмаэль Морено назвал имя главаря группы – им был 39-летний Карим Абдессалям Мохаммед.

Понятно, что раскрытие этой группы – лишь верхушка айсберга. Сколько таких групп действовало и действует на территории двух королевств – сказать трудно. Зато можно вспомнить, что в свое время прежний марокканский режим – и это признано марокканскими СМИ – мягко говоря, сквозь пальцы смотрел на то, что марокканские исламисты отправлялись на джихад в Афганистан. Похоже, что история повторяется, особенно – с учетом позиции Рабата по отношению к гражданской войне в Сирии.

Главный вопрос июня – как разрешится правительственный кризис – остался открытым. Пауза, которую взял дворец, понятна. Он как всегда лавирует, и, похоже, пытается просчитать выгоды для себя как от простых перестановок в правительстве, так и от непредсказуемых досрочных парламентских выборов. В любом случае он не будет проигравшим. Более того, пауза, в течение которой у него появляется все больше аргументов для того, чтобы свалить все проблемы страны на исламистов из ПСР, ему даже выгодна. Но эта игра содержит множество рисков – ведь в стране имеется по меньшей мере несколько сил, которые никак не могут рассчитывать на участие в политической игре, но которые от этого никак не потеряли влияние на массы. Это, в первую очередь, наиболее влиятельное среди исламистских организаций, непризнанное но терпимое властями движение «Аль-Адль валь-Ихсан», а также их главнейший идеологический противник – левые, не сотрудничающие с дворцом.

44.05MB | MySQL:92 | 1,379sec