Страны ССАГЗ и российская инициатива по Сирии

Принятое закончившейся 10 сентября текущего года в саудовской Джидде 128-ой сессией Министерского совета (объединяющего министров иностранных дел – Г.К., Е.М.) Совета сотрудничества арабских государств Залива (ССАГЗ) Заявление стало первой (и, одновременно, общей) официальной позицией входящих в эту региональную организацию стран по поводу российской инициативы, связанной с передачей сирийского химического оружия под международный контроль. Ведущие арабоязычные средства массовой информации уже квалифицировали эту позицию как «сдержанную». Обращение к тексту Заявления последней сессии Министерского совета ССАГЗ дает возможность выделить ее основные положения.

ССАГЗ подчеркнул, что «сирийский кризис углубляется, что ведет к негативным последствиям для безопасности и стабильности региона». В свою очередь, внутрисирийские события в еще большей  степени, чем ранее, «обрекают братский сирийский народ на опасные нарушения прав человека, что вызвано тем, что сирийский режим использует против этого народа все виды оружия массового поражения, когда последним проявлением этого обстоятельства стала чудовищная бойня, устроенная режимом в дамасской Гуте (окружающий город оазис – Г.К., Е.М.), когда было применено запрещенное международными конвенциями химическое оружие». Министерский совет ССАГЗ вновь подчеркнул, что только «сирийский режим несет ответственность за продолжение» в Сирии «гуманитарной катастрофы», а также за его «отказ от поддержки серьезных международных усилий, направленных на решение сирийского кризиса». Считая, что режим «проводит курс уловок и проволочек ради того, чтобы продолжать политику насилия и угнетения», участники последней сессии Министерского совета ССАГЗ заявили о своей полной «поддержке международных мер, предпринимаемых ради обуздания режима, продолжающего убивать братский сирийский народ».

Из текста цитируемого Заявления вытекает, прежде всего, что страны Совета сотрудничества далеки (хотя это и не высказано ими открыто) от какой-либо поддержки российской инициативы, связанной с постановкой арсеналов сирийского химического оружия под международный контроль. Более того, представлявшие эти страны министры иностранных дел вовсе не считают, что проблема внутрисирийского кризиса связана исключительно с решением вопроса о неприменении этого оружия, — сирийский режим, по их мнению, использует против своего народа «все виды оружия массового поражения». Это означает лишь, что поддержка режимом Башара Асада высказанного российским министром иностранных дел Сергеем Лавровом предложения есть не более чем «курс уловок и проволочек», — государства ССАГЗ в этом отношении полностью солидарны с мнением Национальной коалиции оппозиционных и революционных сил (НКОРС). Наконец, что также вытекает из текста Заявления 128-ой сессии Министерского совета, в любом случае вопрос о сирийском химическом оружии вовсе не является центральным элементом сирийского кризиса. Этот центральный элемент представлен продолжающейся в Сирии «гуманитарной катастрофой», а также «ответственностью режим» за ее «продолжение». В этом контексте проблема химического оружия, как и недопущения его дальнейшего использования, может рассматриваться как, по меньшей мере, паллиативная мера, не решающая главного вопроса – отстранения от власти режима Б.Асада. Поддержка же государствами ССАГЗ «международных мер (российская инициатива в этом статусе даже не рассматривается – Г.К., Е.М.), предпринимаемых ради обуздания режима», со всей очевидностью предполагает, что для этих государств внешнее вмешательство во внутрисирийские события являются предпочтительными.

Заявления, сделанные на состоявшейся после завершения работы 128-ой сессии Министерского совета ССАГЗ пресс-конференции министром иностранных дел Бахрейна (председательствовавшего на этой сессии – Г.К., Е.М.) шейхом Халедом бен Ахмадом Аль Халифой, это в полной мере подтверждали.

Отвечая на вопрос о позиции ССАГЗ в отношении российской инициативы, глава бахрейнского внешнеполитического ведомства подчеркивал: «Все, что мы пока слышали и что называют “инициативой”, может быть резюмировано с помощью одной или двух строк. Все это касается только одного вопрос – химического оружия. Но этот вопрос не останавливает потоков крови в братской стране, не принимает во внимание сирийский народ и не освобождает его от ежедневно переживаемого им угнетения и насилия». По словам шейха Х.А.Аль Халифы, сирийский «кризис не связан только с акцией в дамасской Гуте, он длится уже два с половиной года», а потому – «не стоит терять время на уловки и проволочки». Характеризуя в целом российскую инициативу, министр иностранных дел страны, председательствовавшей на сессии в Джидде, подчеркивал: «Все, что мы пока слышали – это только заявления, которые всего лишь по-разному интерпретируются. Наша же позиция неизменна – положить конец кровопролитию в Сирии.

Конечно, государства ССАГЗ, как также подчеркивал бахрейнский министр иностранных дел, «не склоняются к выбору только военного решения кризиса». По его словам: «Мы (государства ССАГЗ – Г.К., Е.М.) – мирные государства, мы стремимся расширить зону стабильности и безопасности в регионе». Однако это вовсе не означает, что члены Совета сотрудничества готовы мириться с преступлениями против человечности: «Позиция государств Совета ясна – совершившие бойню должны подвергнуться преследованию по закону. Одним из элементов такого преследования является обращение в Международный суд в Гааге».

Вместе с тем, одним из вопросов, заданных в ходе пресс-конференции, касался того, «не опасаются ли страны Залива террористических атак в случае, если в отношении Сирии будет предпринято внешнее военное вмешательство»? Отвечая на него, шейх Х.А.Аль Халифа говорил: «Мы ничего не опасаемся. Напротив, мы полностью отдаем себе отчет в том, какие акции могут последовать и как они могут угрожать нашим государствам».

Итак, все необходимые акценты расставлены, по позиции определены. Однако на уровне прессы стран Залива точка зрения, связанная с российской инициативой, могла быть высказана в еще более резкой форме. Достаточно сослаться только на один пример – опубликованную 11 сентября 2013 г. газетой «Аш-Шарк Аль-Аусат» статью ее обозревателя (саудовца по происхождению, пишущего и во «внутренних» саудовских газетах) Машари аз-Заиди «Российский план! Ну и подарок!».

Полностью солидаризировавшись с точкой зрения НКОРС, обозреватель крупнейшего арабоязычного издания говорил, однако, о словах российского министра иностранных дел не только как о «маневре», но и как об «отравленном подарке» (арабский аналог выражения «дары данайцев» – Г.К., Е.М.), поскольку, по его словам, «едва вступив в тоннель этой инициативы Башар получил время, необходимое для исчерпания заряда международного возмущения». Это уже случилось «в связи с подобными же событиями в Холе, Хомсе и Алеппо, где женщин и детей также убивали отравляющими газами».

Означает ли это, однако, как писал в цитируемой статье Машари аз-Заиди, что «даже если режим Башара предпримет сегодня, а не через несколько месяцев, уничтожение своего химического оружия, то будет ли это означать, что более не нужно наказывать тех, кто стрелял ракетами с зарином по мирным гражданам?». Будет ли избавлены «преступники от наказания только потому, что их президент “принял” московскую инициативу»? – продолжал журналист «Аш-Шарк Аль-Аусат». Означает ли это, замечал он далее, что «запрет на использование сирийским режимом только химического оружия не распространяется на его “сосуществование” с другими видами оружия массового поражения?». Наконец, последнее и «важнейшее», в этой связи, как он считал: «Сможет ли Вашингтон и Запад, как и арабский мир, выдержать последствия ведущейся в Сирии чудовищной войны?».

51.9MB | MySQL:101 | 0,453sec